Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Российские футбольные болельщики стали проблемой для общества. 20-летие победы российского молодежного футбола. Теннисный турнир St. Petersburg Open теряет зрителей и спонсоров. Эти темы поднимают блогеры, пишущие о спорте в России.

Блогер "Пять-три-два" на сайте Sports.Ru изучает российских болельщиков.

Московское метро. На одном эскалаторе едет компания из пяти человек, поклонники очень популярного московского футбольного клуба. Не очень трезвые, скандируют не очень пристойные речёвки. Стоящий вокруг народ смущенно отворачивается. И вдруг со встречного эскалатора вполне приличный гражданин лет 35 выдаёт: "Ублюдки! Сегодня ваш убогий клуб..." В общем, совершат с ним насильственное действие сексуального характера.

Опешившая на миг молодёжь отвечает очередной непристойностью...

Обычная ситуация в метро в день матча одной из популярных московских команд.

А если вдуматься – отвратительно. С одной стороны – невоспитанные хамы, не умеющие себя вести в обществе, с другой – неадекват в зрелом возрасте. Причём все они причисляют себя к футбольным болельщикам.

Я тут ещё не самый яркий пример привёл. Культура поведения болельщиков в общественных местах и их взаимоотношений друг с другом – это нечто за гранью добра и зла.

Собственно, даже упоминание слова "культура" тут абсолютно ни к месту. Хамство и бескультурье, заправленное ненавистью и нетерпимостью к людям, не разделяющим твоих пристрастий – этот салат и есть собирательный портрет современного российского футбольного болельщика.

А ведь так у нас было не всегда. Поколение назад болельщик был иной. Люди собирались в Москве у стадиона "Динамо", чтобы поспорить, обсудить матчи, игроков, перспективы новичков.

Знания у тех болельщиков были – сегодняшний спортивный корреспондент удавится от зависти. Как-то разговаривал с одним поклонником футбола, ходившим на матчи с 1948 года. Так он мог в подробностях вспомнить перипетии матчей тридцатилетней давности, кто как сыграл, какое было судейство. Конечно, в речь этого болельщика вплетался матерок, но он ни разу не сказал ничего оскорбительного об игроках команды, являющейся вечным оппонентом его любимого клуба. Тогда это было не принято.

Да, было соперничество, были горячие споры. Однако компания, состоявшая из болельщиков армейцев, динамовцев, торпедовцев, спартаковцев могла вместе пойти на матч, не разбиваясь на группы и не беря друг друга за горло.
Когда оскорбляется память великого футболиста только потому, что он когда-то играл за клуб, который "отморозки" ненавидят – это за гранью добра и зла

То соперничество – оно оставалось в рамках человеческих норм. Не забывали люди, что футбол – это только игра, и самые большие страсти гасятся за пределами арены. Неадекваты были и тогда – а куда ж без них. Вот только не определяли они, если хотите, лицо эпохи.

Лицо российского болельщика начала 21-го века – глава ВОБ Шпрыгин. Ну, если у нашего боления такое лицо, то от всего остального организма ничего хорошего ждать не приходится. Потому что если авангард российских болельщиков – это люди, прославившиеся безудержным пьянством и злостным хулиганством, то ни к чему хорошему этот авангард не приведёт.

Мы почему-то легко и непринуждённо умеем копировать на Западе исключительно всевозможную дрянь, а не что-то полезное. Пришедшая оттуда традиция не просто боления против соперника, а идеологического противостояния, замешанного на стычках, упала на русскую мутную почву начала 90-х и дала блестящие всходы.

Те, кто начинал так называемый "фанатизм" ещё в Союзе, сегодня откровенно признаются, что их последователи пугают своей "отмороженностью" и жестокостью. Подросток, приходя сегодня на футбол, сразу втягивается в противостояние: "Ты или с нами, или против нас!" Новичок сразу должен усвоить что его враг – "кони" ("мясо", "бомжи" и т.д.)

Почему, собственно, те, кто болеет за другой клуб – враги? "Да потому что они уроды".

В такие игры сложно втянуть человека взрослого, но подростковый максимализм легко принимает чёрно-белую систему мира.

И вот тут выясняется, что враги – они не только на стадионе. Враги – они и в жизни. Оказывается, их нужно ловить на станциях метро, в лесопарках, везде, где только можно, и всячески отравлять им жизнь.

Это и есть твоё остаивание интересов любимого клуба. А потом оказывается, что и футбол не первичен, и это лишь место сбора "паствы", а как там сыграли "тупые кумиры" – это вообще дело десятое. Главное – верность принципам, и ненависть к врагам.

Когда колонна таких вьюношей в масках проходит по чужому городу с транспарантом "Смерть врагам!", возникает вопрос: а при чём тут вообще футбол?

Когда игроку команды объединение фанатов угрожает за то, что он поменялся майкой не с тем, с кем надо, или за то, что он посмел поужинать в ресторане с коллегой из клуба-соперника, становится понятно, что это уже не боление, а что-то другое.

Когда оскорбляется память великого футболиста только потому, что он когда-то играл за клуб, который "отморозки" ненавидят – это за гранью добра и зла.

А журналисты, да и сами футболисты, вроде бы адекватные люди, зачастую начинают закуривать на бочке с порохом. И про непримиримость оппонентов напомнят, и из анналов истории извлекут про "ух, "Динамо" проклятое", да ещё поделятся откровениями уважаемого игрока, что-де истинный игрок клуба такого-то не в жисть не перейдёт в клуб такой-то.

В советский период пресса без устали использовала штамп "друзья-соперники", и всячески подчёркивала, что после игры победители и побеждённые счастливы вместе и рвутся на совместное дружеское чаепитие. Иной подход тогда считался уделом "западных профессионалов, современных гладиаторов в мире наживы". Конечно, не гоняли чаи в ту пору спартаковцы и армейцы после матчей. Однако СМИ неуклонно посылали сигнал: футбол – спортивная игра, и после игры все распри исчезают, как дым.

Сегодня остужать горячие головы никто не хочет – наоборот, дровишек норовят в огонь подкинуть. И вот в итоге пишет посетитель сайта "атмосфера ненависти на футболе – это нормально".

Да нет, друзья, это ненормально. И указание на то, что там, "у них", тоже так, не работает. Когда "там" эта ненависть вышла из-под контроля, случился "Эйзель", очень дорого стоивший футбольной Англии.

Ненавидеть человека только за то, что ему нравятся не те 11 футболистов, что тебе – это сектанство. Когда некий человек сообщает, что его клуб – это религия, а все остальные – неверные, ему срочно надо вызывать "скорую помощь".

На стадионах России продолжает царствовать культ ненависти и вражды. Этот культ гонит от себя нормальных людей, любящих футбол. Этот культ требует жертв – они уже были и они ещё будут.

Заигрывание с этим культом приведёт однажды к большой катастрофе для всего отечественного футбола.

* * *

Юрий Розанов в блоге на сайте издания "Спорт день за днем" отмечает 20-летие последней победы российского молодежного футбола.
Мы были абсолютно спокойны за свое футбольное завтра... А оно потом взяло и кончилось

В этом году исполняется именно двадцать лет с момента нашей последней большой футбольной победы. Безоговорочной победы молодежной футбольной сборной на чемпионате Европы. Еремин, Сидельников, Чернышов, Поздняков, Добровольский, Шалимов, Мостовой, Шматоваленко, Пятницкий, Кобелев, Колыванов, Юран, Кирьяков, Писарев... Далеко уже не двадцатитрехлетний Баль в роли капитана... Спроси меня сейчас: "А кто конкретно играл в финале против югов?" Я и не отвечу...

Там игроков было на полтора состава экстра-класса. Уехал Баль за рубеж – ну и уехал, добрались до титула и без него. И без любого другого тоже добрались бы... Мы были веселы, счастливы и талантливы. Говорю "мы", имея в виду нас всех. И когда не баловавшее нас обилием трансляций молодежки центральное телевидение показало нам первый финальный матч из Сараево — я искренне удивлялся: "И что вы там трубили про Шукера и Ярни?" Будто это я сам забивал там. Ощущение могущества было не этакое русско-имперское (хотя и это тоже было, чего скрывать, вспоминайте: за два года до этого мы были вторыми на взрослой Европе и выиграли Олимпиаду), а – молодое. Когда трех часов сна тебе хватает, когда ты остроумен, смел, с любым выйдешь один на один, не задумываясь о послед¬ствиях...

Те, кому нынче третий десяток, могут мне не поверить. Но тогда успех молодежки не стал общенациональным событием. Настолько мы были богаты успехами, настолько "целились" в подобный успех "первой". Мы были абсолютно спокойны за свое футбольное завтра... А оно потом взяло и кончилось. Не сразу, не вдруг. По крупицам как-то... Гибель Миши Еремина, проигрыш шотландцам в 92-м... Потом, в 94-м – письмо "отказников", скомкавшее нашу подготовку к чемпионату мира в Америке... Где шведская сборная с Томасом Бролином "уходила" нас так же примерно, как мы ее за четыре года до того. В полуфинале того молодежного... С тем же Томасом Бролином.

Я не помню точно, когда это поколение футболистов стали называть потерянным. "До кориандровой или после?" – спросил бы герой Венички Ерофеева. Так и я не помню: сразу после ЧМ-94? Или чуть позже? В 96-м? Когда эти ребята составляли костяк первой сборной на Евро в Англии? Да, свезло им с группой как утопленникам: оба будущих финалиста плюс итальянцы! Не помню, когда именно это произошло... Но факт – теперь иначе их и не зовут.

И нет в словах "потерянное поколение" никакого намека на лузерство. А сожаление одно. Знаете, почему? Да потому, что это поколение – все мы. Ничего себе: Мостовой – потерянное поколение? Или Добровольский с Колывановым? Мы сожалеем о том, что ОНИ не выиграли то, что МЫ считали почти обязательным. С такими-то талантами – куда уйдет от нас? "Мы" и "они" сливались. Мы были заодно. Можно сколько угодно говорить о том, что "такое количество талантов враз каждый год рождаться не может, даже в Бразилии". Не может, да. Но главное – мы были тогда едины. Болельщики (смотревшие тогда хорошо если десять процентов от того, что можно смотреть теперь) и игроки. "Как искренне любили, как верили в себя". И в них тоже. Это ощущение во мне живо до сих пор. И мне оно дороже даже так и не случившейся победы. Это как, знаете, влюбленность без взаимности. Проходит двадцать лет. Ну и что важней? То, что ты был влюблен или то, ответили тебе или нет? Так и здесь. И за то, что это чувство до сих пор живо, – я был и буду благодарен каждому из той команды. И, конечно, Владимиру Радионову.

Нам сейчас не футболистов не хватает (хотя и их тоже). Нам не организации дела не хватает сейчас (хотя и ее тоже). Нам не хватает того единения, того полета, который излучался тогда. Сборная сборной. Но когда в московском "Динамо" Эдуард Малафеев построил игру на в общем-то сопливых еще Колыванове, Кобелеве, Добровольском и Кирьякове – а они взяли да бросили вызов самому Киеву и стояли в паре минут от победы в чемпионате, — это смотрелось не авантюрой. А нормальным (хотя и не повседневным, согласен) для ТОЙ поры делом.

Нам не хватает БЕСКОРЫСТНОЙ любви. Как тогда. Время торга заставляет любить только победителей. И мы платим за это. Двадцать лет. Сколько еще платить? Бог весть... Но это и от нас зависит тоже, правда?

* * *

Совсем скоро стартует 16-й международный теннисный турнир St. Petersburg Open – напоминает блогер сайта Sports.Ru "Плавленый сырок". И без того донельзя скромный состав участников может стать слабейшим за все годы – Михаил Южный из-за вирусной инфекции может пропустить соревнование. Почему турнир, получивший в 1999 году награду в номинации "Зрительский интерес", рискует этот интерес вовсе утратить? Начнем издалека.
Стратегический менеджмент и маркетинг как бы растет и ширится, а на состав участников без слез взглянуть невозможно

Давайте поближе познакомимся с президентом компании "Открытый Санкт-Петербург. Спортивный менеджмент и маркетинг", директором турнира Михаилом Рыдником. Предложение заняться организацией теннисного турнира поступило ему в 1998 году – от брата. Предложение он принял и тут же приступил к работе. Причем, небезуспешно. На турнир приезжали такие звезды, как Андре Агасси, Марат Сафин, Густаво Куэртэн и др. Вскоре Рыдника стали называть "лучшим спортивным менеджером города" и "бизнесменом новой формации".

Портрет бизнесмена новой формации в современной России можно изобразить парой штрихов. Штрих первый: Михаил Рыдник – глава Фонда развития спорта Петербурга. В 2005 году губернатор Матвиенко "попросила" 100 крупнейших предприятий города помочь развитию спорта. "Силком никого тянуть не будем", – сказал Рыдник. Размер фонда в 2006 году составил 15 миллионов долларов. Деятельность фонда направлена в том числе на проведение крупных международных соревнований. Ну и штрих второй: наше время, год 2010, Валентина Матвиенко снова вежливо попросила бизнес скинуться, на этот раз на стипендию спортсменам. Дело хорошее, 66 миллионов рублей в год пойдут на нужды спортсменов и тренеров. Примечателен был комментарий Михаила Рыдника: "Валентина Ивановна сделала достаточно серьезные предложения нашему бизнесу. Как отреагировали бизнесмены? Думаю что, так, как любой бы отреагировал на просьбу губернатора". Надеюсь, теперь стало понятно, что такое "бизнесмен новой формации".

В начале и середине нулевых Рыдник не скупился на "стартовые" и приглашал звезд – это было частью позиционирования турнира: нужно тратиться настолько, насколько позволяет бюджет. А бюджет позволял: генеральным спонсором был "Газпром". К тому же, турнир традиционно проходит под патронажем губернатора Матвиенко, что – рискну предположить – тоже не самым плачевным образом отражается на бюджете турнира.

Однако с каждым годом состав турнира становился слабее. До сих пор в памяти слова Марата Сафина "Я даже со стула за эти деньги не встану" в ответ на скромное финансовое предложение Рыдника. Игорь Андреев тоже покушается на кусок денежного пирога? Отказать. Приглашать за деньги игрока уровня Вердаско? "Незачем, а то без денег сюда вообще никто не приедет", – был ответ (2008 год). Прошло всего два года, а предсказание уже сбылось: в этом году действительно никому денег не заплатили.

При этом Михаил Рыдник каждый год с каким-то завидным упорством повторяет, что велись переговоры с Федерером, Надалем, Марреем, Роддиком. Однако турниру пока не хватает средств, чтобы их пригласить. "Зачем тогда вести переговоры, если бюджет не позволяет?" – резонно заметите вы. Но давайте успокоимся и вспомним Довлатова: "Бескорыстное вранье – это не ложь, это поэзия".

До сих пор остается непонятным, почему произошло такое резкое изменение в политике турнира. Что, у турнира кончились деньги? Михаил Рыдник писал, что по прогнозам специалистов, объем рынка спортивного спонсорства в России к 2010 году должен превысить 12 млрд. руб. Генеральный спонсор турнира – по-прежнему "Газпром", Валентина Матвиенко до сих пор периодически играет в теннис (что, по словам Рыдника, резко увеличивает посещаемость vip-трибуны). Более того, на днях прошло подписание контракта с "Пежо" (правда, победителю не суждено прокатиться на французском авто). В общем, турнир благодаря компании "Открытый Санкт-Петербург. Стратегический менеджмент и маркетинг как бы растет и ширится, а на состав участников без слез взглянуть невозможно. Вот такая убедительная, в рамках отдельно взятого теннисного турнира, победа маркетинга над здравым смыслом.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG