Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Жили-были дядя и тетя. Все у них было очень и очень хорошо и прекрасно, но не хватало одной вещи... ой, простите. Не хватало им только наследника. Сладкого карапуза-здоровяка, гордость отца, счастье матери. Ну и так как по каким-то там техническим причинам у самих у них не получалось ребеночка выносить и родить, то они реши воспользоваться благами цивилизации, т.е. ЭКО и услугами суррогатной матери. Благо с деньгами у дяди и тети все в ажуре.

Прошло 9 месяцев и на свет появился мальчик. Вот только не был он похож на сладкого карапуза, наследника, гордость отца и счастье матери. Бракованный он оказался - больной и несчастный.

Горевать не стали, конечно же. А чего горевать-то? Они заказывали одно, им пытаются втюхать совсем другое, все просто - контракт не выполнен, отношения разорваны. В общем дядя и тетя брать у суррогатной матери этот брак не стали, ну а та - ей он тоже "nothing pesonal, only busines".

Так и стал Антон ничейным ребенком - гадким утенком.

Тут бы и сказочке конец, но как-то увидела фото Антона на сайте ФБД одна девушка. И не смогла забыть. Обратилась она тогда к волонтерам с сайта Отказники, а те - нашли Антона в одной из подмосковных больниц. Нашли его в плачевном состоянии, ибо тот, кто не нужен родителям - кому он еще может быть нужен?

У Антона - очень редкое генетическое заболевание, коим его наградили его мама и папа (может они того и не знают, но это - только их засуга) - повышенная хрупкость кожного покрова снаружи и внутри. Любая травма, независимо от того, насколько незначительной она кажется, может стать причиной появления на коже трещин и пузырей. Кожа постоянно покрыта ссадинами и пузырями, образующими множество открытых ран, требующих ежедневной обработки и перевязки. Раны бывают как небольшими и быстро заживающими, как и обширными, хронически инфицированными, заживающими очень медленно или не заживающими вообще. Даже обычное глотание пищи или ношение одежды может вызывать болезненные поражения кожи. В настоящее время болезнь неизлечима. Поддерживающий уход включает ежедневную обработку раневых поверхностей, наложение повязок, и, по необходимости, обезболивание. Необходим очень тщательный уход, аналогичный уходу за ожоговыми больными.

Несмотря на то, что болезнь неизлечима, своевременное вмешательство позволяет избежать многих осложнений или уменьшить их степень тяжести. Волонтеры приглашали уже к Антону профессора из Института Короленко, и она сказала, что такие дети рождаются редко, но они есть. За время ее практики с 1950-х годов по сегодняшний день у нее было только 20 больных с таким диагнозом. Судьба сложилась по-разному у каждого. Но сложилась. Кто-то создал семью, родил детей, окончил институт и работает. То есть все больные живут. Но у них есть семьи. Семьи, которые доставали за границей для них лекарства, семьи, которые вывозили их несколько раз в год на море (так как оказывается морской климат очень помогает заживлению ран), семьи, которые любили их и не оставляли.

У Антона пока нет семьи. Но у него уже есть куратор по имени Зарема. Вот что она о нем пишет: Он такой хорошенький! Глаза умные! Симпатичный. Улыбается. Конечно отстает в развитии, но при такой болезни не удивительно. Но и врач, и профессор в один голос сказали, что интеллект и психика сохранены, тем более при таких генах хороших.

Сейчас у Антона есть все необходимое. Новости о нем, о его нуждах можно узнавать в его темке на Отказниках.

Если хотите, можете перевести денег для Антона на счета фонда "Отказники" с обязательным указанием "для Антона А. январь 2010 г.", а после отписаться на почту finans@otkazniki.ru о перечислении средств для Антона (чтоб деньги не потерялись)

НО САМОЕ ГЛАВНОЕ, ЧТО НУЖНО АНТОНУ - ЭТО ЛЮБОВЬ РОДИТЕЛЕЙ! ЭТО ДОЛЖНЫ БЫТЬ ОЧЕНЬ СМЕЛЫЕ И СИЛЬНЫЕ ЛЮДИ, УМЕЮЩИЕ ЛЮБИТЬ И НЕ УМЕЮЩИЕ ПРЕДАВАТЬ, ГОТОВЫЕ ПРЕОДОЛЕТЬ ВМЕСТЕ С АНТОНОМ ПЕРВЫЕ НЕЛЕГКИЕ ГОДЫ.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG