Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Военные пенсионеры готовы к бессрочной голодовке (Ульяновск)


Какую пенсию получают офицеры российской армии после отставки? Почему они готовы голодать, протестуя против своего нищенского существования?

Сергей Гогин: Военнослужащие запаса Ульяновского гарнизона провели однодневную предупредительную голодовку, протестуя против низких пенсий и отмены социальных льгот. В акции участвовали десять военных-отставников и две женщины, жены военнослужащих. Их палаточный лагерь был разбит недалеко от здания областного правительства. Акции предшествовал пикет, уже пятый за последние полгода.

Руководитель объединенного регионального штаба по защите социальных прав военнослужащих в запасе и членов их семей Борис Смехнов говорит, что военные пенсионеры в России никогда не были вполне обеспеченными людьми.

Борис Смехнов: С апреля этого года, когда увеличили пенсии гражданского населения, и средний уровень стал 8200, то у нас прапорщик прослужив 25 лет получает 3,5 - 5 тысяч, капитан – подполковник от 5-7, генерал до 11-14 тысяч, а полковник – 10 тысяч.

Сергей Гогин: Когда в 2005 году вступил в силу закон о монетизации льгот, отставные военные лишились статуса "ветеран военной службы", который давал большие льготы, в частности, 50-процентную скидку по квартплате для всех членов семьи отставника. Главная проблема в том, что военная пенсия – она выплачивается из бюджета Минобороны - начисляется в зависимости от офицерских окладов, но оклад – это лишь малая часть зарплаты военного. Основная ее часть включает разного рода надбавки, которые позволяют офицерским семьям нормально жить, но не учитываются при начислении пенсии. Поэтому она сравнительно невелика. Хотя в большинстве стран военная пенсия выше гражданской – как признание тягот военной службы – к тому же сопровождается массой социальных льгот. Говорит активист регионального общественного движения "За достойную жизнь" Евгений Лытяков:

Евгений Лытяков: Вопрос очень важный по социальным гарантиям для жен военнослужащих. Жена офицера служит вместе с ним. Причем, в городках, как правило, работы нет. Многие жены просто – напросто не имеют стажа, необходимого для назначения нормальной пенсии. Получается, уголовница, вышедшая из зоны, и жена полковника получают одинаковую социальную пенсию. Полковник умирает – жена садится на социальную пенсию.

Сергей Гогин: Военные пенсионеры во время своего пикета требовали не только повышения пенсий и восстановления ветеранского статуса со всеми льготами, но и включили в резолюцию политическое требование отставки правительства Владимира Путина и правительства Ульяновской области, которое возглавляет губернатор Сергей Морозов. На вопрос, должна ли региональная власть отвечать по долгам федеральной, Борис Смехнов отвечает:

Борис Смехнов: Губернатор является гарантом Конституции. Он является членом "Единой России". Когда они решают вопросы улучшения жизни россиян на пленумах, на съездах, он, наверное, представляет интересы нашего региона. Пути реализации и ходы их выполнения у него есть возможность.

Сергей Гогин: Министр внутренней политики правительства Ульяновской области Татьяна Кириллова говорит, что правительство Сергея Морозова уже занимается военными пенсионерами:

Татьяна Кириллова: Многие не дорабатывают официально до полной военной пенсии. С 60 лет они становятся федеральными льготниками. Сергей Иванович дал задание просчитать, сколько человек, которые по возрасту еще не дошли до федеральных льгот. Сколько нужно денег для того, чтобы эту разницу им погасить.

Очень много жен бывших военнослужащих. Оказалось, что в реестрах этих женщин нет. Там у кого-то пенсия 4 тысячи, 5 тысяч. Сейчас Сергей Иванович тоже дал задание узнать, сколько их и какая нагрузка на бюджет ляжет, если мы вот эту добавку какую-то, хотя бы до минимальной пенсии сделать. Люди обратились. Мы разбираемся.

Сергей Гогин: Татьяна Кириллова замечает, что среди участников пикета были еще совсем не старые люди, которые вполне способны работать. Участник голодовки Валерий Безруков – один из таких: крепкий мужчина, выглядит моложе своих лет. Бывший военный связист, отдал армии больше 20 лет, уволился в звании капитана. Говорит, что принял участие в голодовке, чтобы поддержать товарищей.

Валерий Безруков: Служил в Монголии, Закавказье. Пенсия была 5095, сейчас прибавили 760 еще. 60 лет мне вот 19 ноября будет. Уже не очень-то нас в этом возрасте берут. Если для молодежи работы нет, для нас, стариков, тем более.

Сергей Гогин: В Ульяновской области около 9 тысяч военных пенсионеров. Но акция ульяновских военных отставников не нашла широкой общественной поддержки. Судя по дискуссии на одном из местных Интернет-форумов, люди сравнивают свои зарплаты и пенсии с тем, что получают военные, и не видят особой разницы. А если всем трудно, то почему военным запаса должно быть легче, чем другим, рассуждают люди. Так стоило ли в таком случае прибегать к голодовке, спрашиваю Валерия Безрукова.

Валерий Безруков: Мы должны всех поддерживать. И сюда надо выходить не только офицером, но тем же и учителям, и медикам. Голодовка должна быть общероссийской. Тогда может быть это примет какие-то реальные последствия.

Сергей Гогин: Военные пенсионеры Ульяновска оставили за собой право объявить в ноябре бессрочную голодовку.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG