Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Главный московский контролер неизвестно где работал. Разбираем новый состав московского правительства


Сергей Собянини и Владимир Ресин на встрече с президиумом московского регионального совета партии "Единая Россия"

Сергей Собянини и Владимир Ресин на встрече с президиумом московского регионального совета партии "Единая Россия"

Елена Рыковцева: «Самый крупный кадровый федеральный десант в регионы за последние 19 лет», - так газета «КоммерсантЪ» назвала вброс мэром Собяниным новых людей в московское правительство. «А Москва таких десантов и вовсе не знала», - добавляет газета.

Логику новых назначений и перестановок в московском правительстве мы обсуждаем с нашими гостями – это редактор отдела политики газеты «Ведомости» Максим Гликин и обозреватель газеты «Московский комсомолец» Елена Егорова. Одно из новых назначений мы обсудим немедленно. Куратором московской прессы в ранге вице-премьера назначен Александр Горбенко, который ранее работал гендиректором «Российской газеты». «Ему предстоит выработать новый стиль работы мэрии со СМИ, которые ранее были поделены на «придворные», финансируемые из столичного бюджета, и все остальные, которые большей частью были настроены к мэрии оппозиционно», - так определяет его задачи газета «Известия». С нами на связи – Василий Гатов, вице-президент Гильдии издателей периодической прессы. И неслучайно я к Василию обращаюсь. На самом деле, Александр Горбенко кроме того, что гендиректор «Российской газеты», еще и президент этой Гильдии издателей периодической печати...

Василий Гатов: Был президентом.

Елена Рыковцева: А давно он оставил свой пост?

Василий Гатов: Уже два года он не президент.

Елена Рыковцева: Но долго же был?

Василий Гатов: У нас очень демократическая Гильдия, поэтому президент может занимать свой пост только один срок в течение двух лет.

Елена Рыковцева: Ну, по нынешним временам это уже долго. Василий, каково ваше мнение, почему был избран Горбенко? И чем ему предстоит заняться?

Василий Гатов: В области госмедиа есть только два крупных медиа-менеджера – Светлана Миронюк, руководитель РИА «Новости», и Александр Горбенко. Это государственные чиновники высшего уровня, которые занимают свои посты (в случае с Горбенко – занимал, в случае с Миронюк – занимает) не только оправданно, но и со всех профессиональных точек зрения с высококачественным результатом. Я считаю, что переход Горбенко в мэрию - абсолютно логичный шаг в развитии его карьеры, а особенно в связи с теми задачами, которые вы только что описали. Действительно, нужно преодолеть ряд проблем, которые возникли в управлении медиаресурсами московского правительства, нужно выстроить заново неформально существующий холдинг московских СМИ, включающий, между прочим, еще и ОАО «ТВ-Центр», и радио «Говорит Москва», и еще довольно большое количество ресурсов, которые прямо или косвенно контролируются Тверской.

Елена Рыковцева: Ему же еще предстоит назначить «нового Цоя» на должность «старого» Цоя. Василий, для того чтобы разобраться с московской прессой, кроме знаний и опыта, которыми он обладает, нужен же еще характер достаточно жесткий. У Александра Горбенко такой характер есть?

Василий Гатов: Получив практически 10 лет назад «Российскую газету», которая представляла на тот момент довольно убогое предприятие, жившее исключительно на доходы от получения государственного подряда на печать законов и сведений о банкротствах, Александр Николаевич превратил «Российскую газету» в мощное, одно из коренных предприятий отрасли, владеющее не только газетной редакцией с соответствующей инфраструктурой, но и управляющее полиграфическими предприятиями, управляющее дистрибуцией крупной, в один из крупнейших игроков на рынке, в один из центров модернизации отрасли. Несмотря на то, что он был очень консервативен всегда в своих решениях, но именно там, благодаря, конечно, и бюджетным дотациям, проверялись некоторые модели. Поэтому я считаю, что это человек очень (это не только потому, что мы с ним в хороших отношениях) способный, очень трезвый и действительно очень хороший управленец.

Елена Рыковцева: Вы как-то вскользь проговариваете «бюджетные дотации», хотя в успехе «Российской газеты», наверное, немаловажную роль играет бюджетная подпитка.

Василий Гатов: Я вам могу честно сказать, можно распоряжаться бюджетными дотациями так, как распоряжался ими Сергей Петрович Цой, а можно распоряжаться ими, что-то создавая. И мы не можем не видеть, что «Российская газета» сегодня – это абсолютно не то же самое, что «Российская газета» до получения масштабных вливаний. Еженедельник «Российская газета», который бесплатно распространяется практически среди всех пенсионеров... раньше они имели возможность печатать его для всей страны, а сейчас это несколько ключевых групп населения, - это очень качественный продукт. «Российская газета» имеет очень совершенный и современный сайт, один из самых совершенных среди наших СМИ. «Российская газета», я подчеркиваю, располагает собственной производственной базой, собственной базой дистрибуции, а это очень трудно построить, поверьте.

Елена Рыковцева: Я поняла, что он действительно умеет распорядиться бюджетными деньгами, и это умение ему очень пригодится и в Москве, на новом уровне.

Василий Гатов: Одни люди являются предпринимателями, нацеленными на извлечение прибыли, другие люди являются предпринимателями, нацеленными на правильное распределение бюджетных средств. В бизнесе есть классификация профессий: «master of business administration» и «master of public administration». И то, и другое занимается построением эффективно функционирующих систем. Только те, кто занимается бизнесом, работают на прибыль, а те, кто занимается «public», работают на эффективный результат для общества. Притом, что я совсем не сторонник государственных медиа, я не могу не признавать, что менеджер класса Горбенко или менеджер класса Миронюк, очень эффективно тратят, в том числе, мои налоговые деньги.

Елена Рыковцева: Хорошо, будем доверять ему свои деньги для строительства новой московской прессы.

И сразу скажу, что поменяла вопрос для слушателей. Сначала хотела вас спрашивать: кого из прежнего московского правительства вы вообще помните? Не считая известных фигур, как Владимир Ресин, Людмила Швецова, которые звучали в последние дни. Потом подумала, что, наверное, глупо этот вопрос задавать, будут звучать только: Ресин, Цой и Швецова. И поэтому я переформулировала на другой: что вы думаете о первых шагах нового мэра? Тоже вопрос неслучайный. Мы давеча ночью возвращались с моим коллегой Андреем Труханом после программы «Грани времени» Кара-Мурзы, Андрей курирует эту программу, и водитель спросил нас: «А что народ говорит о новом мэре?». А мы отвечаем, что даже и не знаем, что народ говорит. Поэтому сейчас я и хотела бы узнать, что наши слушатели говорят о новом мэре Москвы, каким они его увидели в эти первые дни.

Максим, вы проанализировали уже новые имена в московском правительстве, старые имена, кто вошел, кто ушел. Пожалуйста, ваше мнение, что за тенденции во всем этом?

Максим Гликин: Коллеги уже отмечали из «Коммерсанта», и мы тоже писали, что есть проект «Федеральный десант», важно не то, что их очень много, их не так много, чиновников из федерального правительства, из министерств пришло на новые позиции, а важно то, что они пришли на ключевые позиции, на должности, которые будут играть очень важную роль. Это СМИ, транспорт – замминистра транспорта, то есть очень высокого ранга чиновник туда пересел, это имущество, контроль над имуществом. То есть ключевые вещи переданы людям не из Москвы. И это аппарат, Ракова, давняя соратница Собянина, она же, видимо, будет заниматься и политикой. Хотя нет такой прямой должности, но, видимо, она политическими вопросами будет тоже заниматься.

И сейчас мы обсуждали Горбенко. Бизнес и СМИ – наверное, это все важно, но нам, жителям Москвы, это менее важно. Важнее – какова будет начинка, что на ТВЦ будут показывать? Дело в том, что население в Москве, в общем-то, либеральное, это еще и прежние выборы показывали, а начинка ТВЦ была ультраконсервативная – это был Пушков, Затулин, Караулов и так далее, для изысканно консервативной публики. Очень интересно, будет ли смена. Если они хотят город модернизировать, то, по-моему, эта старая начинка уже никуда не годится. И как они будут ее менять – это мне очень интересно.

Елена Рыковцева: Елена Егорова - редкий человек, для которого все эти чиновники имеют лицо, фамилию, имя. Она знает их, она много лет с ними работала. Елена, я бы хотела, что бы вы персонально сказали об этих людях: кого жалко из тех, кто отставлен, где вы согласны с выбором мэра, где, вы считаете, может быть, он поспешил, ошибся. С точки зрения персоналий оцените его выбор.

Елена Егорова: В целом, разумеется, я согласна с коллегами, что абсолютно заметна тенденция привода в горадминистрацию людей из федеральных структур. Например, мы вчера столкнулись с таким казусом. На должность Москонтроля, которая в прежней системе исполнительной власти считалась одной из ключевых... Александр Рябинин полностью курировал инвестиционную политику, занимался вплотную работой с застройщиками, и был страшной персоной. На эту должность назначен Егор Поляков, как сообщалось в справке, человек из Росимущества. Так вот, мы вчера пытались найти его фотографию, когда верстали газету, чтобы показать москвичам, кто это такой, и какую-то биографическую справку. Но мы не смогли ничего найти в Росимуществе. В результате вышел просто белый квадратик. Узнали только, что он 78-го года рождения и, вроде бы, там когда-то работал – это официальный ответ пресс-службы Росимущества. И только сегодня, поговорив с коллегами из столичного Департамента имущества, которые должны были контактировать и контактировали с Росимуществом, они сказали: «Да, есть такой человек, курировал Управление оценки, мы его знаем». Человек из Управления оценки Росимущества... Я не знаю, может быть, роль Москонтроля понижается. Но это довольно странное назначение, когда человека никто не знает, даже из той структуры, из которой он пришел.

Елена Рыковцева: Это очень любопытная история. Я тоже понимаю, что должность, которую занимал ушедший в связи с уголовным делом Рябинин, очень большая, серьезная, ответственная, контролирующая. То есть это контроль, по сути, над всеми потоками, распределением...

Елена Егорова: Да, это была ключевая должность.

Елена Рыковцева: И я открыла сегодня «Комсомольскую правду» - там все-таки есть фотография Егора Полякова. Он очень юный человек, в очках, серьезный. В досье «Комсомольской правды», в отличие от всех остальных персонажей, у которых есть имя, отчество, год рождения, даты, про него очень коротко: «Егор Поляков и раньше занимал руководящую должность. Он работал начальником Управления учета имущества, анализа оценки и контроля его использования в Росимуществе», - все! В газете «КоммерсантЪ» - чуть подробнее. Мы выясняем, что он все-таки питерский, есть дата его рождения, а это замечательное событие произошло 20 августа 1977 года, окончил Санкт-Петербургский госуниверситет экономики и финансов в 99-ом. С 99-го работал в Петербургском комитете по управлению городским имуществом (КУГИ). Очень знакомый комитет по многим историям. В 2001-2004 годах был советником по экономическим вопросам вице-губернатора Санкт-Петербурга, председателя КУГИ Валерия Назарова. С 2004 года трудился в Росимуществе в должности начальника вот этого управления. Но, как сообщили и «Московскому комсомольцу», и другим газетам, он там не работает уже! И где он работал перед своим назначением на этот огромный, важный, ответственный пост, совершенно непонятно.

Елена Егорова: И очень непонятно, как он справится. У нас «зубры» в стройкомплексе, там такие фигуры!.. И как 77-го года мальчик... Я, конечно, ничего не могу сказать, я просто ничего не знаю.

Елена Рыковцева: По фотографии – совсем ребенок.

Елена Егорова: И без всякого опыта подобной работы. У меня единственная версия, что снизится функция Москонтроля, куда-то будут переданы его функции. Например, есть версия, что будет создан некий департамент по борьбе с коррупцией, и может быть, туда все перейдет. Он же займется инвестиционной политикой. С другой стороны, очень странно смешивать инвестиционную политику и коррупцию, как бы мы заведомо уже считаем, что вся инвестиционная политика – это коррупция. Но вот это назначение для меня абсолютно непонятно. Причем я знаю, что в Москонтроле есть люди... например, тот же Ахмадеев, который был замом Рябинина, и был, в общем, спикером, потому что Рябинин был очень закрытым. Мы его первый раз увидели на пресс-конференции уже перед его отставкой, а до этого он журналистов не пускал даже на порог. Так вот Раис Ахмадеев, абсолютно грамотный, был спикером, разрабатывал многие постановления в инвестиционной деятельности. Когда ты его слушал, ты понимал, что этот человек разбирается во всем, понимает, знает, знаком с инвесторами, может их «выстроить».

Максим Гликин: Я хотел бы уточнить, тут некоторая путаница. Он занял не ту должность, которую занимал Рябинин. Рябинин был вице-мэром - руководителем многих направлений, в том числе и Москонтроля, но Москонтроль – это было главное. А в октябре, когда пришел Ресин, он отставил Рябинина и назначил на должность главы Москонтроля вице-мэра Шукшина Владимира. Шукшин и теперь остался вице-мэром, но уже по правоохранительным органам и каким-то еще вещам, а Москонтроль понижен в уровне. Москонтролем уже на уровне руководителя, видимо, департамента будет вот этот молодой человек руководить. Это другая должность, чем у Рябинина, другие функции, более узкие.

Елена Рыковцева: Вы хотите сказать, что разделили функции Рябинина?

Максим Гликин: Да, пост Рябинина разделили. Поэтому у Полякова будет меньше гораздо сфера ответственности.

Елена Рыковцева: Однако поляковский Контрольный комитет, Москонтроль, будет подчиняться непосредственно мэру. Промежуточного начальника не будет между ним и мэром.

Максим Гликин: Кроме того, была идея, что вообще ликвидируют этот орган, потому что как бы считалось, что он не нужен. Но надо сказать, что структура правительства неизвестна. Все рисуют схемы, что-то обсуждают... Ребята, еще нечего обсуждать – нет правительства. Где министры? Где начальники бесчисленных департаментов? Это неизвестно. А глубокий анализ можно делать только тогда, когда будет объявлена вся структура, вся реформа.

Елена Рыковцева: Максим, министры есть, просто они пока исполняют обязанности.

Максим Гликин: Вот именно! И мы не знаем, будут ли вообще министры. Может быть, вообще министров не будет в новом правительстве.

Елена Рыковцева: Елена, вы слышали о том, что не будет министров в новом правительстве?

Елена Егорова: Не слышала. Но согласна с коллегой, что структура действительно неизвестна, и делать какие-то выводы, безусловно, рано.

Максим Гликин: Все эти люди – Малышков, Коростелев – куда они все денутся? Скорее всего, их не будет. Куда денется Кузьмин, главный архитектор?

Елена Егорова: Я думаю, что они уйдут, те, кого вы сейчас назвали.

Максим Гликин: Да, их не будет. Но мы ничего не знаем. Это тайна.

Елена Рыковцева: Например, на эту минуту, если посмотреть картинку цветную... Вы говорите, что рисуют картинки. И очень хорошо, что их рисуют, потому что все очень понятно. Вот картинка в «Коммерсанте»: красный цвет – это те, кто назначен, зеленый цвет – это те, кто остался исполнять обязанности. Примерно пополам делятся эти цвета, хотя чуть меньше красного. То есть «зеленых», тех, кто остался пока на своих постах...

Максим Гликин: Серо-зеленая зона.

Елена Рыковцева: Серо-зеленая зона пока остается. Но я очень радуюсь, что пришли молодые лица в правительство Москвы, все эти ребята очень симпатичные, начиная с непонятного Егора, который неизвестно где работал, но внешне он очень милый человек. Пришла замечательная девушка, которой 32 года всего, на должность зама мэра, руководитель имущественного комплекса Москвы. Она родилась в 1978 году в Москве, окончила МГУ имени Ломоносова по специальности «юриспруденция». Это Наталья Сергунина. С 2000-го по 2004 годы работала в Минимуществе России консультантом, советником, замом начальника отдела. С 2004 года – замначальника управления, начальник управления недвижимого и движимого имущества Росимущества. С 2008 года – замглавы Росимущества. Она похожа (для наших слушателей скажу) на Татьяну Голикову немножко, только моложе, соответственно.

Елена Егорова: Так и сказали, что это «Татьяна Голикова московского правительства».

Елена Рыковцева: Потому что один и тот же тип: блондинка, с длинными волосами, симпатичная, милая. А что это за должность? Это же огромная должность!

Елена Егорова: Да, это значительная должность – это многочисленные активы, собственность, которой владеет правительство Москвы, это недвижимость, акции, аренда, даже отчасти малый бизнес, а так как он зависит от недвижимости, он зависит и от имущественно-земельного комплекса. В самом департаменте я тоже вчера спрашивала, они знают Сергунину, очень хорошо о ней отзываются, говорят, что представлять ее приезжал лично Владимир Ресин. И бывший глава комплекса Владимир Силкин сказал, что это, в общем-то, лучший выбор, который мог бы быть сделан. Они с ней плотно работали, например, по возвращению детских садов в госсобственность. Говорят, что она абсолютно договороспособна, работоспособна, требовательна, инициативна. То есть у нее действительно есть опыт значительный и желание работать. И сам Силкин оценивает ее очень высоко.

Елена Рыковцева: Замечательно! И чтобы закончить тему молодых поступлений в правительство, хотела бы остановиться на личности Артема Ермолаева – это глава Комитета по информационным технологиям. Тоже молодой парень – родился 22 июня 1976 года в Москве. Окончил Государственный университет управления, работал в сфере информационных технологий. Елена, я правильно поняла сообщение СМИ, что Комитет, который ему дают, по информационным технологиям (не по СМИ, не нужно путать), был в каком-то загоне в мэрии и его, по сути, заново возрождают?

Елена Егорова: Да, я поняла примерно так. Там постоянно «Электронной Москвой» занимались, чем-то еще, но каких-то особых результатов, судя по отчетам по этой программе, не было, как-то не удавалось добиться. И насколько я знаю, там никакого электронного документооборота до сих пор не существует, все возится курьерами, нужно бумажки передавать обязательно, и не одну, там регламент выстроен довольно сложный. Хотя, насколько я знаю, в некоторых регионах, в частности в Татарстане, уже давно все в электронном обороте, цифровые подписи. И судя по тому, что вчера на закрытом заседании говорил Собянин, очевидно, такая задача – создание «Электронного правительства», перехода на цифру, на современные системы управления – ставится и перед новым главой этого комитета.

Елена Рыковцева: Последняя его должность – это советник министра связи и массовых коммуникаций, а по-простому – советник Игоря Щеголева. Вот оттуда он пришел на Москву.

Григорий из Москвы, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Я считаю, что глубокий анализ уже можно давать, потому что есть назначенные люди, которых мы знаем. А вы полчаса потратили на то, чтобы обсуждать тех, кого мы не знаем, искали полчаса мальчика. Что такое Ресин? Это издевательство над словосочетанием «борьба с коррупцией». Что такое Швецова? Социальный блок уже давно завален в Москве. Что такое Росляк? Это дефицит московского бюджета. Что, вам не о чем поговорить? Вы ищите каких-то незнакомых...

Елена Рыковцева: Григорий, но если мы не поговорим, вы так и не узнаете, кто эти новые люди. Мы вас информируем.

Слушатель: А кто такой Ресин?

Елена Рыковцева: Мы сейчас скажем, кто такой Ресин. Но я хочу вам сказать, Григорий, что как раз то, что, например, о Егоре Полякове нечего говорить – это очень о многом и говорит. Это очень странная история, в которой еще предстоит разбираться, что назначают человека в контрольный комитет Москвы, про предыдущее место работы которого ничего не известно. Это сама по себе замечательная, по-моему, история.

Александр из Москвы, здравствуйте.

Слушатель: Добрый день. Конечно, это удивительно. Я продолжу тему, которую начал предыдущий господин. Если вы помните, кампания против Лужкова начиналась с того, что всем стали показывать запястье господина Ресина с часами стоимостью в миллион долларов. Потом этого человека приняли с помпой туда, где началась критика нашего бывшего мэра, - в «Единую Россию». И ничто не помешало его сейчас опять переназначить. Поэтому все разговоры о борьбе с коррупцией в Москве – это, конечно, чушь собачья. И второе. Новые назначения в блок информационной политики. Почему меня, москвича, лишили такой информационной программы, как карауловский «Момент истины»? Мне там рассказали о жульничестве депутата ЛДПР с армянской фамилией. Это подтвердилось, и сейчас Дума дала возможность его привлечь к ответственности. Третье. Извините меня, совершенно вся Европа не скрывает того, что, проанализировав эти назначения, все говорят о следе Абрамовича. Абрамович возвращается в Москву и расставляет везде своих людей. Да, они маленькие, они невнятные, они ничего не значат, но они управляемы. Поэтому ответственность, наверное, за все это должен взять на себя Собянин.

Елена Рыковцева: Александр, мы ничего не слышали о людях Абрамовича в московском правительстве. Назовите, пожалуйста, имена и фамилии.

Слушатель: Владимир Ресин – человек Абрамовича.

Елена Рыковцева: Все понятно. Итак, совершенно не исключает одно другого. Конечно, мы должны были поговорить о том, почему остались вот эти «старые» люди. Но я, тем не менее, хочу закончить разговор о новых назначенцах. Последний, кого нам осталось обсудить, - это Николай Лямов, который теперь будет заместителем мэра по развитию транспорта и дорожного строительства. И пришел он из Минтранспорта Российской Федерации, был там заместителем министра. Лена, ведь до его прихода единого транспортного департамента не было?

Елена Егорова: Да, единого не было. Был департамент дорожно-мостового строительства, который входил в структуру стройкомплекса и подчинялся непосредственно Владимиру Ресину, и был Департамент транспорта, который возглавлял Кичеджи, там тоже постоянно менялись начальники. Сначала его возглавлял Леонид Липсиц, который сейчас, по-моему, где-то на федеральном уровне тоже занимается решением этих вопросов. А в последнее время его курировал Кичеджи.

Елена Рыковцева: Но вице-мэра не было по транспорту, по-моему.

Елена Егорова: Нет, вице-мэра по транспорту не было. Они были разрознены, то есть это были разные все-таки структуры, это не было объединено.

Елена Рыковцева: Максим, как вы расцениваете перспективы Николая Лямова, который с федерального уровня спустится на московский? Сможет ли он разрулить проблемы в буквальном смысле слова?

Максим Гликин: Я не знаю, что разрулило Министерство транспорта РФ, какие замечательные развязки, какие улучшения нашей дорожной инфраструктуры произошли за те годы, что его возглавляет Левитин. Также ничего я не вижу хорошего и в Москве. И почему те лучше этих, и какова концепция развития транспорта и дорог в Москве... Есть замечательный эксперт Глинкин в Москве, и он говорит, что во всем мире переходят на гибрид трамвая и метро. Я в Стамбуле это видел. А у нас, наоборот, разбирают трамвайные пути, которые всем мешают. Но никакой идеи, никакой концепции я не видел. Берут каких-то людей, но берут подо что? Что будет меняться в Москве, никто нам не объясняет.

Елена Рыковцева: И перед тем, как перейти к разговору о старо-новых назначенцах, о том, почему оставили старую гвардию, прочитаю сообщения, которые пришли на пейджер.

«Образцовый бюрократ», - пишут о Собянине. «Порох не выдувает, но аппарат будет в идеальном порядке». «Раковый корпус», думаю, это будет теперь называться – Анастасия Ракова возглавила этот аппарат.

«После обаятельного жизнелюбца Лужкова, постно-угрюмое выражение лица – становится не по себе». Уже скучают по Лужкову, хотя бы эмоционально.

«Исчезают газеты и журналы, никто их не читает, а все почтовые ящики забиты рекламой, урны тоже. На какие деньги это печатается?». Ну, наверное, на деньги тех, кто рекламирует эту продукцию.

«Известно, что каждый назначенец набирает себе команду по своему образу и подобию», - пишет Николай.

«Пока ничего не изменилось, везде как были «лужковские», так и остались», - пишет Александр.

«Ресина не нужно было делать первым замом. Сдал Лужкова». Может быть, неправильно написали, а надо: Ресина нужно было сделать первым замом?

Максим Гликин: Автор этого послания любит Лужкова, он говорит: он сдал Лужкова, как же его можно было...

Елена Рыковцева: Странная логика! Его поэтому и сделали первым замом.

«Я знаю, кто такой Шукшин. Он был телохранителем Лужкова 20 лет назад, потом его сделали управляющим. Теперь он вице-мэр», - пишет нам москвичка.

Максим Гликин: Да, про Шукшина как раз и говорят, что он «лужковский Коржаков». Он генерал. Его называют «дядя Володя».

Елена Рыковцева: И удивилась пресса этому назначению все-таки. Ведь, казалось бы, это один из самых преданных людей Лужкова, тем не менее, он остался...

Максим Гликин: Нам объясняют, что он близок к силовикам, к Сечину. Его с того уровня, как нам объясняли, протаскивают.

Елена Рыковцева: «Как российское правительство кумовско блатное, так и Москва будет молодежно блатным», - так реагируют на молодых назначенцев наши слушатели.

«Разговоры о либеральной Москве сильно преувеличены. Даже в 90-ые большинство население было довольно, что чубайсовскую команду в Москве бортанули, не дали тут хозяйничать. А теперь либералы и вовсе сдулись. Можно говорить, скорее, о левых настроениях, а не о либеральных», - пишет Александр из Москвы.

«Непонятно, что вы обсуждаете. Ничего пока не ясно, кроме молодых лиц на ключевых направлениях», - пишет Георгий из Геленджика. Нет, как раз очень ясно, что ключевые направления остались и за «старыми» лицами. Мы сейчас об этом поговорим.

Виктор из Москвы, здравствуйте.

Слушатель: Добрый день. Речь идет о замене, смене. Смена руководителей – это, можно сказать, необходимый шаг, но недостаточный. Сейчас средний слой, который и делает дела, - осталась болотистая местность, а известно, что болото или отторгает, или поглощает. Что вам известно насчет изменения каких-то принципов управления и так далее «новых» и того же Собянина?

Елена Рыковцева: Елена, вы уже ведь там походили, посмотрели, как он держится, как общается, как он назначает. Какие-то первые выводы вы можете сделать о разнице в подходах, в принципах?

Елена Егорова: Честно вам скажу, не могу пока сделать. Я его не видела вживую до сих пор, потому что все мероприятия были закрыты. И не понятно, по чьей инициативе. Сейчас говорят, что это не была его инициатива. Но ни на встречах с общественностью предвыборных, ни потом перед пулом, который работает в мэрии, Сергей Собянин не появлялся. Поэтому я могу сделать точно такие же выводы, как и все остальные, глядя на экран «ТВ-Центра» и других каналов.

Максим Гликин: О стиле Собянина давно и хорошо известно, потому что он опытный управленец, много лет был губернатором, замом полпреда, начальником президентской администрации. А когда мы спрашивали о Собянине у Рокецкого, бывшего губернатора Тюмени, он сказал: он приведет молодых. Про него известно, что это человек немолодой, очень консервативный, очень зажатый и закрытый, но при этом любит опираться на молодую команду – это есть в его стиле. И мы об этом писали, что он приведет молодых. Он молодых и привел. Это одна из черточек Собянина интересных.

Елена Рыковцева: И мне это очень нравится. Я не знаю, почему у него это так, но мне нравится.

Максим Гликин: Вторая черта – он любит какие-то системные изменения. Он любит выстраивать административную реформу, перестройку проводить. Он системщик, системный подход. Он, видимо, будет как-то спокойно, педантично, методично выстраивать какие-то новые взаимоотношения в мэрии. То есть не спонтанно, не разбрасываясь, а медленно, упрямо, верно. Его не переспоришь, ему не «впаришь» ничего. Он очень жесткий человек. При этом, да, угрюмый и молчаливый. Но говорят, что он молчаливый на публике, а так он очень компанейский. Он любит заниматься спортом. И среди своих он, наоборот, разговорчивый, компанейский. Вот он такой странный человек.

Елена Рыковцева: Елена, я прошу вас откликнуться на пожелание наших слушателей и все-таки прокомментировать то, что «старые» люди остались на ключевых постах в московском правительстве, их переназначили. Хотя наши слушатели связывают продолжение того негатива, который был в Москве, именно с этими именами. Что вы скажете по этому поводу?

Елена Егорова: Сам Собянин говорил, что он не будет ломать хребет команде, и он его не сломал. Действительно, остались первые замы, только перешли в должность просто замов: Юрий Росляк, глава комплекса экономической политики, Людмила Швецова, глава комплекса социальной сферы, и Петр Бирюков, глава комплекса городского хозяйства. Переназначение Петра Бирюкова мне кажется наиболее очевидным, потому что близится зимний сезон...

Елена Рыковцева: И энергетический комплекс на нем тоже.

Елена Егорова: С этим же связано и сохранение постов за Цыбиным, который курирует Департамент жилищно-коммунального хозяйства и благоустройства, и Евгением Скляровым, который отвечает за энергообеспечение города. Я связываю только с этим.

Елена Рыковцева: Это чтобы успокоить москвичей.

Елена Егорова: И себя успокоить, потому что эти люди знают, что надо делать, знает, как все работает, какие регламенты существуют. В данном случае абсолютно подходит пословица: на переправе коней не меняют. Трудная зима, уже всех запугали. И лучше оставить людей, которые уже имеют опыт, знают, как реагировать на нештатные ситуации. И что касается Юрия Росляка. Раньше этот комплекс действительно был одним из самых значительных. Туда же входил Департамент земельных ресурсов, Департамент имущества. Потом был создан новый комплекс, который сейчас возглавила Сергунина. А у Росляка остался Департамент экономической политики и развития.

Елена Рыковцева: Комитет государственных заимствований…

Елена Егорова: Нет, они подчиняются напрямую мэру. Например, Департамент финансов не подчиняется Росляку, он подчинялся напрямую мэру. Не знаю, как будет сейчас, нет структуры. Комплекс Росляка носит громкое название, но все полномочия были растасканы по другим... то есть не было единой, слитной структуры, которая определяла бы экономическую, финансовую политику мэрии. И уже приходят люди из Министерства финансов. Например, корректировка московского бюджета 2011 года, насколько известно, поручена специалистам Минфина.

Елена Рыковцева: И я хочу получить комментарий Максима Гликина к тому, что Владимир Ресин остался. Это, с одной стороны, не ломать, не трогать сразу, сохранить что-то, не вляпаться в эту тяжелейшую структуру, оставить между структурой и собой какого-то посредника, но, с другой стороны, опять же все, что было в Москве дурного, будет, конечно, висеть на Ресине.

Максим Гликин: Я сравниваю правительство Собянина с федеральным правительством, где только что был Собянин. Там же тоже был переходной фигурой и остался на посту первого вице-премьера Зубков. Вроде бы, он первый, то есть он главнее, по сути, чем, например, Сечин, но мы же понимаем, что пост Сечина гораздо значительнее и важнее, чем пост Зубкова. Индустрия важнее, чем сельское хозяйство. Тут что-то похожее. Вроде бы, он занимает вышестоящую должность, и он будет, наверное, исполнять обязанности мэра в отсутствие Собянина, но Сергунина, Ракова, Лямов, которые пришли на новые должности, все-таки ключи будут в их руках от многих важных городских проблем. А это больше похоже, мне кажется, на пост зиц-председателя. Это знак москвичам, которые любят Лужкова, а Лужков все-таки был популярен, надо сказать, среди значительной части москвичей, что лужковское наследие не окончательно перечеркнуто: «Мы правопреемники, мы продолжатели каких-то лучших традиций Лужкова».

Елена Рыковцева: И темнее менее: «Мы ставим лужковского человека», - который, тем не менее, за две недели своего мэрства открестился от Лужкова. Так, что ли?

Максим Гликин: Нет, ему нужно было доказать, что «я правопреемник, но от всего худшего я буду открещиваться». Например, Лужков вышел из «Единой России». Это хорошо, с точки зрения Путина, Собянина? Это плохо. И от этого плохого Ресин открестился и сказал: «А я вступлю в «Единую Россию».

Елена Рыковцева: Не считая того, что Лужкова, по сути, выперли из «Единой России», выдавили.

Максим Гликин: Он открещивается от того, что Лужков был нелоялен. «А я буду лоялен», - он говорит. Вот от этого он открещивается. А от хорошего не открещивается.

Елена Рыковцева: В его понимании, это худшее, что было в Лужкове.

Петр из Москвы, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Ввиду того, что я не так информирован, как вы, журналисты, я люблю пользоваться интегральными критериями. Я думаю, что Москва из столицы России превращается в столицу ГУЛАГа. Я уверен, что все назначенцы, и новые, и старые, они члены КГБ, ФСБ, НКВД и так далее.

Елена Рыковцева: По крайней мере, в их биографиях этого нет. Ничего связанного с силовыми структурами в новых биографиях я не вижу.

Максим Гликин: А многие родились уже тогда, когда не было НКВД, а КГБ уже заканчивалось.

Елена Рыковцева: Андрей из Москвы, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Я архитектор, поэтому мне трудно судить о тех персонажах, о которых вы говорите. Я скажу о персонажах, которые мне более-менее известны. Дело в том, что Лужков окружил себя людьми, которых он, так сказать, кормил с руки. Одним из таких людей, несомненно, является Кузьмин.

Елена Рыковцева: Главный архитектор Москвы.

Слушатель: Задачей главного архитектора Москвы была разработка нового, с новыми требованиями, предъявляемыми XXI веком и так далее, Генерального плана столицы. Тот Генеральный план, который сейчас принят, - это есть косметический ремонт квартиры в доме, в котором растрескались стены и перекрытия. То, что в Москве будут пробки, было ясно еще в 1960 году. Вместо того, чтобы кардинальным образом, на современный манер проектировать новый Генеральный план города, сейчас принят такой Генеральный план, по которому просто заделываются «дырки». Никакие новые кольцевые дороги, никакие развязки, никакое улучшение, о чем говорит новый мэр, каких-то пересечений и новых дорожных знаков – это все просто смешно. Еще в 1966 году был конкурс на концепцию развития Москвы, и предпочли старый, поступательный образ Генерального плана города.

Елена Рыковцева: Андрей, спасибо вам большое за это напоминание. Но ведь уже после отставки Лужкова было принято решение не пересматривать Генеральный план. Я так понимаю, что и Собянин не будет его пересматривать. Елена, это ведь не будет никаким сомнения подлежать, правильно?

Елена Егорова: Я тоже так поняла Собянина. Потому что Генеральный план он назвал фундаментальным документом. Но он сказал, что это не догма, и туда могут вноситься какие-то изменения. Но это планировалось и ранее. Планировалось его актуализировать, насколько я знаю, каждые три месяца. По крайней мере, на начальном этапе нужно было внести зоны памятников, которые сейчас уже подготовлены, но там не учтены. И насколько я знаю, Москомархитектуры, Кузьмин, они как раз готовились к слушаниям в Думе по этой корректировке. Она была запланирована на конец осени. А что там будет сейчас, я не знаю. Но я считаю, что для Москвы, для москвичей более важным документом являются Правила землепользования и застройки, которые сейчас прошли только первое чтение, они лежат в городской Думе, дожидаясь своей участи.

Елена Рыковцева: Речь идет только о косметических изменениях. А то, что не будет все-таки генеральным образом пересматриваться Генеральный план, означает ли, что и Кузьмин сохранит свой пост? Чего ж его менять?

Елена Егорова: Нет, я как раз считаю, что Кузьмин будет назначен (извините за грубое слово) «козлом отпущения». Должен же кто-то отвечать за ошибки за преступную градостроительную политику. И я думаю, что, к сожалению, это будет Александр Викторович Кузьмин, которого я знаю как глубоко порядочного человека. Не знаю насчет того, кормился ли из рук или не кормился.

Елена Рыковцева: Но с тем же успехом можно сказать, что кормились из рук Лужкова учителя, пенсионеры и так далее.

Елена Егорова: Да. Я его знаю как порядочного человека, по крайней мере. И мне жалко, что, судя по всему, по логике развития ситуации, он будет жертвой. То есть видно, что есть некая подковерная борьба, активизировались его замы, мэтры архитектурные, проводят пресс-конференции активно, якобы по другим темам, но активно комментируя градостроительную политику города, высказывая свое мнение, критикуя. Это говорит о том, что за этот пост уже идет борьба.

Елена Рыковцева: То есть они его уже, в общем, отставили мысленно, к сожалению. К сожалению – я имею в виду человеческую часть этой истории, не профессиональную, потому что профессионально – не нам уж теперь решать, кто будет новым главным архитектором.

Максим Гликин: А я так и не понял, какая была градостроительная политика этого города и в чем был высокий замысел главного архитектора Кузьмина. Я видел, что какие-то районы старой Москвы почему-то сносились, вдруг появился Центр «Москва-Сити». То есть кусками город ультрамодерновый, кусками – это перекрашенные фасады XIX века, какие-то фасады перекрашивали, а какие-то сносили. Я видел какую-то сумятицу вместо политики. Я видел, что людям, которые пользуются автомобилями, а это вся Москва практически, ездить негде.

Елена Рыковцева: Я поняла так нашу коллегу Елену Егорову, что она говорит, скорее, о человеческих качествах Кузьмина, что он порядочный человек...

Максим Гликин: Мне важно, что город развивается хаотически.

Елена Егорова: «Москва-Сити» формировался до Кузьмина. Сейчас пытаются сказать, что это Кузьмин. Но это не Кузьмин. У «Сити» есть свой главный архитектор. И еще до назначения Кузьмина была сформирована концепция, не учитывающая транспортную составляющую. А сейчас на него просто вешается...

Елена Рыковцева: И мы завершаем программу «Час прессы» на том, что, скорее всего, на Кузьмине будет много чего еще числиться, даже того, к чему он на самом деле отношения не имел. Продолжим следить за тем, что происходит в московском правительстве в последующих выпусках программы «Час прессы».

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG