Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Последнее слово Михаила Ходорковского в Хамовническом суде – в центре внимания российской блогосферы. Реакции, впрочем, оказались предсказуемыми: либерально настроенные блогеры еще раз задали вопрос "в какой стране мы живем?", а записные прокремлевцы, борцы с олигархами и антисемиты еще раз обвинили Ходорковского в лживости и желании сыграть на эмоциях непросвещенной публики. Массового сочувствия не вызвали ни те, ни другие посты. С ответом на риторический вопрос о стране, в которой мы живем выступил в ЖЖ Андрей Мальгин:

"Последнее слово" М.Ходорковского, как ни относись к его автору, сильный документ. Он, конечно, говорит о какой-то надежде, но на самом деле надежды никакой нет. И 15 декабря, когда огласят приговор, надежда не появится. Даже если случится чудо, и приговор будет оправдательным.
Я бы на месте активной, ищущей применения своим силам молодежи перестал размышлять на тему: уезжать или не уезжать. Я бы им посоветовал поразмышлять на тему, куда, когда и как уезжать. Я не знаю такого случая, чтобы энергичный, умный человек не нашел себе места. Условия для самореализации в России при жизни нынешнего поколения не появятся. Уезжайте, чтобы не потерять веры в жизнь.


В возможность оправдательного приговора руководителям ЮКОСа не верит никто. Как заметил один из бывших юристов компании Дмитрий Гололобов в своем блоге на портале Slon.ru, ждать его – все равно что "смотреть в десятый раз фильм "Чапаев", надеясь, что герой выплывет". Особо Гололобов отмечает внеюридический характер процесса:

Обвинение пользовалось тем, что олигархов в России никто на дух не переносит, а защита – тем, что заключенных в России исторически любят и сочувствуют им. Что же, в итоге, возобладает над скучной юридической оценкой реальности или фиктивности обвинений – олигархическое прошлое МБХ или его тюремное настоящее – вот тот вопрос, который решает общество отдельно от суда. Суд выглядел не как нормальный цивилизованный суд, а как некое судилище. Если обвинение проявляет процессуальное и не процессуальное хамство, является ли это поводом для защиты заниматься чем-то похожим? Английский суд раздал бы сначала всем, что положено за неуважение к суду, без оглядки на прокурорские погоны и адвокатские регалии, а потом начал бы разбираться в сути дела.

Надежду, о которой говорил в заключительном слове Ходорковский, в свое блоге на "Слоне" пытается подкрепить историческим примером глава общественной организации "Бизнес-солидарность" Яна Яковлева:

В свое время, в другой стране, был такой же герой за решеткой – Нельсон Мандела, который 27 лет сидел в тюрьме, в одиночной камере. Мандела постоянно высказывал свое мнение по поводу действий властей, он сидел в тюрьме и не боялся высказываться по поводу апартеида, царившего тогда в ЮАР. Где-то на 25-м году его заключения к нему в тюрьму приходили власти с предложением: "Ты замолчи, и мы тебя выпустим". На что Нельсон Мандела сказал, что он не замолчит, потому что он не собирается терпеть все то, что происходит в стране с его согражданами. В итоге, он просидел еще 2 или 3 года, и режим апартеида пал. Теперь считается, что Нельсон Мандела, сидя в тюрьме, освободил свою страну. Так что в случае с героем за решеткой у нас есть пример в далекой африканской стране.

***

Британские блогеры обсуждают договор о сотрудничестве в оборонной сфере, который подписали 2 ноября Дэвид Кэмерон и Николя Саркози. Теперь Великобритания и Франция будут совместно использовать военную технику (в частности, авианосцы) и объединят усилия в разработке и тестировании ядерного оружия. Несмотря на то, что политики настроены оптимистически, блогеры отмечают, что военная сторона дела может преподнести немало неприятных сюрпризов в будущем. Такие опасения выражает, в частности, автор блога TheNovocastrian Роб Карр:

Уже тот факт, что Англия и Франция согласились поделиться друг с другом святая святых - ядерными секретами – показывает, что ни одна из сторон не может позволить себе содержать вооруженные силы. Совершенно не удивительно, что фоном для подписания этого соглашения стали недавние попытки министерства финансов перекроить оборонный бюджет. Именно из-за экономических, а не стратегических соображений Кэмерону пришлось убеждать нас, что наша военная мощь не пострадает, тогда как у всех перед глазами вставали образы авианосцев, оставшихся без авиации, и резкое сокращение численности войск. Логически и экономически договор совершенно обоснован. Но политически он может принести немало проблем.

Подобные опасения разделяет и блогер Daily Telegraph Кон Кафлин:

Несколько британских чиновников самого высокого уровня сказали мне, что в вопросах военной тактики между Францией и Британией нет никаких разногласий. Однако мало кто обращает внимание на то, что подобное единодушие необходимо и в стратегических вопросах. И я сомневаюсь, что здесь ситуация столь же безоблачна. В последние 20 лет в любой кризисной ситуации Франция всегда занимала отличную от Британии позицию. Во время войны на Балканах французы поддержали сербов, Британия же настаивала на своем нейтралитете. Экс-президент Франции Жак Ширак не поддержал операцию в Ираке, и тогда это создало немало проблем Тони Блэру. Французы и сегодня сомневаются в необходимости принимать участие в боевых действиях в Афганистане. И что бы сегодня ни говорил Саркози, я не уверен, что когда в следующий раз нам придется идти на войну, мы сможем положиться на союзническую помощь со стороны французов.
XS
SM
MD
LG