Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Способны ли чиновники отказаться от взяток (Самара)


Коррупция в России процветает. Более того, она давно стала движущей силой российской экономики. Как на это явление смотрят в Самаре?

Сергей Хазов: Самарская область, по данным исследования, проведенного фондом "Информатика для демократии" совместно с российским отделением международной организации по противодействию коррупции "Transparency International" по итогам прошлого года занимает 5 место по уровню административной коррупции в России. По оценкам социологов, коррупции подвержено от 50 до 80 процентов чиновников.

"Институт коррупции – старейший порок чиновничества", - рассказывает профессор кафедры социологии Самарского госуниверситета Евгений Молевич.

Евгений Молевич: Чиновники в России со времен первых великих князей всегда были на кормлении – официальный термин. Воевода отправлялся на кормление. И так на протяжении всей последующей истории по сегодняшний день. Страна находится в руках практически исключительно чиновничьих. Диктатура бюрократии, диктатура чиновника, как образ государственной жизни. Постольку чиновник кормится, и население не видит в этом ничего особенного.

Говорил Попов, деятель перестройки, первый мэр Москвы, предлагал даже узаконить, установить определенный процент взятки, которую чиновник обязан получить от тебя, если ты делаешь его дело. За интерес к проблемам коррупции ты немедленно пострадаешь, потому что ты затрагиваешь святая святых, покушаешься на правящий класс, на его кормление. Все этажи власти – от верхних до нижних – существуют на молчаливом согласии в том, что надо брать.

Существует международная конвенция по борьбе с коррупцией. В ней много параграфов. Россия ратифицировала часть этих параграфов, не все конвенцию, и не ратифицировала целую кучу параграфов, в том числе такой показательный, как с чиновника можно спросить – откуда у него такое различие в расходах на жизнь сравнительно с его официальными доходами. Так вот, согласно нашим порядкам, спросить нельзя, потому что мы этот пункт не ратифицировали, не допустили схватить чиновника за руку. Мы ему говорим – строй пятиэтажный дом, и мы не спросим, как ты на свои 12 тысяч их построил.

Сергей Хазов: "Стремление стать успешным, а значит – коррумпированным чиновником, объясняет высокий конкурс на факультеты вузов, где учат будущих управленцев", - продолжает социолог, профессор Евгений Молевич.

Евгений Молевич: Почему студенты... Доходит конкурс - на одно место на специальность "Государственное муниципальное управление" 600 заявлений! Потому что с обеих сторон закрепилось. Одни не сомневаются в своем праве на это, другие не сомневаются в их праве на это. Чиновник, который не берет, я таких знаю, вообще-то в Самаре чиновников, которые не брали и не берут, это не естественно, это противоестественно, вокруг них будут брать все, только в большем масштабе.

Сергей Хазов: По инициативе областной администрации и самарского центра права в губернии уже десять лет реализуется программа по противодействию коррупции. Однако ее участники отказались давать комментарий Радио Свобода.

"Чиновники не могут быть благородными и честными людьми", - говорит депутат Губернской думы Михаил Матвеев, изучавший коррупцию в самарском регионе как историк и специалист по местному самоуправлению.

Михаил Матвеев: В России отсутствуют свободные СМИ и свободный независимый суд. Исходя из этого, получается, что нет общественного контроля за работой власти. Если бы СМИ были свободны, любая утечка, которая всегда имеется вокруг такого рода каких-то дел, она бы становилась предметом гласности. И стоило бы чиновнику, попадая в суд, этот бы вопрос опять же приводил к наказанию чиновника. В наших случаях срабатывает другая система. Если ты находишься во власти, то тебя с большей вероятностью отмажут, чем в том случае, если ты являешься обычным человеком.

Сергей Хазов: "Почему чиновники упорно пытаются нажиться на своей должности?", - доктор исторических наук Михаил Матвеев продолжает…

Михаил Матвеев: Система коррупции вертикально интегрирована. Часть денег обязательно передается наверх. Это обеспечивает и круговую поруку и "крышу". Но я думаю, что в той или иной степени все чиновники, чей бизнес связан с прохождением денег, либо с выдачей разрешений, они на 99% являются взяточниками либо поневоле, либо по собственному желанию, но взяточниками.

Сергей Хазов: Тем временем данные социологических опросов показывают, что больше половины самарцев просто не доверяют властям и не верят в то, что проблему коррупции в России можно решить.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG