Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Синдром Дауна: просто люди и спортсмены


Андрей Востриков и его тренер Павел Королев (2008)

Андрей Востриков и его тренер Павел Королев (2008)

Мать гимнаста Андрея Вострикова, инвалида 1 группы, шестикратного чемпиона Всемирной Специальной Олимпиады в Шанхае, вынуждена собирать пожертвования, прежде всего, через интернет, чтобы сын мог и дальше участвовать в спортивных соревнованиях. Оказывается, спортсменам-олимпийцам с синдромом Дауна не положена государственная поддержка.

Андрею Вострикову 24 года. Он – шестикратный чемпион Всемирной Специальной Олимпиады в Шанхае, пятикратный чемпион Европейских игр в Риме, многократный чемпион России, обладатель 65 медалей по спортивной гимнастике и инвалид 1 группы с синдромом Дауна.

Андрей завоевал право участвовать в 13-х Всемирных летних играх Специальной Олимпиады в 2011 году в Афинах. Сейчас он активно тренируется, а его мама, Зинаида Тимофеевна Вострикова собирает деньги для сына в благотворительном фонде и обращается к общественности и государству с просьбой обратить внимание на проблемы умственно отсталых спортсменов.

В своем письме Зинаида Вострикова пишет: "На сегодняшний день, согласно указу Президента РФ, сборные команды России, победители и призеры Специальной Олимпиады, где участники – люди с умственными нарушениями, не получают ни стипендии, ни денежных вознаграждений".

В интервью корреспонденту Радио Свобода Зинаида Вострикова сказала:

- Участники других видов Олимпийских состязаний для инвалидов – Параолимпийских и Сурдоолимпийских игр ежемесячно получают стипендии в 15 тысяч рублей. Нашим же детям не положено ничего. Мы с сыном живем на пенсию. Сопровождаю его на соревнования я за свой счет – в Италию, в Китай. А ведь еще нужны средства для того, чтобы Андрей имел возможность соблюдать спортивный режим, полноценно тренировался. Мы занимаемся в школе олимпийского резерва, но даже там на нас, кажется, махнули рукой. Параолимпийцам дают путевки на летний и оздоровительный отдых, поддерживают их. Конечно, ведь о них все время говорят по телевизору, их встречают с соревнований как героев. А нам не достается ничего. На нас просто закрывают глаза. Мол, они умственно отсталые, им ничего не надо. Да, умственно отсталые люди не могут сами за себя постоять. Но это не означает, что нужно считать их неполноценными. Мой Андрей – большой спортсмен. И ему нужна помощь, чтобы продолжать им оставаться.

Действительно, указом президента РФ № 1423 от 3 декабря 2003 года, для спортсменов-инвалидов, членов сборных команд по параолимпийским и сурдоолимпийским видам спорта и их тренерам учреждена ежемесячная стипендия в размере 15000. Участники Специальных олимпийских игр ни в этом, ни в других "поддерживающих" указах не упоминаются.

Дмитрий Рюмкин, на протяжении 11 лет был первым вице-президентом Параолимпийского комитета России, возглавлял Международную федерацию спортсменов с умственными отклонениями, а сейчас является вице-президентом Общественной организации "Специальная Олимпиада России" и председателем Московского комитета "Специальной олимпиады". Проблемами спортсменов с умственной отсталостью, в частности, с синдромом Дауна, он занимается не первое десятилетие и считает, что нельзя сравнивать параолимпийцев, людей с физическими отклонениями, сурдоолимпийцев, испытывающих сложности со слухом, и участников Специальной олимпиады, имеющих умственные проблемы:

- Это, безусловно, три разных вида спорта. Но разные по своей сути. И поэтому они всегда существовали в рамках разных организаций. Параолимпийцы и сурдоолимпийцы могут быть приравнены к участникам обычных Олимпийских игр. Здесь есть общие стандарты и критерии оценки спортивных достижений, такие, как например, присвоение звания "мастер спорта". Задача этих спортсменов - бороться на состязаниях вопреки своему недугу, побеждать и тем самым подавать пример остальным. Это большой спорт. А Специальные Олимпийские игры – это прежде всего адаптация самих спортсменов в социуме. Их реабилитация силами спорта. Именно поэтому для нас так важна массовость. "Специальная олимпиада России" – это самая массовая организация по поддержке инвалидов в России. У нас 64 территориальных отделения по всей стране и 126 тысяч спортсменов. И, конечно, нам нужна поддержка. Государственная и спонсорская. Но критерии этой поддержки должны быть иными, чем в других видах спорта для инвалидов. Здесь нужно стипендиально поддерживать не столько самих спортсменов, сколько их родителей и общественные организации, занимающиеся спортивным воспитанием.

Дмитрий Рюмкин, который в 2011 году поедет в Афины в качестве руководителя российской делегации участников Всемирных игр Специальной олимпиады, объяснил почему сегодня в России так много говорится об участниках именно Параолимпийских игр:

- В 2006 года на Параолимпийские игры в Турине мы привлекли средства спонсоров и потратили их на то, чтобы повести с собой на Олимпиаду прессу. Так о нас узнали. Потом был Ванкувер 2010 года. И снова мы настаивали: важно, чтобы о параолимпийцах не молчали! Сейчас "Специальной олимпиаде России" предстоит пройти тот же путь.

Олег Смолин, депутат Государственной Думы РФ, заместитель председателя Комитета по образованию, недавно сменивший Дмитрия Рюмкина на посту вице-президента российского Параолимпийского комитета, признает, что проблемы участников Специальной олимпиады, действительно никогда не были предметом широкой общественной дискуссии и мало обсуждались в коридорах власти:

- Во-первых, я могу предположить, что такое невнимание к спортсменам с умственными отклонениями связано с тем, что специальные олимпийцы в свое время отделившись от параолимпийцев, еще просто не успели наладить свою лоббистскую работу. А во-вторых, я вынужден предположить, что высшие чины, вероятно, думают, что людям с умственными проблемами, действительно ничего не нужно.

Если мама Андрея Вострикова обратится ко мне с письмом, я как депутат Государственной думы обещаю направить депутатский запрос в соответствующие ведомства, чтобы прояснить ситуацию.

Сайт Радио Свобода будет следить за судьбой Андрей Вострикова.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG