Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Лолита Милявская: "Это провокация канала НТВ. То, что они хотели, они от меня получили". "Музыкальный ринг" превратился в дуэль музыкантов с "желтыми" журналистами


Лолита Милявская: "...если я буйная, граждане, значит, я трезвая"

Лолита Милявская: "...если я буйная, граждане, значит, я трезвая"

Звуковой фрагмент песни «Айсберг» в исполнении Лолиты Милявской

Елена Рыковцева: Это Лолита с песней «Айсберг» в программе «Музыкальный ринг» телеканала НТВ в конкурсном задании на тему, кто лучше исполнит песню Аллы Пугачевой. Это самый первый выпуск программы, он прошел в минувшую субботу. Лолита состязалась там с другим исполнителем – Сергеем Пенкиным. Но это, скорее, была дуэль музыкантов не между собой, а с так называемой музыкальной прессой, которая вроде бы как должна была оценивать выступления участников. Но к чему свелись эти оценки, послушаем чуть позднее. А я представлю вам гостей сегодняшнего обсуждения. С нами, во-первых, Лолита Милявская, с нами обозреватель газеты «Коммерсант» Арина Бородина и старшеклассницы московских школ Маша Солнцева и Саша Жасминова.

Вот такая у нас неделя: в прошлый раз мы сравнивали «Пресс-клуб» возрожденный с тем «Пресс-клубом», который был во время «перестройки», теперь сравниваем «Музыкальный ринг» прошлый с этим. Давайте я Арину попрошу объяснить нам разницу того, что было, с тем, что стало по формату.

Арина Бородина: По «Музыкальному рингу»?

Елена Рыковцева: Да.

Арина Бородина: Ну, разница, во-первых, в том, что прошло несколько, если не сказать десятилетия, изменилась страна, изменились реалии, в которых мы живем, изменились, наверное, интересы публики, зрителей. Если говорить строго по формату, то в том «Музыкальном ринге», который делали Владимир и его жена Тамара Максимова, тоже были две противоборствующие стороны – музыканты, они сами были ведущие, и была публика, которая собственно и задавала вопросы участникам «Музыкального ринга». В данной программе «Музыкальный ринг» на НТВ вопросы дуэлянтам задавали журналисты. Хотя, честно говоря, при всем моем уважении, коллеги по цеху все-таки считаются, здесь журналисты в прямом смысле слова, наверное, не совсем верное употребление, хотя в самой программе их называют «критиками», а более того, их называли «акулы пера», это отсылки к еще одной популярной программе. Там действительно почти в полном составе сидели люди, участвовавшие в программе еще старого ТВ-6 «Акулы пера».

Елена Рыковцева: Лолита, вы, после этой программы, не позавидовали тем исполнителям, которые удалось в тогдашнем ««Музыкальном ринге» попринимать участие?

Лолита Милявская: Я вам раскрою тайну. Дело в том, что я и в том «Ринге» принимала участие. В составе дуэта «Академия».

Арина Бородина: А с кем же вы соревновались?

Лолита Милявская: Вот убейте меня, не помню, с кем мы соревновались. Но помню, что я дико волновалась. Помню, что журналисты тоже присутствовали питерские, тогда совершенно неизвестные.

Арина Бородина: Но они в публике сидели, в зале.

Лолита Милявская: Они сидели в публике. И надо сказать, что те вопросы, которые они задавали, тогда тоже не радовали. Они были менее желтые, но, тем не менее, тоже свидетельствовали о том, что журналисты, которые занимаются музыкальным жанром, совершенно в этом ничего не понимают. По крайней мере, те, кто сегодня сидел, Артур Гаспарян, Сережа Соседов -люди с образованием, в том числе и музыкальным, то есть они разбираются в музыке. Я периодически читаю их рецензии, и иногда они делают очень грамотные замечания касательно вокала или режиссуры. Но я таких знаю только двоих. А вот питерский «Ринг», который был, у меня вызывал больше дрожи. Как же я его боялась! А сейчас я шла совершенно без дрожи. Во-первых, я не люблю соревнования, моя нервная система к этому не приспособлена. Я заранее готова отдать любую победу кому угодно, я хочу получить удовольствие. Я просто выхожу петь. Поэтому я понимала, что будут желтенькие вопросики, и мне не очень хотелось, мне было даже лениво отвечать на все это.

Елена Рыковцева: Да, но отвечать то пришлось. Перед тем, как школьниц спрашивать, что они думают об этом, мы дадим вам, уважаемые слушатели, один фрагмент из этой программы, где как раз выступает один из журналистов, представитель канала НТВ.

Звуковой фрагмент передачи «Музыкальный ринг»

Антон Красовский: Лолита Марковна, смотрите, мне кажется, что человек вашего уровня на Западе, безусловно, был бы звездой уровня Барбары Стрейзанд.

Лолита Милявская: Согласна.

Антон Красовский Вы можете играть, вы можете петь, вы можете танцевать, вы – вообще звезда мюзикла, мюзикла, которого нет в России. Филипп Бедросович как-то пытался сделать, вы тоже что-то пели. Не кажется ли вам, что всему этому мешает не только социальная установка, а и некоторое ваше поведение? Я, например, недавно включил Первый канал, вижу, Лолита Милявская - пьяная.

Лолита Милявская: Что?

Антон Красовский: Пьяная.

Лолита Милявская: В каком смысле?

Антон Красовский: В прямом. Пришла пьяная Милявская, села, что-то сказала.

Лолита Милявская: Скажите, пожалуйста, вот сейчас мы с вами говорим при свидетелях. Вы откуда знаете, что я была пьяная?

Антон Красовский: Мне так казалось. И я тоже не первый год замужем.

Лолита Милявская: Простите, пожалуйста, вы представляете «желтую» прессу? Тогда я могу вас обрадовать, из последних источников, я еще и лесбиянка. Вы можете это доказать?

Антон Красовский: Лолита Марковна, я не собираюсь вам ничего доказывать, я вас спрашиваю.

Лолита Милявская: Нет, вы сейчас сказали, что я была пьяная в эфире «Первого канала».

Антон Красовский: Да, я это видел. Я вас видел за кулисами съемок на НТВ тоже пьяной.

Лолита Милявская: Извините, можно я скажу одну фразу специально для НТВ? Идите на…

Антон Красовский: Лолита Марковна, я, конечно, туда пойду, но вопрос…

Лолита Милявская: И очень хорошо.

Антон Красовский: Вы неоднократно говорили, что вы едете в Алексеевскую больницу лечиться.

Лолита Милявская: Алексеевская в переводе означает Кащенко. А вы знаете, что лечат в Кащенко?

Антон Красовский: То есть вы вот это лечите в Кащенко, а не вот то, что лечат все нормальные звезды?

Лолита Милявская: А хотите со мной съездить, я вам покажу свою карту? У канала НТВ есть съемки отделения, в котором я лежала. Знаете, что там лечат? Астению я лечила, это означает переутомление, а также сосуды. Клиническая больница Кащенко…

Сергей Пенкин: - Я хочу Лолиту защитить и сказать…

Лолита Милявская: Не надо меня защищать, я сама, у меня яйца больше, чем у этого мужика, который сидит передо мной.

Елена Рыковцева: Лолита, что это было? Это человек, который пришел ведь не с тем, чтобы обсудить качество вашего исполнения, чтобы сравнить композиции, которые вы представили вместе с Сергеем Пенкиным. Это же человек, который пришел, видимо, показать, что канал НТВ остается собой.

Лолита Милявская: Он пришел ради провокации, и я после съемок подошла к руководству канала, там стоял этот Антон, мы познакомились, и выяснилось, что он вообще хорошо ко мне относится, и потом он извинился. Он сказал: «Извини, мне просто надо было спровоцировать ситуацию». Я захлопала глазами, сказала: «Почему именно так?» Руководство тоже удивилось: «Откуда ты взял этот вопрос?» Он был нелепым, действительно не имеющим никакого подтверждения.

Елена Рыковцева: А имелось в виду ваше участие в какой именно программе «Первого канала»?

Лолита Милявская: Имелась в виду программа, выпуск которой есть в интернете, называется она «Прожекторпэрисхилтон». Я пришла на заключительную часть программы, вела себя очень скромно…

Арина Бородина: Абсолютно нормальная программа была.

Лолита Милявская: …По той причине, что я пришла в красивой маске с вуалью, в черном строгом платье и вела себя соответственно этому платью. И потом я спросила у Антона за кулисами: «Антон, а я ведь тебя не видела за кулисами на съемках», мы уже перешли на «ты» после обоюдного спича, он сказал: «Да я программу видел только в интернете, но ты знаешь, ты была там очень спокойная, вот я и решил, что ты пьяная». Я сказала, что теперь я буду знать, если я спокойная в эфире, значит, я пьяная. И всех предупреждаю: если я буйная, граждане, значит, я трезвая.

Елена Рыковцева: Замечательно.

Лолита Милявская: Это провокация канала НТВ. Собственно, канал на этом… То, чего они хотели, они от меня получили. Я прошу прощения за ненормативную лексику, но я хотела бы честно спросить у слушателей и у детей, у кого бы нервы выдержали? Особенно если ты периодически о себе читаешь нечто подобное в «желтой» прессе, которая раздражает. Я долго не обращала внимания, но кто-то запустил эту штуку. Я, кстати, выпиваю не больше, чем все. И когда я выпиваю, я это не скрываю. Что значит я выпиваю? Я, например, могу себе налить пластмассовый стаканчик, если я себя чувствую не очень хорошо, давление падает, и эти 30 граммов виски я не буду прятать. Люди пьющие на самом деле прячут. А я с этим стаканчиком могу у всех на глазах ходить, по глотку делать, давление чуть-чуть нормализуется. И как-то я из этого не делала никаких секретов, но меня никто не видел и абсолютно пьяной. Я бываю веселая, но мне для этого не обязательно выпивать. Поэтому кто-то пустил этот слух, и он муссируется со всех сторон.

Елена Рыковцева: Ну, девушки, старшеклассницы московских школ, пожалуйста, я бы хотела ваши впечатления, в первую очередь от Маши Солнцевой. Насколько я знаю, она ходит в школу молодого бойца-журналиста. Маша, вам бы хотелось быть на месте этих журналистов, в их роли, как вы их восприняли, как вам они понравились, с их вопросами?

Маша Солнцева: Когда я включила передачу, думала, что это должно быть соревнование между звездами. Но это было соревнование не между звездами, потому что показывали, как звезды должны отбиваться от вопросов. И как раз когда Лолиту спровоцировали, это было настолько эффектно, и Лолита сказала, что это даст рейтинг. Я не знаю, сколько это дало рейтинга, но…

Лолита Милявская: В интернете – да, это точно.

Маша Солнцева: Но хотя эта программа называется «Музыкальный ринг», пение там стояло, по-моему, на втором плане. Пение было действительно великолепное. И я бы отдала победу Лолите. Я это говорю не потому, что Лолита сидит напротив меня, а потому что Лолита отражала удары «акул пера» гораздо не то чтобы достойнее, а гораздо эффектнее и более спокойно к этому относилась.

Елена Рыковцева: Вот видите, получается, Маша отдает приз Лолите даже не столько за исполнение, а за то, как она держалась по отношению к этим журналистам.

Лолита Милявская: Увы, профессиональная деятельность не поощряется, к сожалению.

Елена Рыковцева: Сместились акценты.

Лолита Милявская: Это касается и музыкальной журналистики, которой нет. Раньше был потрясающий журнал, назывался «Эстрада и цирк». Он был один, и в нем писали мэтры. Если тебя хотя бы упомянули в этом журнале, можно было считать, что получил Оскара. Там действительно сидели люди, которых можно называть в лучшем смысле «акулы». Они понимали, о чем они пишут. На сегодняшний день продается все «желтое», к сожалению.

Елена Рыковцева: Саша, что вы скажете про то, что увидели?

Саша Жасминова: Меня удивило в основном то, что программа не соответствует своему названию. Это не «Музыкальный ринг», это скорее ринг между журналистами, так называемыми «акулами пера», и звездами. И я не считаю, что это очень правильно, так как не понимаю ту публику, которая приходит посмотреть именно на то, как люди отбивают атаку журналистов. Конечно, было великолепное абсолютно пение, очень хорошая режиссерская работа, все прекрасно, но вот эта такая осада журналистов оставила очень плохой осадок на программе.

Елена Рыковцева: Вы знаете, там дело даже не в том, что они были какими-то жесткими, острыми, а в том, о чем именно они спрашивали. Вот Лолита нам сказала, что хотя бы двое из участников из группы журналистов разбираются в музыке. Но человек, который смотрит программу, мог и не читать их предыдущие рецензии. И вот идет конкурс, в котором вы и Сергей Пенкин исполнили песни Аллы Пугачевой, а потом следует такой диалог Артура Гаспаряна с Сергеем Пенкиным.

Звуковой фрагмент передачи «Музыкальный ринг»

Артур Гаспарян: Я сделал обзор «Гей-иконы отечественной поп-музыки», где, помимо Аллы Пугачевой, Бориса, разумеется, Моисеева, Валерия Леонтьева, Софии Ротару, Эдиты Пьехи, группы «Хай Фай», «Тату», еще какие-то были персонажи. Был, в том числе, упомянут такой персонаж, как Сергей Пенкин, принц наш серебряный. Вот весь посыл, подача, блестки, шляпки, вот эта раскрепощенность – это тот жанр, тот образ, который обязательно принимается вот таким очень чувствительным гей-сообществом. Поэтому он претендовал явно на лавры гей-иконы. И вот с тех пор мы с Сергеем Пенкиным, к сожалению, не общаемся, потому что Сережа на меня сильно обиделся. Вот никто не обиделся, ни Алла Борисовна не обиделась, ни Валерий Яковлевич Леонтьев, ни София Ротару, ни Эдита Станиславовна Пьеха, ни даже Боря Моисеев не обиделся.

Сергей Пенкин: Скажите, а к чему все это?

Артур Гаспарян: Это к тому, что коль у нас сегодня произошла такая встреча, хотел бы спросить: Сережа, что тебя все-таки в этом определении так сильно напрягло?

Сергей Пенкин: Напрягло, потому что я к этому отношения никакого не имею, это первое.

Артур Гаспарян: К этому к чему?

Сергей Пенкин: К тому, что ты сказал.

Артур Гаспарян: К чему?

Сергей Пенкин: Ты же знаешь, к чему ты сказал. Я вообще, не хочу рыться в грязном белье, кто относится к кому, не относится. Мы сейчас говорим о музыке.

Артур Гаспарян: Это не грязное белье. Речь не идет о сексуальной ориентации.

Сергей Пенкин: Я считаю, мне это неинтересно, мы говорим о музыке. Мы сейчас не пришли говорить, кто в каком белье пришел, кто в каком лифчике. Мне это неинтересно.

Артур Гаспарян: Это подмена понятий.

Сергей Пенкин: Закрыли эту тему.

Артур Гаспарян: Нет.

Сергей Пенкин: Закрыли, не хочу.

Артур Гаспарян: Я не спросил ничего обидного, уважаемая публика здесь свидетели, у Сергея Пенкина.

Сергей Пенкин: Я не хочу, неинтересно. Меня зрители поддержат.

Артур Гаспарян: Невозможно говорить.

Елена Рыковцева: Лолита, вы бросились отвечать на этот вопрос, приняли удар на себя. Зачем?

Лолита Милявская: Сережу жалко.

Елена Рыковцева: Зачем это все? Какое отношение имеет тема: гей-икона вы или не гей-икона к исполнению песен Аллы Пугачевой?

Лолита Милявская: Не знаю. Наверное, потому, что Алла Борисовна считается главной гей-иконой.

Арина Бородина: Тоже, кстати, вопрос для меня.

Елена Рыковцева: Да, и это главное, что они знают об Алле Борисовне, или то, что хотят донести до публики что ли?

Лолита Милявская: Вся беда в том, что есть установка канала, что именно будет давать рейтинг. Почему-то существует мнение, что от всего, связанного с профессией, от этого анализа, зритель уже отучен. Если его заново приучать, это означает, что в какой-то момент ты потеряешь рейтинг. Но потом люди привыкнут и вернутся к этому нормальному состоянию, нормальному анализу того, что они видят. Поскольку у нас этого нет, от людей, от журналистов, в частности, требуют, конечно, с ними до эфира была проведена работа, просто мне ребята говорили, что нас попросили задать вопрос, ты не обижайся, если что, - говорили мне журналисты.

Арина Бородина: Тогда зачем они идут на эту программу? Это же проблема репутации их профессиональной. Мало ли кого попросили. Значит, такой ценой они идут, чтобы показаться в эфире, чтобы задавать вам такие вопросы?

Лолита Милявская: Они же тоже зарабатывают.

Арина Бородина: Я все понимаю, но вот меня, допустим, я условно говорю, ведь примерно та же ситуация. Меня приглашают на программу, чтобы я пришла туда и задала какой-то вопрос. То есть я ценой этого вопроса должна дать свое согласие. Я за всех говорить не буду, но это довольно сомнительная история. Это проблема личного выбора каждого, кто туда приходит. Они все-таки не в шоу-бизнесе.

Елена Рыковцева: Нам напоминает наш слушатель Иван Цыбин, режиссер-постановщик «Первого канала» то, о чем мы сказали в первые же минуты эфира: «Друзья, мне жаль, что, обсуждая «Ринг» на НТВ, вы совсем позабыли, что у этой программы есть правообладатели, ее авторы Тамара и Володя Максимовы. А канал НТВ, сделав «Ринг» без них, и даже их не спросив, совершил рейдерский захват чужой собственности. У Максимовых оформлены авторские права на «Ринг», именно они придумали этот формат 27 лет назад. Отвратительная история! Мне стыдно за нынешнее ТВ». Про 27 лет мы говорили.

Арина Бородина: Как раз здесь я бы заступилась за НТВ. Я понимаю, что есть проблема авторских прав, но думаю, что НТВ тоже себя подстраховали, во-первых, там другое название. И я не вижу ничего плохого в принципе, что канал создает такую программу. Потому что выросло уже целое поколение в том числе сидящих в студии детей, которые той программы не видели. И если им было смотреть небезынтересно эту программу, то хотя бы уже этим она оправдывает свое существование. Я себя ловила на мысли, я смотрела не в записи, а вживую программу, что на фоне такого тусклого в большинстве своем и позорного телевидения мне эту программу при всех ее огрехах, при всем возмущении к журналистам и к вопросам, было смотреть интересно, потому что я слушала хорошее пение, меня это в целом не раздражало. В общем, вполне приличное на этом фоне было ведение. Понятно, страна другая. И повторюсь, я считаю, что нет ничего ужасного в том, что эта программа возродилась. Если там нарушены авторские права, это уже проблема юридическая. А я как зритель считаю, что эта программа вполне имеет право на существование.

Елена Рыковцева: Но мы опять же говорим о том, что в этой программе самым центральным и самым неприятным моментом был уровень музыкальной критики, которую продемонстрировали участники-журналисты. Вот я хочу еще одну показать вам сценку. Лолита и Пенкин поют композицию из «Огней большого города», красиво поют. И после этого встык звучит мнение, сначала реплика, потом вопрос Сергея Соседова, которого вы обозначили как более-менее знающего критика. Показали Лолиту, опрокинутое лицо было у человека. Потому что она закончила такая воодушевленная, одухотворенная. И вдруг эта реплика, и это лицо. Давайте послушаем.

Звуковой фрагмент передачи «Музыкальный ринг»

(Заканчивается песня)

Ведущий «Музыкального ринга» Тимур Родригез: - Очаровательная Лолита Милявская, Сергей Пенкин и потрясающая песня Чарли Чаплина «Смайл», впервые в исполнении Лолиты. А прямо сейчас мы передаем слово нашим замечательным «акулам пера».

Сергей Соседов: Потрясающе исполнен этот мировой стандарт Лолочкой! Так соблазнительно трясся бюст, можно было сойти с ума! По-моему, всех переориентировала даже Лола, всех, кто был не той ориентации.

Елена Рыковцева: Ну, вот, исполнение и вот оценка музыкальным критиком этого исполнения. Мы слушаем Александра из Москвы.

Слушатель: Я в свое время был поклонником этой передачи, потому что она давала в эти первые моменты «перестройки» иное отношение к эстраде, телевидению, увидеть все то, что мы не видели раньше. И это было интересно, это было задорно. Сейчас новая попытка, мне кажется, сделана чуть-чуть неправильно. Было бы очень хорошо, если бы вводились в «Музыкальном ринге» люди того поколения и нью ейдж, новой волны, например, Милявская, великолепная джазовая певица, прекрасно бы гляделась с великолепным джазовым коллективом, который мало знают в стране, «Венгер коллектив», то есть старое и новое, это было бы интересно, была бы интрига. А так два мэтра. И для того, чтобы их, бедных, раскачать, конечно, подкидывают всякую ерунду. И передача стала иметь какой-то местечковый привкус. Лолиточка, дорогая, можно было бы не ругаться, в конце концов.

Лолита Милявская: Простите, правда, знаете, иногда нервы сдают, особенно в последнее время, я даже на «желтую» прессу первый раз сподобилась в суд подать. Так меня уже все это раздражает. Простите за мат, правда, ну, не выдержала. Хотя думала, что вырежут.

Арина Бородина: Нет, они сознательно оставили.

Елена Рыковцева: Один мужчина-зритель сказал, что камера – не камера, но этому журналисту по-другому ответить было просто невозможно, он даже не представляет себе вариантов. Может быть, Алексей из Брянской области представляет?

Слушатель: До чего же у нас современная журналистика упала ниже плинтуса. Им лучше рассуждать, какой сексуальной ориентации Сергей Пенкин, какие трусики одеты на Лолите, прокладки какой фирмы она использует, но главная канва, суть – талант человека, его внутренний, духовный мир не обсуждается. Они только обсуждают то, что сводят свои сплетни, и порой эту «желтую» прессу и этих «желтых» журналистов слушать противно, рвать хочется, извините за выражение.

Елена Рыковцева: Кирилл, Электросталь. Слушаем вас.

Слушатель: У меня больше вопрос к Арине, наверное, поскольку она телекритик. Может быть, она знает, прослеживается ли параллель между «Музыкальным рингом» и программой, которая раньше была на телеканале MTV, называлась «Полный контакт»? Там звезды соревновались против них самих, им тоже задавали вопросы.

Арина Бородина: Я, во-первых, не знаю про программу MTV, о которой вы говорите. А, во-вторых, даже если она была, мне все-таки кажется, что в первую очередь НТВ брали кальку с «Музыкального ринга» Максимовых. Кстати, единственное, что мне жалко, что эта программа вышла на НТВ в очень позднее время. Со всеми оговорками, это типичный хит, который должен выходить где-то в 9-10 часов вечера. Я знаю, что через две недели эта программа выйдет уже в другое время, в районе 9 вечера.

Елена Рыковцева: Арина, но для того, чтобы он выходил в 9, надо убрать из него журналистов, либо перестать их вот так инструктировать.

Арина Бородина: Именно. Я согласна.

Елена Рыковцева: Оставить исполнителей, публику.

Арина Бородина: Тогда эта программа действительно, на мой взгляд, была бы таким хорошим в смысле хитом. Но, правда, найти альтернативу журналистам сложновато, потому что зрителей, задающих вопросы не уровня Антона Красовского, тоже найти сегодня сложно.

Елена Рыковцева: Мне показалось, в этой программе очень слабо конферанс пишут для ведущих Родригеса и Боярского.

Арина Бородина: Хотя сами они держатся очень неплохо.

Елена Рыковцева: Они хорошие оба, а конферанс слабый. Девушки, старшеклассницы, если эта программа будет корректной, правильной, если журналисты не будут безобразничать, это будет интересно, вы будете это смотреть?

Маша Солнцева: Я лично буду это смотреть, хотя я НТВ в принципе не смотрю, потому что ничего интересного там для себя не нахожу. Кстати, по поводу вопроса слушателя. Действительно была такая программа, по-моему, она называлась «Есть контакт», и там звезды выполняли задания и соревновались, были команды. И там совершенно не в пении было дело. Там был другой принцип.

Лолита Милявская: Опять не в пении.

Елена Рыковцева: Опять не в пении, точно.

Маша Солнцева: А здесь действительно, если НТВ будет больше акцентироваться на пении, это действительно будет более интересно. Здесь еще один слушатель говорил про старое и новое. Я далека от творчества Сергея Пенкина и вообще знать про него не знаю, а Лолита как-то для меня всегда была на виду, я постоянно про нее слышала и видела ее. Я сделала такое предположение в разговоре с мамой, что, может быть, это и есть соревнование старого и нового? И мама тоже сказала, что все-таки Пенкин – это не мой певец, и Лолита все-таки ближе к моему поколению. И возможно, НТВ захочет сделать что-то более культурное, хотя для НТВ что-то более культурное – это уже будет не рейтинговое.

Лолита Милявская: Я могу сказать, я просто знаю, как снимались следующие «Ринги», это самый жесткий.

Арина Бородина: Там уже такого эпатажа нет?

Лолита Милявская: Нет.

Арина Бородина: Со стороны журналистов и участников?

Лолита Милявская: Нет, практически нет, они все мягче. Они и поставили эту программу первой, потому что она самая нокаутирующая.

Маша Солнцева: А может, потому, что там, где вы, всегда эпатаж?

Лолита Милявская: Ну, и Сережа тоже вызывает такие же, наверное, ассоциации.

Елена Рыковцева: Конечно, мне не очень понятно, почему нельзя выпустить приличную музыкальную программу с огромным рейтингом, избежав этих безобразий? Лолита вместе с Александром Цекало вели блестящую программу «Две звезды» на Первом канале. Был огромный рейтинг, был акцент на песнях, на исполнении в первую очередь, было прекрасное ведение, это было органично.

Лолита Милявская: И оно было импровизационным.

Елена Рыковцева: Другое дело, что они потом этот проект просадили ведущими следующими. После вас были замечательные Галкин с Пугачевой, потом отвратительные…

Арина Бородина: Троица женщин.

Елена Рыковцева: И они убили этот проект. Но первые два сезона были великолепны, и не нужно было придумывать из зала вопросов про все, перечисленное нашим слушателем.

Арина Бородина: Там было жюри профессиональное. Может, я подумала, имело смысл, как в программе, которую вы вели с Вадиком Такменевым - «Суперстар» - посадить жюри. И жюри из ваших коллег худо-бедно – тоже многие из них люди вполне уважаемые, разбирающиеся. Я понимаю, что по драматургии там нужен какой-то перец, какой-то раздражитель, и вот поэтому подговорили журналистов. Другой вопрос, что у меня эти журналисты не вызывают никакого интереса, потому что я многих из них не знаю, где они печатаются.

Елена Рыковцева: Ну, кроме Артура Гаспаряна.

Арина Бородина: Да, это, разумеется, я знаю. Всех остальных я знаю либо по телевизору, либо по программе «Акулы пера», которая была много лет назад. Не знаю, но мне все-таки кажется, если эта программа будет выходить в более раннее время, и ее немножко переструктурировать, это, конечно, лучше смотреть, чем «Русские сенсации», «Ты не поверишь» и все остальное на НТВ.

Елена Рыковцева: Саша, вы будете смотреть эту программу, если в ней не будет таких вопросов журналистов, связанных вовсе не с исполнением, а бог знает с чем, с личной жизнью, с медицинскими клиниками?

Саша Жасминова: Мне бы, конечно, был намного больше интересен формат, если сделать, как предложил слушатель, новое и старое. Это бы еще могло поспособствовать развитию новых исполнителей в России.

Арина Бородина: Это бы не смотрела аудитория НТВ, я боюсь.

Маша Солнцева: Я бы это тоже не смотрела, если бы это было новое и старое.

Саша Жасминова: Не знаю, мне было бы интереснее видеть именно контраст.

Елена Рыковцева: А вы можете какую-то пару нам сейчас предложить?

Арина Бородина: Из ваших интересов. Что в вашем понимании новое, а что старое?

Саша Жасминова: Допустим, даже возьмем группу Петра Налича.

Елена Рыковцева: Так, это новое.

Саша Жасминова: И кого-нибудь из мэтров, ну, можно даже Аллу Борисовну.

Маша Солнцева: Ну, это совершенно разные форматы. Петр Налич бы не пошел на эту программу, потому что…

Елена Рыковцева: Маша, а что у вас за певцы? Вам кто близок, кроме Лолиты?

Маша Солнцева: На самом деле, я вообще не слушаю отечественную музыку. Если я что-то и слушаю, то это отдельно взятые песни.

Саша Жасминова: Которые въедаются в голову, и их просто невозможно не слушать.

Елена Рыковцева: Одним словом, из программы «Музыкальный ринг» вы будете узнавать, кто на эстраде главный. Мы послушаем Петра из Москвы.

Слушатель: Я так понял, что у вас присутствуют молодые люди на передаче.

Елена Рыковцева: Очень молодые.

Слушатель: Мне это приятно, и хочется сказать, вы знаете, к сожалению, я очень взрослый мужик, есть два принципа: жить надо так, чтобы красота была инстинктом. Молодым мне хочется этого пожелать. Большого искусства не бывает без большого мастерства. И вот это очень важно..

Елена Рыковцева: Виктор из Москвы, здравствуйте.

Слушатель: Лолите творческих успехов и всех благ в жизни. У меня вопрос к ней. Вы старый «Музыкальный ринг» смотрели?

Лолита Милявская: Участвовала даже в нем.

Слушатель: И в нынешнем участвовали. Скажите, как режиссер что бы вы взяли оттуда и сюда бы привнесли, в этот «Музыкальный ринг»?

Лолита Милявская: Вы знаете, они по сути совершенно два разных «Ринга», тем более, что это некое объединение двух передач – «Акулы пера» и «Музыкальный ринг». Тот «Ринг», не знаю, насколько бы сегодня он был дееспособным, поскольку он был мягким, интеллигентным, и того, что сейчас приносит рейтинг, в нем, конечно, быть не могло. Я не знаю, я бы оставила тот «Ринг» таким, какой он есть, а сегодняшний…

Арина Бородина: А в этом что бы вы изменили?

Лолита Милявская: Я бы изменила, наверное, то, что происходит за кулисами.

Елена Рыковцева: А что происходит за кулисами?

Лолита Милявская: За кулисами происходит следующее. За кулисами договариваются коллеги, кто с кем будет играть, просто предлагаются пары. Причем, насколько я знаю, пары очень хорошие, было бы интересное соревнование. Но кто-то говорит: «А я не буду, а я хочу, чтобы я с победой вышел, и я хочу быть самостоятельным», и почему-то канал идет на эти вещи.

Елена Рыковцева: Самостоятельным, в смысле сам с собой.

Лолита Милявская: Да.

Арина Бородина: Валерия, которая в ближайшем выпуске будет сама с собой. А вы с Пенкиным договаривались?

Лолита Милявская: Нет.

Арина Бородина: Он не хотел выиграть?

Лолита Милявская: Сережка – нет, по нему видно было, что он хотел выиграть. Видно было, ему нужна была эта победа, я радовалась, я первая, кто позвонил ему и поздравил.

Елена Рыковцева: Там же главный дефект, если говорить уже об азарте, о состязательности, главный дефект этого формата в том, что совершенно нет никакого соревнования. Вы там с ним на сцене любите друг друга, дружите, поете вместе.

Арина Бородина: Ну, это Лолита скорее такую атмосферу создала.

Елена Рыковцева: И нет ощущения, что существует вообще хоть какой-то элемент состязания.

Арина Бородина: На старом «Ринге» такого не было. Я помню очень хорошо «Ринг» между Отиевой и Долиной, там тоже не было, чтобы они друг другу глаза выцарапывали.

Елена Рыковцева: Нет, ну какие «глаза выцарапывали»? Хотя бы ощущения того, что Лолита хочет выиграть у Пенкина, близко там не было. Хотя сам он, как вы говорите, хотел победы, опять же по ощущениям…

Лолита Милявская: Его все время обижает отношение, о нем не было хорошей официальной прессы, его все время за что-то гнобили, никогда не хвалили.

Арина Бородина: Хотя на концертах аншлаги.

Елена Рыковцева: Соревнование в принципе не заложено в формат, потому что мы уже видим, что оценки жюри заменены безобразными совершенно комментариями и вопросами, не связанными с эфиром, не связанным с тем, что они видят. Голосования публики мы не видим, его не показывают на экране.

Лолита Милявская: Не видим, не было счетчика.

Елена Рыковцева: Счетчика нет. То есть в конце объявляется только общий итог.

Лолита Милявская: Все время титр должен быть с этим счетчиком. Цифры должны меняться, а этого нет.

Елена Рыковцева: Полтора часа мы не видим никакого соревнования, кроме вот этих выплесков со стороны журналистов. Давайте Сергея из Санкт-Петербурга послушаем.

Слушатель: Вы говорите не один раз «акулы пера», какие акулы? Это пираньи, которые не то, что на каплю крови, на каплю человеческого пролитого пота слетаются. Этим журналюгам не придет в голову обсуждать сексуальную ориентацию тандема, например.

Елена Рыковцева: Спасибо, тут ничего не скажешь. «Жаль, что факт наглого воровства программы, - продолжает волноваться Иван Цыбин, - у авторов у вас не вызвал должной реакции. Украден не только бренд, но и формат, и модель передач. Как бы вы отреагировали, если бы «Что? Где? Когда?» украли у родных Ворошилова?» Арина, как все-таки они договорились с Максимовыми?

Арина Бородина: А я не уверена, что они вообще договаривались.

Елена Рыковцева: То есть просто взяли название?

Лолита Милявская: До такой степени вот так нагло могло?

Арина Бородина: Я даже почти не сомневаюсь в этом. Они назвали программу «Музыкальный ринг на НТВ», и я думаю, они себя этим обезопасили.

Елена Рыковцева: И все?

Арина Бородина: Потому что если там есть авторские права, то они на программу «Музыкальный ринг». Но я подчеркиваю, что это моя версия. Но зная нынешние нравы, а тем более на канале НТВ, вы можете себе представить, чтобы они звонили Максимовым, которые сейчас не принимают никаких решений…

Елена Рыковцева: Вообще-то, я могу себе это представить.

Арина Бородина: А они, наверняка, нет.

Лолита Милявская: Я не могу.

Арина Бородина: Если бы владельцем авторских прав был Константин Эрнст или Олег Добродеев, или Владимир Кулистиков, я допускаю, что это было бы очень жестко, и с ними, безусловно, бы договаривались. А с продюсерами - у нас сплошь и рядом воруют не только форматы, но и идеи, и пьесы, и все остальное. Мне кажется, что здесь именно в названии защита авторская канала НТВ. Потому что если на них подадут в суд, это очень зыбкое понятие, там другое название, немножко другой формат, и прошло 15 лет. Я думаю, что здесь нет никаких договорных отношений. Это, конечно, некрасиво, но, честно говоря, я думаю, это в последнюю очередь приходит в голову каналу НТВ.

Елена Рыковцева: Надо же, то есть Иван Цыбин прав.

Лолита Милявская: Я, правда, не слышала, чтобы Тамара Максимова предъявляла какие-то претензии.

Арина Бородина: Я десять раз оговариваюсь, это мое ощущение, но она могла еще не предъявить претензий, потому что программа только вышла в эфир, а анонсирование ее было не самое шумное, там была только отбивка. Уж как там НТВ анонсирует свою «Бриллиантовую руку-2» и «Музыкальный ринг» - это были две таких достаточно разных по масштабу анонсирования программы.

Елена Рыковцева: То есть, возможно, что все еще впереди. Еще и эта тема появится.

Лолита Милявская: Может быть.

Арина Бородина: Но я думаю, что здесь, кстати сказать, выиграет НТВ, если это будет подано в суд, мне кажется, не так сложно будет отыграть эту историю.

Лолита Милявская: Если есть приставка НТВ, и есть уже лицензионное право. Я сужу только по себе. Ведь я не могла на свое имя открыть фирму, поскольку, например, тот же сайт «Лолита» занят детским порно, имя «Лолита» я уже не могу использовать. Мне пришлось поставить «Лолита М», и это уже считается другая фирма.

Арина Бородина: Вот об этом речь. Я просто знаю, что это уже именно название их страхует в плане авторских споров, мне так кажется.

Елена Рыковцева: Вот снова пишет Иван Цыбин, между прочим, у нас появился еще один участник передачи.

Арина Бородина: Это очень известный режиссер.

Елена Рыковцева: Мы вам благодарны, Иван, за уточнение: «Максимовым даже не позвонили». То есть Арина предположила, а Иван, видимо, знает и держит руку на пульсе. Видите, на чем мы завершаем выпуск нашей программы, что скорее всего, история с «Музыкальным рингом» будет продолжена, но не в том направлении, о котором мы с вами говорили.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG