Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Политолог Владимир Прибыловский – о программной речи мэра Москвы Сергея Собянина


Владимир Прибыловский

Владимир Прибыловский

Мосгордума на внеочередном заседании 21 октября утвердила Сергея Собянина на посту столичного градоначальника. Выступая перед депутатами, Собянин рассказал, какие из волнующих москвичей проблем он собирается решать в первую очередь. Последуют ли за многообещающими заявлениями конкретные действия?

– В речи Собянина был один обнадеживающий момент, – отмечает в интервью Радио Свобода политолог Владимир Прибыловский. – Новый мэр заявил, что не собирается придерживаться прежнего, принятого при Лужкове Генерального плана развития Москвы и что этот Генплан нужно пересмотреть. Против Генплана боролись все сторонники сохранения памятников Москвы, сохранения московской природы. То, что Собянин посвятил значительную часть своего выступления этому вопросу и обещал Генплан пересмотреть, радует. Насколько будет выполняться обещание? Посмотрим. К тому же ведь Генплан можно пересмотреть и в худшую сторону – хотя, кажется, ухудшить его уже трудно.

– Собяниным были также сделаны заявление о борьбе с коррупцией, о том, что городу нужна более открытая и эффективная система управления… Стоит ли, по-вашему, ожидать в ближайшем будущем каких-то изменений в этой сфере?

– Не сомневаюсь, что такие заявления будут делаться и дальше. Я даже не сомневаюсь, что Собянин будет бороться с коррупционерами (не с коррупцией, а именно с коррупционерами). В результате одних коррупционеров заменят другие. Потому что единственный более-менее эффективный способ борьбы с коррупцией – демократия. И даже в этом случае полностью коррупция не побеждается, однако она, по крайней мере, ставится под контроль народа.

– Собянин сказал, что Москва в последние годы стала развиваться медленнее. Согласны вы с такой оценкой? Как вы думаете, новому мэру удастся ускорить развитие столицы?

– При Лужкове Москва развивалась, можно сказать, быстро. Но, к сожалению, развивалась по всем порочным направлениям, какие только возможны. Лужков был волюнтаристом и ничем, кроме своих представлений, не руководствовался. Поскольку Собянин демонстрирует способность прислушиваться к советам, то, может быть, что-то и будет улучшено. Но нужно иметь в виду, что не избранный, а назначенный сверху мэр, зависящий от "вышестоящего начальства", а не от народа, в общем, ограничен в возможности серьезных реформ.

– Собянин заявил, что не будет сразу же менять управленческую команду в столичном правительстве, и вместе с тем обещает бороться с коррупцией, делать систему управления более открытой. Возможно ли совместить одно с другим?

– Чаще всего так и делается: кадровые изменения происходят более-менее постепенно. Я лично ожидаю почти полной смены правительства, включая префектов, в течение ближайшего года или даже двух. Думаю, примерно половина правительства сменится в первый год, остальные – во второй. Останутся какие-то считанные особо ценные специалисты.

– А каких людей, по-вашему, будет приводить Собянин, откуда?

– Ну, во-первых, Собянин, скорее всего, приведет из аппарата правительства на должность руководителя аппарата мэрии Анастасию Ракову – это человек, который за ним везде ходит со времен Ханты-Мансийской думы. Кроме того, у него довольно много знакомых в Москве, среди депутатов, бывших депутатов Госдумы, со времен середины-второй половины 90-х, когда он в качестве председателя Ханты-Мансийской думы был членом Совета Федерации, старого, дореформенного. В Совете Федерации Собянин возглавлял комитет по законодательству, он очень много времени проводил тогда в Москве, был одним из немногих членов тогдашнего Совета Федерации, которые больше внимания обращали на работу в Совете Федерации, чем на работу в своем регионе. У него была договоренность с губернатором, санкционировавшим именно такие приоритеты. Люди, с которыми Собянин тогда контактировал, – московские или из провинции, но совершенно не обязательно из Тюмени или Ханты-Мансийского округа. Вот кого-то из этих людей он может привлечь на работу.

Возможно, кто-то будет и из Тюмени. Перебравшись в Москву, начав работать в Администрации президента, из Тюмени Собянин привез практически только Ракову. Может быть, ему тогда не дали взять на работу других тюменцев: говорят, Игорь Сечин воспрепятствовал переселению тюменских чиновников в Кремлевскую администрацию... А с ханты-мансийскими коллегами Собянин поссорился после того, как стал тюменским губернатором и отказался проводить сепаратистскую политику "северной" элиты. Поэтому не думаю, что кого-то из Ханты-Мансийска он теперь призовет на работу в московском правительстве. А вот из нефтяников – вполне возможно. У него в основном в ТНК давние связи – в нынешней ТНК-ВР.

– Выступая перед депутатами Московской городской думы, Сергей Собянин назвал бюджетную политику прежних городских властей тупиковой и пообещал провести анализ городского бюджета. Стоит ли тут ожидать каких-то изменений?

– Это второй пункт речи Собянина, после заявления о Генплане, который кажется мне интересным. Но в случае с Генпланом все, что начальство будет делать, будет заметно сразу: через несколько месяцев мы убедимся, изменяет новый мэр Генплан или не изменяет, изменилась ли строительная политика или нет, и если изменилась, в лучшую или в худшую сторону – буквально в течение нескольких месяцев мы это сможем оценить. А что касается бюджетной политики – там все более сложно, там разбираться долго. Конечно, хорошо, что новый мэр об этом сказал. Но мы в ближайшее время мы не поймем, выполняет он эти обещания или нет.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG