Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Ключевое слово этой недели – "манифест". Никита Михалков взбудоражил общественность своим опусом с таким жанровым определением. Графическое оформление заголовка тоже достойно внимания. "Право и Правда. Манифест Просвещенного Консерватизма" – здесь каждое слово, чтобы выглядеть весомее, написано с большой буквы, как будто в граните высечено или для гимна предназначено.

Заметим, в последнее время любовь к большим буквам в названиях повсеместно расцвела пышным цветом. Между тем, когда ими злоупотребляют, они только мешают восприятию, а отнюдь не акцентируют внимание на выделенном слове.

Но вернемся к "манифесту". Его текст по просьбе Радио Свобода проанализировал заместитель директора Института языкознания РАН Валерий Демьянков:

– В истории России, да и других стран, известно много монарших манифестов и прочих манифестов – литературных и т. д. В них, как правило, давалось обоснование тех или иных предполагаемых действий или поступков самих авторов этих манифестов. Манифест использовался как способ объяснить народу свои поступки или рассказать будущим зрителям, читателям, как надо воспринимать художественные произведения авторов данного манифеста.

Например, в манифесте от 6 июля 1762 года о Петре III новой монархиней Екатериной II было сказано, что он "армию всю раздробил такими новыми законами, что будто не единого государя войско то было". Таким образом Екатерина II в этом манифесте объясняет, почему ей пришлось совершить переворот.

Был еще манифест об освобождении крестьян. Был манифест 17 октября 1905 года, провозглашавший гражданские свободы, создание Государственной Думы и многое, многое другое.

– А еще был Манифест коммунистической партии. И он всплывает в памяти даже в первую очередь. "Манифест Просвещенного Консерватизма" с точки зрения грамматики абсолютно укладывается в модель "Манифест Коммунистической партии". Недаром же коммунисты с такой симпатией отнеслись к труду Михалкова. Что-то слышится
Если это ответственное заявление о предстоящих действиях самого автора, то следует ожидать, что он, как когда-то Екатерина II или Емельян Пугачев, тоже издавший манифест, собирается управлять страной
родное…


– Может быть, и так. Хотя я должен сказать, что когда Маркс и Энгельс вот так озаглавливали свой документ, они имели в виду своих предшественников еще в рамках итальянской культуры – там зародился сам термин… Партия декларировала намерения, рассказывала о своих будущих действиях. В этом смысле термин "манифест" был вполне уместен. Манифест – это когда или партия, или монарх, или художник, или еще кто-то говорит о своих собственных намерениях, а не о том, что кто-то другой должен сделать.

Итак, называя свое воззвание манифестом, автор заявляет, что берет инициативу в свои руки. Можно ли сказать, что Никита Сергеевич собирается выполнять сам свои же предначертания? Давайте пройдемся по разделам его Манифеста. Цитирую: "Первое, что нам надо и необходимо – это устанавливать и поддерживать законность и правопорядок в стране". Можно ли в этом случае говорить о предполагаемых делах самого Никиты Сергеевича? Думаю, что вряд ли.

Дальше. "Обеспечивать культурную и национальную безопасность". Какие-то действия по этой линии у Михалкова были, но не очень масштабные. Так что нет смысла подробнее об этом говорить.

"Обеспечивать рост благосостояния для всех" – вот уж в наименьшей степени. Возможно, он собирается восстановить в себе и в окружающих чувство гордости и ответственности за свою страну. В себе – точно. Он действительно искренне гордится нашей страной. И, может быть, тем самым обещает сделать так, чтобы и все или большинство нашего населения гордилось и считало себя ответственным за свою страну.

Но уж точно, за что он вряд ли сможет отвечать – это, как он пишет, "гарантирование социальной справедливости и социальной защиты граждан, а также отстаивание прав и свобод наших соотечественников, проживающих в ближнем и дальнем зарубежье". Я полностью разделяю его озабоченность состоянием дел в нашей стране. Только вот данный документ вряд ли стоило называть манифестом.

Если это ответственное заявление о предстоящих действиях самого автора, то следует ожидать, что он, как когда-то Екатерина II или Емельян Пугачев, тоже издавший манифест, собирается управлять страной, или хотя бы, как адмирал Шишков, назначенный на министерскую должность, возьмет в свои руки соответствующие министерства, полномочия и ведомства.

– Но кинематографистами теперь он заведует в полной мере, и их денежными средствами распоряжается.

– Да, но ведь его манифест распространяется не на действия подведомственной организации, а речь идет о том, чем должны заниматься, скажем, МВД или Минэкономразвития и т. д. Это вряд ли подходит.

Правда, бывает и художественный манифест – когда какое-то течение культуры заявляет о своем существовании. Такое тоже было (манифест футуристов, манифест символистов). В этом случае речь идет о провозглашении какого-то неведомого художественного направления, которое отмежевывается от остальных…

...Выслушав разъяснения Валерия Демьянкова, логично предположить: Михалков объявил о новом течении в искусстве. Остается выбрать, как теперь обозначать стилистику его фильмов. "Утомленные солнцем-2" – это "Право и правда" или "Просвещенный консерватизм"?

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG