Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему кубинский диссидент предвещает перемены на Кубе?


Кубинские диссиденты

Кубинские диссиденты

Ирина Лагунина: Когда кубинского диссидента Хосе Луиса Гарсию Панека освободили из тюрьмы в июле этого года, он весил всего 48 килограммов. Он и сейчас страдает от хронической болезни кишечника. Он провел в тюрьме 7 лет, и только благодаря настояниям Католической церкви его выпустили и дали ему возможность уехать в Испанию. С кубинским диссидентом встретились мои коллеги Кортни Роуз Брукс и Гольназ Исфандари. Как Хосе Панек ощущает себя в свободном мире после того, как он всю жизнь провел в закрытом обществе, да еще и 7 лет в тюрьме?

Хосе Луис Гарсия Панек: Каждый человек рождается свободным, но не каждому позволено быть свободным. На самом деле я чувствую себя замечательно, обретя свободу, но я не могу сказать, что я счастлив или что чувствую себя победителем. То есть хоть мы и на свободе, хоть мы больше и не живем том репрессивном режиме, мне это не нравится., и поэтому у меня лично нет повода петь и веселиться и говорить, что мы всего достигли. Нас просто депортировали в другую страну, в Испанию. Но я буду продолжаться бороться за освобождение своей страны, за демократические перемены на острове.

Радио Свобода:
Из 7 лет тюремного заключения Хосе Луис Гарсия Панек провел 17 месяцев в одиночной камере. Что такое одиночная камера в кубинском варианте?

Хосе Луис Гарсия Панек: Тюремный нажим оставил на нас рубцы. Каждый момент в тюрьме был невыносим, но время, проведенное в молчании, было самым сложным. Нас помещали в изоляцию. Это система, при которой ты теряешь абсолютно все возможности социального общения. А когда ты теряешь эту связь с людьми, все начинает рушиться. Ощущение такое, что время не существует. Это уничтожает основу человеческой личности. И мне придется нести этот крест, но я в душе этим горжусь. Правда, я горжусь тем, что вынес и сделал – давления больше нет, и я не испытываю стыда, я испытываю только чувство удовлетворения. И, что еще важнее, я благодарю Бога, что я не в тюрьме, что я смог приехать в Европу не озлобленный, не отвергающий все и вся. Я приехал в Европу не потому, что ненавижу свою страну. Наоборот! Я приехал в Испанию, в Европу, для того, чтобы просить о солидарности. Я приехал в Европу для того, чтобы люди меня услышали, чтобы они узнали, через какие страдания проходят более 11 миллионов кубинцев, голос которых вот уже 51 год глушит диктатура. Вот это не изменилось – моя мечта о мирной жизни, о жизни в демократии.

Радио Свобода: Хосе Луис Гарсия Панек был арестован и осужден на 24 года тюрьмы за издание подпольного журнала. Вот как он сам сейчас вспоминает о том времени.

Хосе Луис Гарсия Панек: Мы были на виду. Мы заняли позицию в борьбе с истэблишментом. Мы стали оппозиционерами тому режиму, который правит в стране. Я был независимым журналистом и входил в группу, в ассоциацию независимых журналистов под названием "Ассоциация журналистов имени Мануэля Маркеса Стерлинга". Мы издавали журнал на территории Кубы, он так и назывался "Куба". Нам удалось издать три выпуска. Правда, когда издавался третий, нас уже арестовали. И это – единственная причина, по которой нас отправили в тюрьму: мы просто были в оппозиции к режиму.

Радио Свобода: Вы провели всю жизнь на Кубе, где продукты питания выдаются по карточкам, где все нормировано. Какое впечатление произвела на вас Испания?

Хосе Луис Гарсия Панек: Когда мы первый раз пошли в магазин, я был в шоке. Давайте я приведу вам один пример. Представьте себе, мы подошли к ряду полок, на которых стояли молочные продукты, и я должен был выбрать, что я хочу. И мне пришлось выбирать из десяти разных сортов молока. На Кубе такой проблемы нет. На Кубе производится только один вид молока – в бутылках. И когда дети достигают возраста 7 лет, они перестают получать это молоко. А тут мне пришлось выбирать – жирное, полужирное, соевое, бог знает, какое – просто невыносимо! Знаете, кубинцы любят рис. Рис входит в рацион питания. Один и тот же рис, два раза в сутки, на обед и на ужин. Это на Кубе. А здесь мне пришлось разглядывать 15 или 20 сортов риса, и я говорил себе – может, этот, а может, вот этот? На Кубе нет такой проблемы. На Кубе рис различается по категории крупный и мелкий, разваристый или нет, местного производства или привезенный из Китая. А здесь все намного более сложно. Здесь надо выбирать из различных сортов. Откровенно говоря, когда я закончил покупку продуктов, у меня разболелась голова и я сказал своему сопровождающему: все, я закончил, потому что просто больше не хочу выбирать продукты. И я вообще перестал ходить в магазины. Просто не хожу. Честно говоря, мне это больно.

Радио Свобода:
Кубинское правительство недавно решило уволить полмиллиона государственных служащих, чтобы сократить расходы и реструктурировать экономику так, чтобы люди могли работать в частном секторе. Что вы думаете по поводу этого шага правительства?

Хосе Луис Гарсия Панек: Стыдно, просто стыдно. И это после 51 года режима, который говорил, что предоставляет людям более миллиона рабочих мест. На самом деле государство – единственный работодатель в стране. Работодатель и судья. И если один человек не получит зарплату, то на самом деле это четыре человека остались без средств к существованию. Потому что один работающий делит свой заработок с четырьмя людьми. А поэтому никто не работает, никто ничего не производит, производительность на нуле. У нас есть поговорка, что правительство делает, что оно нам платит, а мы делаем вид, что мы работаем. Кубинец идет на работу только для того, чтобы посмотреть, а нельзя ли там чего своровать? Но такие увольнения периодически происходят во времена кризиса. Они это делают не в первый раз, и не первый раз они выбрасывают на улицы профессиональный бюрократический аппарат.

Радио Свобода: С тех пор, как к власти пришел Рауль Кастро, хоть какие-то перемены произошли?

Хосе Луис Гарсия Панек: Это очень сложная ситуация. Нелегко, когда старый диктатор еще жив, а уже есть его преемник. Рауль Кастро еще не настоящий президент, а Фидель Кастро уже не правитель. И это порождает тоталитарную систему, которая управляется коммунистической партией. А поддерживает ее система, которая распространяет только ту информацию, которая выгодна с точки зрения государственных интересов и безопасности. Не забывайте, что на Кубе царит страх, это хроническое состояние, которое длится уже 51 год. Нет ни одного кубинца, который не чувствовал бы полицейского за своей спиной, даже здесь, в Испании. Я вижу их, я чувствую, что они здесь, и пройдут годы, пока мы научимся не оглядываться по сторонам перед тем, как что-то сказать, потому что нам страшно.

Ирина Лагунина:
И все же Хосе Луис Гарсия Панек говорит, что перемены на Кубе неизбежны. Единственное, чего он не берется предсказать, это когда они произойдут. С кубинским диссидентом встретились мои коллеги Кортни Роуз Брукс и Гольназ Исфандари.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG