Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владимир Кара-Мурза - о законе о полиции


Реформа МВД предусматривает сокращение численности милиции и ее переименование в полицию

Реформа МВД предусматривает сокращение численности милиции и ее переименование в полицию

Срок введения в действие закона "О полиции" может быть перенесен с 1 января на 1 марта 2011 года. С таким предложением выступил в среду, 27 октября, президент России Дмитрий Медведев, внесший проект закона в Государственную думу. Ранее документ был выложен в Интернете - для всенародного обсуждения. По словам Медведева, в него были внесены поправки с учетом высказанных гражданами замечаний и предложений.

Владимир Кара-Мурза: Президент России Дмитрий Медведев внес в Государственную думу проект, публично обсуждавшегося в обществе – федерального закона "О полиции". Срок вступления документа в силу перенесен на март 2011 года. Напомню, что законопроект "О полиции", внесенный в Государственную думу, запрещает оперативникам прибегать к пыткам, насилию и другому жестокому или унижающему обращению. Кроме того, полицейский, обращаясь к гражданам, обязан назвать свою должность, звание, фамилию, предъявить по требованию служебное удостоверение, после чего сообщить причину и цель обращения. Согласно законопроекту, количество полицейских будет на 20% меньше, чем количество сегодняшних милиционеров, зато отбирать их будут гораздо жестче. Как стало известно, при переименовании милиции всем ее служащим придется пройти переаттестацию, и статус полицейского не будет автоматически присвоен всем милиционерам. Полиция будет финансироваться только из федерального бюджета. Министр МВД Рашид Нургалиев сообщил, что главным назначением полиции станет предупреждение и профилактика преступлений. Между тем некоторые политики выражают обеспокоенность, так как, по их мнению, новый проект значительно расширяет права полицейских. О том, какие изъяны закона "О полиции" удалось преодолеть в результате общественной дискуссии, сегодня в нашей программе спорят адвокат Сергей Бровченко и депутат Государственной думы, генерал-лейтенант милиции в отставке Алексей Розуван. В чем, по-вашему, была цель закона?

Алексей Розуван: Цель закона, во-первых, красной нитью с первой по последнюю страницу этого законопроекта то, что полиция не над обществом, не над гражданином, а полиция вместе с гражданами, вместе с институтами общества решает вопросы по обеспечению правопорядка, по защите прав и интересов граждан. Закон о милиции был несовершенен в первую очередь из-за того, что много принималось различного рода поправок, многие вопросы милиции регулировались другими законодательными актами и сложно было ориентироваться. Сейчас все это скомпоновано, все это определено. Я познакомился с новым проектом, который поступил в Государственную думу, и считаю, что этот законопроект может быть принят и служить интересам общества, интересам государства, интересам граждан.

Владимир Кара-Мурза: Что привлекло ваше внимание в новом законопроекте?
Было мало милиционеров. Наши участковые носили в кобурах огурцы, редко пистолеты, применялось оружие очень редко. Сейчас же мы видим толпы милиционеров, особенно вы посмотрите, что у нас творится в метро, там толпы милиционеров, скоро взводами будут ходить эти мальчик

Сергей Бровченко:
Вы знаете, новый законопроект, безусловно, интересен с точки зрения реформирования нашего законодательства и, в частности, тех законов, которые принимались в нашем государстве после революции демократической 91 года. Впервые слышим слово "полиция". В чем же разница, задаю себе я вопрос. Вы знаете, к сожалению, я не нашел особой разницы между милицией и полицией в том виде, в котором она сейчас существует. Безусловно, радует, что наше государство лишится 20% лиц, которые сейчас проходят службу в органах внутренних дел в качестве милиционеров. Мне кажется, что за последнее время, это я знаю не понаслышке, длительное время служил в милиции, в органах внутренних дел, достаточно успешно служил, честно, раньше, в советское время в милиции особое место уделялось созданию имиджа милиционера, служителя народу, близкого к народу. Было мало милиционеров. Наши участковые носили в кобурах огурцы, редко пистолеты, применялось оружие очень редко. Сейчас же мы видим толпы милиционеров, особенно вы посмотрите, что у нас творится в метро, там толпы милиционеров, скоро взводами будут ходить эти мальчики, которые несут службу и толку от этого никакого.
Удивляет, что реформа МВД происходит именно так, что она не получает всенародную поддержку и не находит отклика у самих милиционеров. Я слышал, что сокращаются те как раз структурные подразделения, которые призваны непосредственно бороться с преступностью. Сейчас реформируется следствие - это тоже важный орган, который сейчас находится в системе МВД. Безусловно, я за такую реформу. Однако очень мало людей в милицейской форме, имеющих специальные звания офицеров милиции, которые, извините, сидят в кабинетах и спокойно могли бы быть заменены гражданскими. Мне кажется, что сокращать МВД нужно вполовину, потому что сокращение на 20% - это маловато. Кроме того, сокращению должны быть подвержены те структуры, которые непосредственно не занимаются оперативной и иной деятельностью, которые направлены непосредственно на борьбу с нарушителями порядка.
И вот мы идем к полиции, что же мы видим в этом законе. В этом законе почти ничего нет нового. Я не видел, не понял ничего нового в этом законе. У нас раньше, например, в законе о милиции были ссылки на специальные нормы, в частности, УПК, где говорится, что адвокат имеет право оказывать юридическую помощь и задержанный имеет право на такую помощь с момента фактического задержания. Теперь же в этом проекте указано, что только тогда адвокат может оказать помощь своему подзащитному, когда он доставлен и находится в месте заключается. Это разочаровывает. Новый закон о полиции, мне кажется, не приближает милицейскую структуру к обществу.

Владимир Кара-Мурза: Что, по-вашему, нового внесли в этот законопроект его авторы?

Алексей Розуван: Я сожалею, что мой оппонент видит положительное в новом проекте закона только то, что милиция сокращается на 20% и считает, что надо сократить чуть ли на 50. Нельзя так говорить, надо конкретно определиться. Смотрите, кого сокращать? Если на участкового сегодня 5 тысяч населения, что, вы считаете, что надо сократить участковых инспекторов и дать им, чтобы обслуживали 10 тысяч населения. Вы что считаете, что нагрузка на дознавателей, которые сегодня расследуют, ведь сегодня органы внутренних дел расследуют 80%, даже больше тех дел, которые расследуют силовые структуры, нагрузка колоссальная. Вы считаете, что надо наполовину сократить ГИБДД, а потом будем и ДПС, а потом будем возмущаться, что к нам своевременно на место дорожно-транспортного происшествия не выезжают сотрудники и так далее. Сокращение должно быть разумное. Я с вами согласен, что, конечно, штабные подразделения немножко надо подсократить, сократить тыловые службы. Многие службы нужно заменить гражданскими. Но так говорить огульно, что толпы милиционеров и надо наполовину сократить, не надо об этом говорить. Потому что большинство сотрудников милиции выполняют свой долг, обеспечивают безопасность, борются с преступностью. Сегодня те, кто находятся в местах не столь отдаленных, местах лишения свободы, те, кого изобличили в совершении убийств, изнасиловании, различного рода экономических преступлений, это же все в основном труд сотрудников органов внутренних дел, сотрудников милиции.
Если говорить, что новое в этом законе, если говорить о кадровой составляющей этого законопроекта, усилены требования при приеме сотрудников органов внутренних дел. Требования очень ужесточены, все конкретно расписано. Здесь вопросы и образовательного ценза, и недопустимость принятия на работу в органы внутренних дел, в частности, полиции лиц, которые привлекались к уголовной ответственности независимо от того, погашена или не погашена судимость. Недопустимость принятия в органы внутренних дел лиц, которые в течение года привлекались за административные правонарушения. Возможность проверки тех, кого принимают на службу, на полиграфе, использование различного рода технических средств. Вопросы, связанные с состоянием здоровья и так далее. Очень жесткие требования в подборе кадров, очень жесткие требования в законе к сотрудникам во время прохождения службы. Все эти вопросы четко регламентированы и предусмотрена аттестация сотрудников органов внутренних дел при переходе их в полицию и те, кто, надо так полагать, плохо служит, имеет отрицательные результаты оперативно-служебной деятельности или имеет какие-то недостатки в морально-этническом плане, те, безусловно, не будут переведены на работу в полицию.

Владимир Кара-Мурза: Илья Яшин, член политсовета движения "Солидарность", автор альтернативной реформы Министерства внутренних дел, считает, что общественная дискуссия так и не состоялась.

Илья Яшин: Законопроект не выдерживает никакой критики. С одной стороны можно приветствовать желание президента обсудить эту инициативу с обществом, хотя, на мой взгляд, дискуссия по большому счету провалилась. Проходила она исключительно в Интернете, причем, пик дискуссии пришелся на период отпусков летних, к тому же страна вся в дыму была, насколько мы помним. Осенью дискуссия по сути не возобновилась. Президент толком не узнал мнение ни милицейских профессионалов, ни политической оппозиции, ни гражданского общества. Поправки собирались в Интернете, и большинство не было учтено. По сути речь идет о том, что укрепляется милиция. Даже те немногочисленные механизмы контроля за правоохранительными органами либо остаются на нынешнем уровне, либо исчезают. Новые полицейские получают неограниченные полномочия, и таким образом стена, которая сегодня выставлена между обществом и милицией, к сожалению, сохранится. На мой взгляд, главная задача милицейской реформы – это восстановление между обществом и правоохранительными органами. Вот эту задачу новый законопроект точно не решает.


Полный текст программы "Грани времени" появится на сайте в ближайшее время.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG