Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Насколько Сербия готова к европейской интеграции


Ирина Лагунина: 25 октября в Люксембурге министры иностранных дел Европейского союза поручили Европейской комиссии приступить к рассмотрению заявки Сербии на вступление в ЕС. Напомню, что официальную заявку о желании стать участницей союза Сербия подала в конце минувшего года.
Вступление в союз – процесс поэтапный. Даже для получения статуса кандидата в члены, Белграду придётся выполнить многочисленные условия, которые, кстати, выставляются каждой стране, желающей вступить в ЕС. Однако два из них – особые для Сербии, и именно они до сих пор серьёзно тормозили процесс европейской интеграции страны: полное сотрудничество с Международным Гаагским трибуналом по военным преступлениям, совершённым в бывшей Югославии, и урегулирование отношений с Косово. От Белграда требуется разыскать и выдать трибуналу двоих скрывающихся от международного правосудия лиц – генерала боснийских сербов Ратко Младича и лидера сербов из Хорватии военных времён Горана Хаджича, а проблемы отношений с Косово решать с помощью диалога с Приштиной. О том, как в Сербии воспринимают решение министров иностранных дел ЕС, рассказывает Айя Куге.

Айя Куге: Долгожданное решение Европейского союза в Сербии было встречено с огромным удовлетворением, дескать, теперь страна перешагнула важную черту на пути к Европе. В стране по вопросу европейской интеграции достигнут почти полный политический консенсус: лишь две националистически ориентированные оппозиционные партии выступают против присоединения Сербии к единой Европе, но их рейтинг неуклонно падает.
Президент Сербии Борис Тадич заявил.

Борис Тадич: Это важный момент в процессе европейской интеграции. Годами мы были практически заблокированной страной - до 2008 года движение к членству в Европейском союзе было замедленным. В течение последних двух лет нам удалось разблокировать этот процесс и сделать серьезные шаги вперёд. Большим успехом было подписание соглашения о стабилизации и ассоциации с ЕС. Это соглашение уже применяется, и страны-участницы Евросоюза начали его ратифицировать. Мы завершили важный этап по сотрудничеству с Гаагским трибуналом, а это главное условие дальнейшего процесса европейской интеграции.

Айя Куге: Борис Тадич обещал, что Сербия сделает всё, чтобы в ближайшее время был разрешён вопрос отправки в Гаагский трибунал Ратко Младича и Горана Хаджича. Он также подтвердил, что Белград, не признавая Косово суверенным государством, будет, тем не менее, вести с Приштиной диалог.
Белградские политические аналитики также положительно оценивают шанс, который дал Сербии Евросоюз. Директор Балканского фонда демократии Иван Вейвода отмечает, что официальный Белград уже готов ответить на перечень требований ЕС, состоящий из нескольких тысяч вопросов, и доказать, что страна готова к интеграции.

Иван Вейвода: Это во всех смыслах положительная и обнадёживающая новость. Европейский союз и Сербия имеют общую цель – продолжить интеграционные процессы и тем самым добиться дальнейшей стабилизации и укрепления мира в регионе. Теперь Евросоюз направит правительству Сербии перечень вопросов, на которые нужно будет ответить. Уже известно, что правительство и Канцелярия по европейской интеграции страны готовы на них ответить в самые короткие сроки. Когда ответы будут переданы в Брюссель, можно ожидать решения об официальном статусе государства-кандидата в члены ЕС. Однако нельзя при этом забыть, что приоритетом не только Евросоюза, но и Сербии, остаётся арест обвиняемых Гаагским трибуналом Ратко Младича и Горана Хаджича. Президент Тадич заявил, что их арест должен быть проведён как можно скорее. Я уверен, что для дальнейшего сближения Сербии с Европейским союзом решающей будет оценка главного прокурора Международного трибунала Сержа Брамерца – насколько полно страна сотрудничает с этим международным органом. Хорошо, что правительство Нидерландов приняло разумное решение – подключиться к большинству, к 26 государствам ЕС, считающим, что наступил момент, когда Сербия может приступить к следующему этапу европейской интеграции.

Айя Куге: Кстати, главному прокурору Гаагского трибунала Сержу Брамерцу предоставлена возможность оценить, находится ли Младич на свободе потому, что Сербия не желает его арестовывать, или она не в состоянии это сделать, поскольку генерал может не находиться на её территории. Согласно последней информации, Ратко Младич ещё два года назад скрывался в Белграде.
Сербии не остаётся ничего другого, кроме как ясно показать Гааге, что Белград в состоянии, а что он не в состоянии сделать – считает председатель внешнеполитического совета Министерства иностранных дел Сербии Соня Лихт.

Соня Лихт: Мы должны будем приложить максимальные усилия, и кажется, что нам доверяют – в противном случае решение ЕС было бы другим. Мы должны показать и доказать, что являемся серьёзным государством, что выполняем договорённости, достигнутые с представителями Евросоюза. Наше сотрудничество подтверждает общая резолюция по вопросу Косово и политика, которой мы и дальше будем придерживаться. Я считаю, что в наших интересах как диалог с Приштиной, так и углубление регионального сотрудничества. В отсутствии сотрудничества европейская перспектива была бы под вопросом для целого региона. Всем нам придётся работать вместе – и не только потому, что это условие Европы, а потому, что для Евросоюза мы представляем интерес лишь как регион. Все мы должны это понять. Мы не привлекательны каждый в отдельности – все мы малы, довольно-таки бедны, у нас много проблем. Да и у самого Европейского союза на данный момент достаточно собственных проблем. Я уверена, что только политикой, направленной на региональное сотрудничество, можно доказать, что членом ЕС на самом деле должен стать единый балканский регион.

Айя Куге: Что для Белграда будет сложнее в пути к ЕС: завершение полного сотрудничества с Гаагским трибуналом, или диалог с Приштиной? Вопрос к эксперту Милану Паевичу из Центра международной политики и безопасности ИСАК.

Милан Паевич: Надеюсь, что Гаагский трибунал будет лишь краткосрочной помехой. То есть я ожидаю, что в ближайшее время всё-таки будут найдены остающиеся на свободе обвиняемые. А что касается Косово, проблема разрешения отношений между Белградом и Приштиной будет длится дольше. Это не означает, что для Сербии урегулирование отношений с Косово является непреодолимой преградой. Можно надеяться, что сербско-албанский диалог начнётся в разумно близкое время и за ним последуют переговоры и договорённости. Если отношения постепенно будут улучшаться, это поможет и Сербии, и Косово, и остальным соседним государствам легче интегрироваться в Евросоюз.

Айя Куге: Есть ли теперь у Сербии повод для оптимизма?

Милан Паевич: Я на это не хотел бы смотреть через призму оптимизма или пессимизма. Я расцениваю это, прежде всего, как огромную работу, которую нам предстоит выполнить. На мой взгляд, важнее обратить больше внимания на остальное содержания процесса интеграции в ЕС – заниматься вопросами, которые улучшили бы жизнь в Сербии, чем решать политические вопросы, такие как сотрудничество с Гаагским трибуналом и Косово. В последние 10 лет политические вопросы отняли много драгоценного времени, и из-за них мы мало занимались внутренними реформами. Например, мы не применяем европейские стандарты и нормы по защите прав потребителя, по защите качества воздуха, улучшения транспортного движения, не заботимся о правах рабочих и работодателей, позволяем монополии в торговле. Нам надо поскорее решить всё то, что нам так и так придется решать в ходе переговоров с ЕС, то, что необходимо будет приспособить к системе Европейского союза, чтобы поднять на более высокий уровень качество жизни и целого общества.

Айя Куге: Как вы уже сказали, в стране нужно провести качественные внутренние реформы. А насколько Сербия готова и насколько в состоянии выполнить те требования ЕС, которые не связаны с Гаагой и Косово?

Милан Паевич:
Готовность существует, и мне кажется, что есть и определённая способность принять и приспособить европейские правовые нормы к домашнему законодательству. У нас есть хороший потенциал в администрации, много образованных профессионалов в министерствах и других государственных органах. Когда действительно начнётся процесс интеграции в ЕС, Сербия сможет рассчитывать на хорошие административные и технические кадры. Плохо лишь то, что до сих пор мы не воспользовались ими, а в своем пути к Европейскому союзу решали, главным образом, крупные политические проблемы.

Айя Куге: Это было мнение белградского политического эксперта Милана Паевича.
Официальный Белград оптимистично утверждает, что когда в ноябре из Брюсселя поступит перечень вопросов, ответ на них последует в течение нескольких месяцев. Потом Евросоюз сможет дать свою оценку, насколько Сербия готова к интеграции в ЕС. Следующий этап – получение статуса государства-кандидата в члены. В Белграде надеются, что это произойдёт до конца 2011 года.
Из стран западно-балканского региона этот статус уже имеют Хорватия и Македония. Хорватия близка к вступлению в Евросоюз, а процесс интеграции Македонии уже пять лет как заморожен. Черногория о своем желание вступить в ЕС заявила два года назад и теперь ожидает, когда станет официальным кандидатом. Босния и Герцеговина - единственная страна в регионе, которая не в состоянии была выполнить даже базовые условия, чтобы подать заявку на вступление в Евросоюз.
XS
SM
MD
LG