Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Медиа русской Америки



Александр Генис: Кризис, который переживает вся пресса мира, приобретает особенно болезненные черты в Русской Америке. Золотая пора эмигрантской периодики с ''Континентом'', ''Синтаксисом'' и ''Новым американцем'' давно кончилась, и до сих пор не понятно, что придет на смену традиционным печатным органам. Один из ответов на этот вопрос предложил нью-йоркский журналист Геннадий Кацов, открыв в Интернете новый русский портал. Сегодня Геннадий Кацов – гость ''Американского часа''. Гена, расскажите о вашем проекте.

Геннадий Кацов: Итак проект называется www.runyweb.com. Runy - это ''русский Нью-Йорк''. Это новостной портал, в котором ежедневно мы добавляем, что происходит в Америке, уже как дайджест, то есть мы берем информацию, которая есть на других порталах, но, в основном, наша самостоятельная информация. Это - жизнь в Нью-Йорке.

Александр Генис: Гена, а зачем нужен такой портал? В общем, честно говоря, и без вас хватает людей, которые могут рассказать нам новости.

Геннадий Кацов: Все дело в том, что на русском языке такого русско-американского портала нет. Были попытки это сделать, попытки неудачные, я думаю, неудачные они были в том, что не те, может быть, люди брались за это и не совсем понимали, как нужно эту задачу решить. Дело в том, что я уже создаю некое издание, в данном случае - на интернете, не в первый раз. Я был главным редактором популярного здесь журнала ''Метро'', до этого был главным редактором ''Теленедели'', еженедельника популярного, поэтому я представляю, как это сделать. Почему она нужна? Потому что здесь сейчас нет ни одной газеты, которая была бы ежедневной.

Александр Генис:
А в чем специфика этих новостей? Чем отличается новость, рассказанная русским, от новости, рассказанной американцем или кем нибудь еще?

Геннадий Кацов: Люди хотят на своем языке узнать, что происходит. Мало того, русскоязычный журналист, естественно, это по-своему подает и комментирует. Любой народ, любая нация имеет свой менталитет. Собственно, из чего складывается наше отношение, когда мы беседуем? Из того, что человек приводит какие-то цитаты, понятные всем, то есть существует некий контекст, и он понятен только носителям языка. Мало того, я хочу добавить, что по Нелсону (Nelson - организация, которая являться третейским судьей для СМИ, она создает рейтинг), самые три популярных сейчас интернет портала это ''Facebook'' - место, где люди общаются, находят друг друга, ''Wikipedia'' - место, где можно получить информацию, это, собственно говоря, энциклопедия народная, и ''You Tube'', где можно посмотреть видеоролики. Так вот, наш портал сейчас объединяет все эти три вещи. Я вообще вижу разницу между тем, что существует, когда мы говорим о газетах, о телевидении и о радио, и о том, что происходит на интернете. У нас существуют определенные игровые роли: болельщик, игрок и судья. Когда мы читаем газету, мы - болельщик, игрок - это журналист, а то, что мы судья - это мы судьи сами для себя. Если мы смотрим ток-шоу, вы можете позвонить на радио и включиться в этот разговор или позвонить на телевидение, каким-то образом дать рейтинг этой программе, то вы уже становитесь и судей, и игроком. Интернет - удивительный продукт цивилизации - он позволяет человеку существовать во всех трех ипостасях: вы и игрок, и болельщик, и судья.

Александр Генис:
Человек-оркестр. Скажите, пожалуйста, пресса русской Америки всегда ориентировалась на пожилых людей, потому что молодые переходили на английский и, в общем, аудитория всегда была у нас седая. Интернет, конечно, в первую очередь - для молодых. Что у вас с конфликтом поколений?

Геннадий Кацов: Саша, во-первых, можно посмотреть эту информацию. Сейчас Census Bureau готовится к выходу новых сообщений информационных - опрос 2010 года. Самое интересное, я был очень удивлен - сейчас самая массовая аудитория на интернете с 24 до 54 лет.

Александр Генис: Но эмигрантская аудитория всегда была гораздо более пожилой, правда?

Геннадий Кацов: Вы знаете, моему папе 83 года. Он три года назад обучился компьютеру (мы с супругой ему подарили) и теперь он, что называется, не вылезает из интернета. Он счастлив. 83 года! Я таких людей знаю множество.

Александр Генис: То есть вы рассчитываете на пожилую аудиторию и считаете, что она вполне способна освоить интернет и пользоваться им, да?

Геннадий Кацов: Если они придут, то они тоже найдут для себя что-то.

Александр Генис: Второй вопрос, вторая сложность. Если со старыми мы разобрались, то с молодыми - еще хуже, потому что молодая публика, как мы знаем, уходит в Америку. Не зря в эмиграции всегда были волны, а не поколения. Потому что молодое поколение вырастает и становится американцами, израильтянами, немцами и так далее. Мы теряем свое следующее поколение. Как быть с этим?

Геннадий Кацов:
Несколько недель назад мы с супругой были приглашены (она у меня занимается рекламой, она менеджер этого проекта) в Колумбийский университет, в русский клуб. Старше 23 лет ребят там не было. С 5-ти до 7-и была наша презентация, пришло человек 70. В 7 часов мы вышли, потом до 8-и вечера, то есть еще час, стояли в коридоре и отвечали на вопросы.

Александр Генис:
Что молодых русских, которые уже на самом деле американцы, родной язык которых уже, наверное, английский, что их может интересовать в подобной системе информации?

Геннадий Кацов: Растет количество тех людей здесь, в США, которые говорят, что они дома говорят по-русски, и их родной язык может быть при этом английским. Это удивительно. У меня, допустим, сын и дочка, им по десять с половиной лет, они говорят: ''А когда мы поедем в Россию?''. То есть эти люди, которые здесь растут, они вдруг, в какой-то момент, начинают чувствовать, что где-то есть Россия, русская культура. Они хотят знать.

Александр Генис:
Раньше такого не было, раньше был эффект третьего поколения: считалось, что внуки интересуются своими предками, но дети пытаются от них уйти. Более того, я прекрасно помню, как во времена Холодной войны, когда была война в Афганистане или сшибали корейский лайнер, дети боялись говорить по-русски и в школе пытались выдавать себя не за русских. Даже русские таксисты тогда говорили, что они - болгарские таксисты.

Геннадий Кацов: Я вам должен сказать, что здесь разный эффект. Допустим, есть такой район — Little Italy. В свое время, в конце 19-го - в начале 20-го века, туда прибыло огромное количество итальянцев. Как всегда - первый этап эмиграции, работа тяжелая и так далее, и дети не хотели себя ассоциировать с этим районом. И они выехали - кто в Бруклин, кто в Нью-Джерси. Отсюда эти огромные сообщества итальянцев в разных районах. Но в Little Italy сегодня практически итальянцы не живут. И, что интересно, теперь, в третьем или четвертом поколении, они говорят по-английски. У нас сейчас происходит другое. Я думаю, что одна из причин это современная политика, поскольку в рамках вот этой перезагрузки все больше говорят о России. Россия очень интересует СМИ. У меня телевизионная программа, одна и вторая (у меня в день полтора часа телевизионного эфира), и я в день прочитываю и просматриваю пять газет минимум. Я вам должен сказать, что огромное количество места уделяется именно России.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG