Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
В эти дни – в антидни Лужкова, если позволительно будет так выразиться – когда культурная Москва припоминает ему все свои обиды, в том числе – за то, что портил её исторический вид, как будто было время, когда он не портился, когда денежные люди не сносили – опять же, для денег, для чего же ещё? – что-то старое, милое, трогательное, дорогое русскому, московскому сердцу даже в своей несуразности, - в эти дни наша юная слушательница Юлечка Леонова из Москвы прочитала «в небольшой компании милых друзей» (её слова) стихи юной же Марины Цветаевой, стихи двенадцатого года прошлого века… Они так и называются: «Домики старой Москвы» - как она (и Москва, и Цветаева вместе с нею) жалеют, что на месте этих домиков «с знаком породы» вырастают и вырастают «уроды, - грузные, в шесть этажей».
Домовладельцы – их право!
И погибаете вы,
Томных прабабушек слава,
Домики старой Москвы.

«Господин Стреляный!, - следующее письмо. - Вот что хочу предложить вам для размышления. Допустим, я сижу за рулём и слышу сирену. Я начинаю крутить головой, снижаю скорость, я весь внимание. Когда во времена Горбачёва активизировались демократы, они стали бездумно применять в качестве сирены политическую лексику, состоящую из таких слов, как власть, партия власти, силовые структуры, силовики, элита. И народ, слыша эту сирену, стал бессознательно притормаживать. Ведь эти слова призваны внушать опасение, незаметно нагонять страх, особенно на человека, которого столетиями приучали бояться начальства. Между прочим, в Германии, например, этими словами пользуются только в ироническом смысле, а в обычных разговорах и политики, и журналисты употребляют сниженные слова: правительство, управление, полномочия. Цари ставили народ не только на колени, но укладывали его мордой в грязь. Декабристы попытались подняться во весь рост, но Николай Первый поставил на колени и их, и весь народ, но мордой в грязь не положил, а после него пошли реформы, и к девятьсот четырнадцатому году многие уже передвигались вертикально, как люди. Большевики вновь поставили народ на колени, а Сталин уложил его мордой в грязь, ещё и наступил сапогом. Хрущёв разрешил хотя бы встать на колени, и в этом положении основная масса находилась до Горбачёва. При Горбачёве началось массовое вставание… И вот на троне - подполковник КГБ. Вкрадчивый… И многие из тех, кто уже стоял вертикально, опять опустились, а некоторые бухнулись ему в ножки. А демократы продолжают своё: власть, партия власти, силовики! И чем больше это дерьмо называют такими словами, тем больше людей на всякий случай, как бы чего ни вышло, плюхаются на колени. Уважаемый Анатолий Иванович! Запретите людям, которые называют себя демократами, использовать тоталитарный лексикон. Приказом! Запретите!!», - тут два восклицательных знака и конец письма. Подписи нет. Что я и делаю… Слышите, господа, называющие себя демократами? Я запрещаю вам с сего дня употреблять такие слова, как власть, партия власти, силовые структуры, силовики, элита. Приказываю употреблять такие слова, как правительство, правление, управление, ну, на худой конец – администрация.

В развитие темы читаю на одном из сайтов «Свободы» следующий, на мой взгляд, более чем справедливый приговор основным участникам политической борьбы в России: «Либеральная оппозиция забыла язык простых людей, вот третье предложение из "Путин должен уйти": "Вручение искавшей гарантий своей безопасности Семьёй практически неограниченной власти над Россией человеку с сомнительной репутацией, не отличавшемуся ни талантами, ни необходимым жизненным и профессиональным опытом, предопределило резкую деградацию всех институтов государственного управления». Примерно понятно! - издевается слушатель, который привёл это место из манифеста под названием «Путин должен уйти». Действительно: чёрт ногу повредит, и сильно повредит. «А вот что выдал Медведев, - пишет автор и предлагает нам насладиться следующим местом из медведевской то ли речи, то ли из чего-то опять же вроде манифеста. - "Правовое воплощение гуманистических ценностей и идеалов. То есть все те ценности, которых мы придерживаемся, должны иметь правовую рамку. Придание этим ценностям практической силы закона, которая направляет развитие всех общественных отношений, то есть задаёт главные ориентиры общественного развития", - здесь заканчивается отрывок из произведения Медведева. Сходство между Медведевым и его противниками отмечено, по-моему, точно, и это, убеждён, не сугубо внешнее сходство. Одинаково плохо пишут не случайно: значит одинаково плохо, пусть и противоположно, думают. Дело не просто в том, что не умеют писать так, чтобы самим было понятно, чтобы обыкновенный человек не спотыкался на каждом их слове. Они не думают о миллионах, а только друг о друге, друг для друга жуют жвачку. Плохое образование, недостаток умственной тренировки – вот и стал их второй натурой чиновничий и мнимо-научный язык. В сущности, они недалеко ушли от моих любимых сельских грамотеев. Сельский грамотей – это самый зачаток культуры, самый зачаток образования. Отсюда – напыщенное косноязычие, наивное наукообразие.

Беру следующее письмо: «У вас прозвучала мысль, что из детей наших правителей и разбогатевших граждан, получивших образование за рубежом и не сумевших найти там работу, составят научный коллектив в Сколково. Подтекст такой, что из этого народа не сможет выйти ничего хорошего, то есть из них не смогут вырасти творцы и крупные ученые. Замечательный эксперимент. Жаль, что мы не доживем до результатов. Я же думаю, что ребят этих мы не знаем, и судить об их творческой потенции рано. Не надо подсчитывать их тройки, четверки и пятерки. Не в оценках дело, вы знаете. Необходимы творческое начало, неудержимая любознательность и, конечно, трудолюбие. В научных коллективах часто встречаются очень образованные, знающие люди, но без всякого научного азарта - пустоцветы. Надеюсь, что при хороших условиях для творческой работы и строгой оценке результатов труда можно будет создать необходимый коллектив. А хороших детей у правительствующих людей много. У Никиты Сергеевича Хрущёва, например, способные дети, внуки и правнуки. Надеюсь на хорошее. И вы, наверное, тоже», - пишет Людмила Вячеславовна из Москвы. Я ещё сказал, что это будут дети властвующих и, следовательно, ворующих чекистов даже в том случае, если ни одного чекистского отпрыска там не будет. Иными словами, это будут верные сыны отечества – того отечества, которым считает себя путинизм. Не совсем благонадёжных там не будет. Там не будет даже просто политически безразличных… Такие туда не попадут, а если кто случайно проникнет, то ненадолго: вытеснят или уйдёт сам. А из верных сынов отечества, именуемого путинизмом, крупных учёных не выйдет. Не то время. В сталинское время да, получались, в хрущёвское – уже меньше, а в брежневское – ещё меньше. Дело в том, что в социализм верили многие талантливые люди, и долго верили, и «социалистическую родину» любили. А многие ли молодые талантливые люди верят сегодня в путинзм? А о любви к родине из года в год наглядно свидетельствует призыв в армию – многие ли откликаются на него всей душой?

«Здравствуйте, Анатолий!- следующее письмо. - Все думаю о самоуправлении. Солженицин говорил об этом (и не только он), но когда оно будет? Можно ругать "власти", но сами мы что делаем? Иногда приезжаю на свой садовый участок. Хороший лес, но порядка нет! Только членские взносы растут. Да и тратятся деньги так, будто никто цен не знает. И я тут виноват. За нынешнего председателя соседей агитировал. Они мне: знаешь, что про него рассказывают? Но - сагитировал, а человека-то не знал! Вышло по их речам. Бухгалтерия не в порядке, не то что в соседних товариществах, да и хамство редкое. Подошел к нему: как же так - мы за тебя сражались, ладно, твои деньги не считаем, но объясни, как члены правления, вроде весьма небогатые, по несколько участков скупили? А стоят они у нас не менее пятнадцати тысяч долларов. Ни слова не ответил, будто не слышал.
Ладно, решили его заменить. Но человек, который хотел быть председателем, взял да отказался. После собрания я подошел к единомышленникам: вы-то что? «Наше дело маленькое, куда еам». Вот и весь разговор. Александр».
Что-то тянет меня выискивать положительное, Александр. Вот и в вашем письме нашёл: в соседних товариществах, пишете вы, такого безобразия нет. Стало быть, не все рабы на Руси.

Пожилая женщина из Москвы жалуется в своём письме на то, что когда-то называлось повреждением нравов. Читаю: «Мне пришлось наблюдать старух, которые даже не понимают голоса совести. У них этот голос фальшивый. Они думают только о пузе и о том, что ниже пуза. Старухи восьмидесяти лет не возражают, чтобы их партнёры принимали виагру или ещё какую-то гадость. Меня поразил и случай, бывший со мной. У меня хотели отнять квартиру, я боялась оставаться одна и попросила знакомого, хорошо образованного, работающего в МГУ, чтобы он у меня пару раз ночевал, мне было важно создать видимость, что я в квартире не одна. Ночевать-то он пришёл, но с иными понятиями. Человек уже не способен понять горе человека. Вы не думайте, что это редкий случай, не думайте – это в Москве везде и всюду, это уже норма», - говорится в письме.
Жалобы на повреждение нравов раздаются столько, сколько существует человечество. Собственно, чему, как не повреждению нравов человечество обязано своим возникновением и неуклонному умножению? Грехопадение Адама и Евы – что это было такое, как не повреждение нравов?

Письмо из Туапсе: «Кто может назвать хоть один город с населением в шестьдесят тысяч человек в любой из цивилизованных стран, в центре которого строили бы нефтеперерабатывающий завод? Туапсе - жемчужина на Черноморском побережье Кавказа. Он представляет собой чашу, ограниченную с одной стороны морем и с трех сторон - горами. На дне чаши, в самом лучшем месте, очень высокими темпами идет реконструкция и расширение существующего НПЗ. В пятьдесят девятом году в СССР решили возвести нефтеперерабатывающий завод в Белоруссии в районе Полоцка. Город для рабочих построили в двадцати километрах. Сам завод разместили в десятикилометровой зоне, куда проложили скоростной трамвай. Я одиннадцать лет проработала в институте, который проектировал там жилую зону. Я не понаслышке знаю, что такое НПЗ. Выходит, что нормы, существовавшие при советской власти, не касаются бывших комсомольских и партийных функционеров, перекрасившихся в демократов. Пренебрегли правилом, которое не допускает строительство НПЗ в зонах сейсмической активности, к которым относится и Туапсе. Ближайший случай: землетрясение в три и три с половиной балла второго и восьмого сентября нынешнего года. За последние пять лет было несколько случаев утечки газа или выхлопов из наших НПЗ. Люди, и я в том числе, задыхались. Еще не прошел шок у жителей Туапсе от терминала по перевалке ядовитых сыпучих материалов, а на подходе в центре города новые терминалы. Люди пока не понимают, что тут приготовили для них. Г.В. Волошина, экономист». Нормы в России существовали всегда, среди них было много замечательных, человечных, бывало, что некоторые из них где-то даже исполнялись, как в случае с Ново-Полоцким заводом. Но, как правило, побеждали, как и сейчас, не нормы, а исключения, произвол, называвшийся государственной необходимостью, интересами страны или – вот замечательное выражение! – высшими интересами. Это известная особенность несвободных стран на стадии экстенсивного развития. Экстенсивного – значит не вглубь, а вширь, за счёт природных ресурсов и мускульной силы.

Следующее письмо: «Как легко в угоду мифам забываются факты, а эмоции побеждают здравый смысл! Вот восемнадцатая годовщина так называемого "расстрела парламента», и уже никто не вспоминает, что за полгода до этого россияне поддержали Ельцина на референдуме, затеянном Хасбулатовым. А кто сегодня может сказать, каковы были формальные разногласия между дуэлянтами? Жажда власти опиралась на статьи конституции - 103-ю и 3-ю. По 103-ей Верховный Совет был правомочен принимать решения, обязательные для всех органов власти, а 3-я закрепляла равенство всех трех ветвей власти. Каждый прав и каждый неправ. Стрельбу начали хасбулатовцы, точнее - баркашёвцы. Убив при захвате мэрии майора милиции, кинулись на штурм Останкина. Охранявший её взвод автоматчиков атаку отбил. Наутро ельцинские танки обстреляли два этажа центральной части Белого дома, где был штаб Макашёва и Баркашёва. Руцкой по радио безуспешно призывал авиацию бомбить Кремль. Баркашёвцы ушли тоннелями, прочие сдались без боя. Никто из членов парламента не пострадал. "Расстрела парламента" не было, это просто хлёсткая метафора, удобная для обозначения событий противниками Ельцина. Так кто же прав? Основоположник, Маркс: "Когда сталкиваются права, решает сила", - здесь обрываю это письмо.

Как вам, дорогие слушатели «Свободы», понравится следующий человеческий экземпляр? Читаю: «Мне восемьдесят пять. Школьником делал мостик лучше всех девчонок, правой рукой вокруг шеи доставал правое ухо, почесывал затылок через спину. Это моя болезнь, врождённая слабость соединительной ткани. У меня и близорукость – сейчас минус девять. Рост – сто семьдесят шесть, очень длинные руки, грудь выпуклая, что шло на пользу, правое плечо ниже, правая ступня меньше. Плоскостопие, близорукость, но воевал в воздушно-десантных войсках, прыгал с парашютом. Бывали переходы по сорок км, однажды шли двое суток, с двумя двухчасовыми привалами. Привычные вывихи плеч, правого – десять раз, левого - далеко за сотню, вправлял сам, после чего – обморок. Живу в избе, в лесу. Ежедневно собаки выводят меня на часовую прогулку в лес. Раз в неделю – в Москву, в институт, проверять на стенде сделанное за неделю: изобретаю, слесарничаю. Много на компьютере, печатаюсь. Чистое хобби – ищу элементарное доказательство теоремы Ферма. Пережил двух жён. Переболел многим: брюшняк (дважды), цинга (война), спондилолистоз, тромбофлебит, рак толстой, полная поперечная блокада (восемнадцать раз запускали сердцеразрядом), стоит уже второй кардиостимулятор. Пью Ессентуки 17 (диабет) и водку – от всех болезней», - автору этого письма, напомню, восемьдесят пять лет, написал он, по его словам, мне для забавы. Говорит, что у него болезнь Голиафа не в тяжёлой форме – наследственная слабость соединительной ткани. «Рост Голиафа, как известно, был двести тридцать пять сантиметров, при очень длинных руках и ногах. Он был слеп, его возили на самом большом верблюде в поводу два всадника, для устрашения. Давид этого не знал, смело сразился и, естественно, победил». Великолепно, Владимир Александрович, великолепно! Выпуклая грудь шла вам на пользу, как я понимаю, потому что придавала бравый вид. Усвоил из вашего письма, что чрезмерная гибкость – не талант, а слабость соединительной ткани. Видите, у нас получилось что-то вроде крылатого выражения с осуждающим намёком. С другой стороны, гибкость в общественной, да и в личной жизни, бывает тоже полезной, более полезной, чем даже выпуклая грудь. Недостаток гибкости, не говоря уже о полном отсутствии её – мы знаем, что это такое. Славим кого-то как героя или как образец принципиальности, стойкости, верности, а он просто упёртый, как баран.

В России появился новый, небывалый вид славословия. Господина Медведева превозносят за то, что он признаёт, что в России не всё ладно с демократией. В этом видят его «высокую квалификацию и как юриста, и как политика». Так и пишут: превосходный человек, потому что «призывает вернуться к конституции». Вернуться – значит, на сегодняшний день ей не следуют. Вернуться – значит, от неё когда-то отступили? Когда же? Называют год: двухтысячный. По чьей вине? Оказывается, по вине простого народа: он стал избирать не тех, кого нужно, не лучших, а худших, что угрожало, дескать, самому существованию государства. Употребляют, как и положено образованным подлизам, мудрёные слова: «рациональная рефлексия государства, которое не позволяет разрушить себя». Как же теперь к ней вернуться, к демократии? Народ, говорят, должен переродиться в лучшую, в демократическую сторону, окультуриться. Читаю: «Мы должны изменить самих себя… Только это позволит вновь доверить прямые демократические процедуры народу». Вы поняли, дорогие слушатели «Свободы»? Вам предстоит окультуриться на демократический манер без демократии, К чему и призывает Медведев… За что его и хвалят… Причём сами же говорят, что дальше слов он не идёт, а хвалят так, будто великие дела следуют одно за другим. Тем временем он далеко не демократическим образом изгоняет одного из главных российских властителей, тоже далеко не демократа. То есть, откровенно смеётся над профессорами, для которых он светоч демократии.

В чём особенность, в чём небывалость этого славословия? В последние годы оно заметно звучит в почте радио «Свобода», так что закрадывается подозрение, уж не эти ли письма взяли теперь на вооружение в российском учёном мире, чтобы послужить путинизму. В чём же новизна, в чём небывалость? Представим себе, что при Сталине кто-то заявил бы на всю страну, что сталинизм – это, конечно, плохо, но необходимо, а Сталин хороший, потому что в конце концов, когда придёт время, когда мы все для этого созреем, выведет нас из сталинизма. Мог бы Сталин позволить такое восхваление своей особы? Что бы сделал он с таким умником? Путин же с Медведевым не только позволяют такое славословие по своему адресу, но и хорошо вознаграждают его. Отношения власти и её обслуги, таким образом, приобрели особо извращённую форму. Нас, кстати, некоторые слушатели осуждают за то, что мы предаём гласности эти отношения, предоставляем слово то одному, то другому из участников этой оргии. «Уважаемые господа, - пишет Екатерина Николаевна из Самары, - у меня складывается впечатление, что госпожа Крыштановская работает у вас по найму. Это, конечно, ваши дела, но кто-нибудь из вас слушает, что говорит на ваших волнах эта бывшая демократка, а теперь активистка «Единой России»? Ещё о том же: «Невнятное, демагогическое, с полным отсутствием мысли и правды интервью. Зачем Радио "Свобода" берет такие интервью? Пусть мне кто-нибудь ответит». Конец цитаты. Виктор из Междуреченска: «О. Крыштановская - умная женщина и толковый аналитик. Но с какого-то момента не верю тому, что она говорит. Почти по Станиславскому не верю. Надежное место у кормушки за которое она старательно борется последнее время, отбрасывает тень на все ее выводы», - точка. Так что же она всё-таки говорит? Она говорит, что власть в России «мало чем ограничена», что пирамида функционирует, как в советское время. Это приговор, и выносит его Путину с Медведевым видный член путинской партии. Кажется: что это, как не подрыв партийного единства, подрыв существующего строя? Но в следующую минуту мы слышим, что так и было надо: «задача стояла сначала навести какой-то порядок, обеспечить стабильность, а потом постепенно, небольшими шагами отпускать», чем, дескать, и занимаются сейчас. Наши слушатели усматривают тут продажность. Не уверен… Ну, кто станет заказывать и оплачивать две противоположные оценки себя, любимого, произнесённые в одном месте, в одном разговоре, в одну минуту, одними устами?! А с другой стороны, если вас хвалит человек, который вас же и поругивает, ему больше веры. Не исключён и такой пропагандистский расчёт.

И последнее на сегодня письмо: «Прочел на сайте "Свободы" ваше замечание, что, мол, идеи противников политкорректности устарели, и в газетах их никто не стал бы читать. Снимаю шляпу. Коммунисты утверждали точно то же самое об антикоммунизме, а пресс-секретарь покойного Ниязова объяснял, что Туркменбаши туркменская пресса не критикует потому, что, во-первых, не за что, а во-вторых, народ не поймет.... Впрочем, лет через двадцать-тридцать на Западе промывка мозгов будет завершена, и действительно, основная масса европейских граждан, практически все, родившиеся после 1980-го, будет считать нормальным явлением межрасовое внебрачное совокупление, приветствовать геев, а нас, людей старой школы, тех, кто доживет, - ископаемыми дикарями... Ну, а потом предстоит Второе пришествие».

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG