Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Европа ужесточает контроль над госрасходами


Ирина Лагунина: Министры финансов Европейского союза одобрили на этой неделе пакет мер, направленных на ужесточение санкций к тем странам, правительства которых превысят предельно допустимые в ЕС нормы государственных расходов и накопленного долга. Помимо крупных штрафов, речь может идти, в частности, и о временном лишении страны права голоса в Европейском союзе.
Подробнее об этом – в материале Сергея Сенинского...

Сергей Сенинский:
... В соглашениях о единой европейской финансовой политике содержатся два ключевых требования: дефицит государственного бюджета той или иной страны не должен превышать 3% объема национальной экономики, а накопленный государством долг – 60% ВВП.
О более жестких, чем до сих пор, санкциях в отношении стран, нарушающих эти общеевропейские требования, и шла речь на последней встрече министров финансов.
Но сегодня из 27 стран Европейского союза нормативу по государственному долгу соответствуют лишь 12 стран, в основном, кстати, Центральной и Восточной Европы. А удерживают дефицит бюджета на уровнях ниже 3% ВВП – менее четверти стран ЕС.
Нынешний Пакт финансовой стабильности в Евросоюзе уже подразумевает некий "квазиавтоматический" процесс введения санкций в отношении стран, нарушивших его требования. Из Франкфурта-на-Майне – сотрудник исследовательского отдела Deutsche Bank Николаус Хайнен:

Николаус Хайнен: Прежде всего, само слово "квазиавтоматически" отражает идею Еврокомиссии о том, что санкции в отношении стран-нарушителей должны вводиться почти автоматически. Но реально санкции в будущем могут быть введены лишь после того, как комиссия представит свои рекомендации на рассмотрение министров финансов стран ЕС. И, если у них не будет возражений, санкции вступают в силу. То есть "автоматическими" эти санкции можно назвать лишь условно.
Однако на последней встрече канцлера Германии и президента Франции было решено этот термин больше не использовать, а согласиться с тем, что санкции могут быть введены только после соответствующего решения совета министров ЕС. И на первый взгляд может показаться, что из-за позиции Франции все остается по-старому.
Тем не менее, Германии удалось добиться некоторых уступок в части ужесточения санкций. Так, например, возможности в принципе временно, на несколько месяцев, лишать страну, нарушившую требования Пакта финансовой стабильности, права голоса в Европейском союзе. Причем – при обсуждении самых разных вопросов экономической политики. Такие меры могут весьма болезненно отразиться на имидже правительства страны.
И, на мой взгляд, независимо от самого механизма введения санкций – автоматически или полуавтоматически, лишение страны права голоса, как средство нажима на нее, будет более эффективным, чем денежные штрафы...

Сергей Сенинский: Этот самый механизм в 2003 году фактически игнорировали, когда Германия и Франция, две крупнейших страны еврозоны, сами нарушившие его фискальные требования, не понесли никакого наказания. Что уж говорить о других, менее крупных странах.
В нынешних предложениях о новых санкциях – содержатся ли какие-то новые меры, которые позволили бы сделать менее вероятным сам "уход от ответственности" – какие бы причины для этого ни назывались? Из Киля – сотрудник немецкого Института мировой экономики профессор Йоахим Шайде:

Йоахим Шайде: Я думаю, что и тогда новые санкции вряд ли могли бы предотвратить случившееся и позволить каким-то образом привлечь нарушителей к ответственности. Ведь все зависит от желания и воли соответствующих стран.
Могу предположить, например, что Франция никогда не допустит, чтобы экономические санкции были применены по отношению к Германии, и, наоборот, Германия не поддержит наказание Франции за нарушение финансовой дисциплины. Да и вряд ли такие меры будут поддержаны большинством министров стран ЕС.
Думаю, что и в будущем ситуация не изменится, если не возникнет что-то из ряда вон выходящее. Но даже тогда возможны некие закулисные переговоры, поиски компромиссов и оговорок - мол, страна проявляет добрую волю исправиться, сожалеет о содеянном, поэтому давайте не прибегать к санкциям...

Сергей Сенинский: В ходе обсуждения нынешних предложений такие страны как Германия или Нидерланды с самого начала выступали за автоматическое введение санкций в отношении стран-нарушителей. Франция и Италия были против и предлагали более мягкие варианты.
В итоге сошлись на 6-месячном "испытательном сроке", в течение которого страна обязана принять некие решительные меры по сокращению дефицита или долга. А если так и не примет, ей предъявят штраф на сумму равную 0,2% годового объема ее экономики.
Но прежде - большинство других стран ЕС должны еще одобрить применение санкций в отношении страны-нарушителя. То есть фактически главное решение принимается на политическом уровне, а не экономическом. Николаус Хайнен, Deutsche Bank:

Николаус Хайнен: Безусловно, такая процедура переводит проблему из экономической плоскости в политическую. Но ведь и вся конструкция Пакта финансовой стабильности имеет политическую подоплеку!.. Хотя теперь уже огромное значение имеет и то, как финансовые рынки оценивают положение в экономике той или иной страны. Стоимость новых заимствований для нее на этих рынках может стремительно возрасти...
На мой взгляд, решение сократить "испытательный срок" для стран-нарушителей с нынешних 16 месяцев до 6-ти – уже само по себе является довольно жесткой мерой давления, помимо последующего штрафа.
Хотя, с другой стороны, а судьи-то кто?!. Во всей еврозоне нет ни одной страны, за исключением Люксембурга, которая так или иначе не нарушала бы требований Пакта финансовой стабильности! И получается, что нарушители судят нарушителей...
Но все же я смотрю на перемены не столь пессимистично. Кстати, уточню по поводу денежного штрафа. Предлагаемая схема такова: страна-нарушитель переводит соответствующую сумму в Брюссель, где она и храниться как беспроцентный вклад. Но если страна в течение 6 месяцев примет эффективные меры по сокращению дефицита бюджета или государственного долга, то она получит деньги обратно. В противном случае спустя они действительно будут изъяты в виде штрафа.
На мой взгляд, такое давление на политиков, зависящих от избирателей своей страны, будет гораздо более эффективным, чем длительные процедуры, которые предусматривались прежними правилами...

Сергей Сенинский: Йоахим Шайде, сотрудник Института мировой экономики, город Киль:

Йоахим Шайде: В том-то и дело, что и в прошлом принятие решений на политическом уровне фактически сводило на нет саму идею Пакта финансовой стабильности ЕС. Все зависело в конце концов от решения совета министров стран Евросоюза.
Поэтому целесообразнее, на мой взгляд, принимать решения на уровне какой-то одной независимой комиссии, будь это даже нынешняя Европейская комиссия. А если решения и впредь будут приниматься на политическом уровне, это не позволит применять жесткие санкции в отношении стран-нарушителей.
В целом я весьма пессимистически оцениваю перспективы более жесткой бюджетной дисциплины в ЕС и возможностей привлечения ее нарушителей к ответственности. Вряд ли Евросоюз сможет когда-либо реализовать на практике намеченные сегодня на бумаге санкции.
И, пожалуй, более разумным было бы создание механизма объявления банкротом и выхода из ЕС той страны, которая не в состоянии контролировать собственные финансы и бюджет...

Сергей Сенинский: Представим, что будущий механизм санкций уже существовал бы несколько лет. На ваш взгляд, мог бы он предотвратить недавний долговой кризис в Греции – в том виде, в каком он случился?

Йоахим Шайде: Конечно, ситуация с Грецией весьма прискорбна, но, увы, даже новые правила, как мне представляется, вряд ли что-то изменили бы. Ведь тот, кто намерен фальсифицировать собственную статистику, всегда будет иметь такую возможность.
Другое дело, если бы выявление умышленной фальсификации страной своей отчетности автоматически влекло за собой безоговорочное применение жестких санкций... И можно только удивляться, раз ничего подобного не происходит.
Я не исключаю, что нынешние предложения о так называемых "согласованиях в принципе" будут обсуждаться еще долго. И чем дальше мы будет отдаляться от нынешнего кризиса, тем меньшим будет стремление реализовать какие-либо из них...

Сергей Сенинский: Появись новый механизм санкций еще до долгового кризиса в Греции, был бы этот кризис столь же глубоким, каким оказался? Николаус Хайнен, сотрудник исследовательского отдела Deutsche Bank:

Николаус Хайнен: Однозначно, нет! Такого краха не случилось бы... Новые правила подразумевают большую прозрачность, лучший доступ к финансовой отчетности и статистике той или иной страны еврозоны.
Если бы нынешние реформы начали еще лет пять назад, то кризис в Греции не зашел бы так далеко. Спору нет, эти меры принимаются с большим опозданием, но все же позволяют надеяться, что новых кризисов, подобных греческому, в еврозоне больше не будет...

Сергей Сенинский: Окончательное решение о том, каким будет новый механизм санкций в отношении стран-нарушителей требований Пакта финансовой стабильности в Европейском союзе, должно быть принято на саммите ЕС на будущей неделе.
Однако уже в четверг, 21 октября, офис председателя Европейского центрального банка подтвердил появившиеся сообщения о том, что глава банка не поддерживает часть этих предложений, не уточнив при этом, какие именно.
Впрочем, позиция Европейского банка была представлена им еще в июне. И в целом она сводится к тому, чтобы минимизировать именно политическую составляющую принятия необходимых решений. Руководство банка высказалось тогда, как было сказано, за "полуавтоматическое" введение штрафных санкций в отношении стран-нарушителей - вплоть до прекращения их финансирования из общеевропейского бюджета, а также временного лишения таких стран права голоса в Европейском союзе...
XS
SM
MD
LG