Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российские регионы: Хабаровский край


Ирина Лагунина: Агентство РИА-Новости в среду распространило информацию о том, что "Хабаровский край и Еврейская автономная область лидируют по увеличению объема строительных работ в январе-сентябре 2010 года по сравнению с тем же периодом прошлого года, рост составил 89,3% и 87,2% соответственно". Об этом сообщается в докладе Минрегиона об экономической и социальной ситуации в субъектах Российской Федерации за первые девять месяцев 2010 года. Откуда вдруг такие весомые показатели развития? Что происходит в Хабаровском крае? В беседе принимают участие доктор географических наук Наталья Зубаревич и политолог Александр Кынев. С ними беседует Игорь Яковенко.

Игорь Яковенко: Наталья Васильевна, что происходит в экономике этого одного из самых крупных по территории, по крайней мере, регионов России?

Наталья Зубаревич:
По территории он велик, по населению не очень, осталось меньше полутора миллионов человек. История Хабаровского края в еще большей степени, чем Приморского – это история развала большой советской промышленности. Чтобы было понятно, сейчас от того объема, который производился в советское время, осталось только 40%, сохранились несколько крупных заводов, они переживали очень тяжелые времена в 90 годы, и их жизнь сейчас тоже нельзя назвать очень устойчивой. Но в отличие от Приморского края экономика Хабаровского переформатировалась медленнее в ту же самую занятость, потому что главой этого края был человек, который очень плотно контролировал ситуацию, он смог это сделать. С одной стороны это хорошо, потому что криминал в значительной степени удалось уменьшить. С другой стороны, когда хозяин края контролирует вход бизнеса на территорию – это, конечно, замедляет приток инвестиций. И вот эти плюсы и минусы отразились в том, что душевой валовой региональный продукт, измеритель экономический в крае сейчас всего лишь две трети от среднего по России.
В чем проблема? На мой взгляд, проблема края в том, что он незаслуженно проигрывает сейчас, честное слово, незаслуженно. Потому что Хабаровский край, Хабаровск - это крупнейший образовательный центр на Дальнем Востоке, он был крупнее и сильнее Владивостока. Но приоритет национального университета сначала отдали Владивосток. Второе - это саммит АТЭС пресловутый, который перетянул на себя все инвестиционные потоки. Если мы посмотрим, как это отразилось на крае, очень существенно отразилось. Его бюджет растет гораздо медленнее, инвестиций в край производится существенно меньше. Если взять по душевым показателям, то они ниже средних по стране примерно на четверть. Но самое главное, что край не получает толчок развития, хотя вполне этого заслужил. Потому что удалось сохранить позитивные тренды в промышленном производстве, очень прилично развивается Хабаровск, он чище Владивостока, он благоустроеннее Владивостока. Но ирония судьбы заключается в том, что сейчас перераспределение ресурсов в пользу Приморского края ведает полпред Дальневосточного федерального округа бывший губернатор Хабаровского края господин Ишаев.

Игорь Яковенко: Александр Владимирович, полтора года, как раз я продолжаю тему, которую обозначила Наталья Васильевна, полтора года назад губернатором был назначен Вячеслав Шпорт, он сменил на этом посту как раз этого политического тяжеловеса Виктора Ишаева, который руководил Хабаровским краем 18 лет. То есть это фигура равновеликая, с учетом масштабов края, Лужкову, Шаймиеву и другим политическим тяжеловесам. Что изменилось, во-первых, в стиле руководства Хабаровского края с приходом нового губернатора? И во-вторых, насколько Хабаровский край потерял с точки зрения веса лоббирования, других ресурсов, которые, безусловно, усохли в связи с утратой такого крупного политического деятеля?

Александр Кынев: Ишаев ушел не так далеко, он стал полпредом. Понятное дело, что сейчас в регионе происходит процесс постепенной кристаллизации новой администрации. Хотя, если мы посмотрим на ее состав, мы увидим, что в ней есть с одной стороны остатки прежней команды на ряде постов, над каждым департаментом министерство финансов региональное. И разбавлено это существенной долей выходцев из Комсомольска-на-Амуре, откуда сам господин Шпорт. Часть людей ушла в полпредство вместе с господином Ишаевым. И постепенно новая конфигурация начинает жить своей собственной жизнью и появляются какие-то материалы о том, что вот, постепенно сокращается дистанция между краевой администрацией и полпредством. Но это процесс достаточно длительный.
В целом выборы, которые прошли в законодательную думу Хабаровского края, показали, что доминирование несколько снизилось властное и потихонечку какие-то другие структуры, их роль в политической жизни начинают немножко увеличиваются. Я имею в виду внезапно сильный результат "Справедливой России", хотя в списке были фигуры не очень, мягко выражаясь, известные. На мой взгляд, впереди у края так, как у многих регионов, которые длительное время находились под руководством таких очень авторитетных политических лидеров, политических тяжеловесов, период, иногда это называют безвременьем, иногда называют поставторитарным синдромом, но это период вызревания некой новой политической элиты, когда постепенно появиться новые фигуры. Потому что до этого не было площадок, все было занято Виктором Ивановичем Ишаевым, к которому отношусь с глубоким уважением, но эта фигура заслоняла собой абсолютно все и в тени этого огромного дуба абсолютно ничего не росло.

Игорь Яковенко: Наталья Васильевна, Хабаровский край относится к числу субъектов Российской Федерации, где просто географически довольно сильно влияние Китая. Насколько китайское влияние сказывается сейчас на экономике края?

Наталья Зубаревич:
Конечно, это мифология в очень большой степени. Есть такое географическое правило: чем дальше люди живут от китайской границы, тем больше они боятся Китая. На самом Дальнем Востоке отношение к этому гораздо более утилитарное. Пытаются использовать преимущества, хотя не очень хорошо получается. Что касается Хабаровского края, там ситуация такая: идет обширный экспорт лесной продукции, прежде всего необработанного леса в Китай с очень большой теневой составляющей. А в остальном экономика края не так уж сильно завязана на китайских производителей, потому что она осталась в немалой степени машиностроительной, но разве что покупают самолеты, которые производят на комсомольско-амурском заводе. А так сильных реальных связок в большой экономике немного. В экономике малой, малого бизнеса, челночной экономике, конечно, связки огромные - это транзит грузов, это рынки всевозможные. Плюс есть связки в аграрном секторе, хотя они больше проявляются в более теплом Приморском крае и в Амурской области. Это работа китайцев по выращиванию сельхозпродукции на землях российских территорий. Эти работы создают рынок сельхозпродукции внутренний, и на мой взгляд, экономически они абсолютно эффективны и полезны для развития, потому что село и Хабаровского края, и Приморского края, и Амурской области обезлюдивает. И приток трудовых мигрантов-китайцев помогает поддержать сельхозфункцию.
Что еще бы я сказала. Власть местная понимает необходимость взаимодействия. Вот сейчас в Минрегионразвития был подан проект о совместном использовании одного из островов дельты Амура для рекреационных целей, то есть создать развлекательный, культурный, торговый комплекс на этом острове. И основное, на что надеются хабаровчане - это прямо на территории фактически города, на то, что это заинтересует китайцев. То есть они трезво оценивают, что потенциал собственно города, хотя он и 600-тысячный, недостаточен для того, чтобы этот большой комплекс заработал. Они ищут этих контактов и пытаются их продвигать. На мой взгляд, это очень правильно.

Игорь Яковенко: Александр Владимирович, если раньше центром криминального мира дальневосточного был Комсомольск-на-Амуре, то сейчас он, безусловно, переместился в Приморский край. Насколько сказывается уничтожение в значительной степени криминальных структур Хабаровского края на развитии гражданского общества?

Александр Кынев:
Скажем, при губернаторстве Ишаева предпринимались определенные попытки работы с частью сегментов гражданского общества. Говорить о том, что творится на периферии, очень сложно по причине очень мало информации. Дело в том, что территория края огромна и для края характерен тот же феномен, когда в России все так ревностно смотрят на Москву, которая воспринимается как город, который высасывает все соки. Внутри самого Хабаровского края Хабаровск по отношению ко всему остальному краю, как Москва по отношению к России. В условиях, когда там тысяча, две тысячи километров до отдельных районов и городов, конечно, то, что происходит на периферии, даже в самом Хабаровске, знают и понимают не очень хорошо. Зачастую просто какое-то выживание на местности, когда люди занимаются самозанятостью.
Что кается каких-то других организаций, которые можно сегодня рассматривать как нечто перспективное, развивающееся, конечно, в этом смысле Хабаровск не является ни лидером, ни пионером, скажем, ТИГР появился во Владивостоке, а не в Хабаровске, он скорее какие-то вещи поддерживает. Но опять-таки играет роль большая доля такой, наверное, оборонной промышленности, я имею в виду Комсомольск-на-Амуре в первую очередь. Что касается связей с крупным федеральным бизнесом, в основном они касаются нефтянки. Понятное дело, что речь идет о "Роснефти", речь идет о нефтяной компании. Кстати, с "Роснефтью" у региона были отношения и раньше при Ишаеве достаточно сильные, они, насколько я понимаю, остались и сейчас. В частности, вице-губернатор первый в прошлом работал на комсомольском нефтеперерабатывающем заводе, возглавлял представительство компании "Роснефть" в Хабаровском крае. Думаю, это тоже довольно показательно.

Игорь Яковенко: Спасибо. Наталья Васильевна, ваш комментарий.

Наталья Зубаревич: Он очень короткий. Хочу отметить очень приличное состояние бюджета Хабаровского края. Это единственный регион на Дальнем Востоке, который по программе реформирования бюджетных финансов привел его в порядок. И если мы посмотрим на структуру расходов, она очень цивилизованная, потому что четверть всех расходов идет на образование, они пытаются поддерживать и развивать свой человеческих капитал. Выше среднероссийских расходы на здравоохранение. И наоборот, уже отчасти реформированное ЖКХ позволяет тратить на это направление существенно меньше, чем во всех дальневосточных регионах. И конечно, не хватает денег на инвестиции, их мало в крае. Но могу отметить, что все-таки сейчас жизнь немножко двигает эту ситуацию. Потому что строительство терминала, прохождение трубы нефтяной, которая будет строиться по территории края, она будет немножко подстегивать локальные, в основном периферийные территории и создавать некоторое количество рабочих мест. Но край еще ждет достаточно долго переформатирования экономики. Потому что, честно, я не очень верю в большие светлые перспективы вот этих остатков советских промышленных гигантов в Комсомольске-на-Амуре. Там первый удар кризиса пришелся на 90-е, но до сих пор непонятна даже среднесрочная перспектива их развития, они отстают и технологически, они теряют квалифицированную рабочую силу. Поэтому у края впереди достаточно долгий и мучительный процесс переформатирования экономики.
XS
SM
MD
LG