Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Ирина Лагунина: Центральный банк Соединенных Штатов одобрил новый пакет мер стимулирования роста экономики США на общую сумму до 900 миллиардов долларов. Это вдвое меньше объема финансовой поддержки финансового сектора американской экономики на первом этапе, который продолжался с декабря 2008 по март 2010 года.
В связи новыми планами финансовых властей США эксперты прогнозируют ослабление американской валюты и соответствующие ответные меры центробанков других стран.
Подробнее об этом – в материале Сергея Сенинского...

Сергей Сенинский: ... В ходе первого этапа программы антикризисных мер Центральный банк США выкупил государственных и ипотечных облигаций, а также некоторых других финансовых инструментов на общую сумму 1,75 триллиона долларов.
Как оценить эффект этих мер? Ведь деньги до реальной экономики, по сути, не дошли, оставшись в финансовом секторе... Из США – сотрудник Гуверовского центра Стэнфордского университета профессор экономики Михаил Бернштам:

Михаил Бернштам: За это время Федеральная резервная система купила почти на 1,5 триллиона долларов облигаций. В том числе государственных облигаций, но прежде всего, на самую большую сумму – ипотечных облигаций. У банков и у частных, а затем - государственных ипотечных учреждений, таких как Fannie Mae и Freddie Mac. На 1,1 триллиона долларов было куплено этих ипотечных облигаций.
Для чего это было сделано - это очень важно! Это было сделано вовсе не для того, чтобы добавить деньги в экономику, а чтобы спасти финансовую систему. После сентября 2008 года финансовая система была "заморожена", банки не доверяли друг другу, межбанковского кредита не было, поэтому банки и не могли рисковать, давая кредиты предприятиям. И это было не только в Соединенных Штатах, а распространилось на весь западный мир, на всю финансовую систему...

Сергей Сенинский: Другими словами, тогда речь шла не о стимулировании роста экономики, а лишь о рекапитализации финансовой системы. Для этого Центральный банк США выкупал у банков и финансовых компаний так называемые "токсичные" активы, в первую очередь – ипотечные облигации, которые, оставаясь в полном объеме на балансе банков, рыночную цену имели уже минимальную. Заместить их на своем балансе банки могли деньгами, получаемыми за эти облигации от Федеральной резервной системы.
Но даже такие вливания, составившие почти 13% общего объема экономики США, не привели к росту цен в стране, так как, по сути, вернулись в центральный банк. Михаил Бернштам:

Михаил Бернштам: Денег в экономике было достаточно. Проблема была в фактически банкротстве банковской и всей финансовой системы. Поэтому эти деньги вернулись назад.
Федеральная резервная система, чтобы эти деньги не были выброшены на рынок и не создали огромную инфляцию, впервые в своей истории стала выплачивать проценты банкам за то, что они держат эти деньги на счетах Федеральной резервной системы. Так что эти деньги вернулись. С той только разницей, что теперь их собственником являются банки.
Банки держат свыше 1 триллиона долларов в необязательных, добровольных резервах на счетах Федеральной резервной системы, и эти деньги не идут в экономику.

Сергей Сенинский: Итак, на первом этапе спасали финансовую систему. Теперь, на втором этапе, речь идет уже о попытках восстановить устойчивый экономический рост. В третьем квартале рост ВВП США составил 2% к уровню июля-сентября прошлого года, а во втором квартале – лишь 1,7%...

Михаил Бернштам:
Второй этап связан с тем, что экономика не растет, продолжается высокая безработица в Соединенных Штатах – 9,6%, а инфляция ниже, чем хотела бы Федеральная резервная система.
И поэтому рассчитывают, что путем прямой закупки государственных облигаций смогут деньги уже через государство, через государственные расходы действительно вложить в экономику. Чтобы оживить кредит, чтобы каким-то образом снизить процентные ставки на вторичном рынке, где, возможно смогут занимать деньги малые и средние предприятия, чтобы деньги дошли до слабых региональных и местных банков, снова увеличилось бы ипотечное кредитование... То есть расчет делается на то, что такие меры смогут помочь.
Сама Федеральная резервная система не ожидает больших результатов и действует осторожно. Самое главное, что сказано напрямую в заявлении Федеральной резервной системы, - она будет таким образом "вливать" в экономику 75 миллиардов долларов в месяц, но, в зависимости от дальнейших экономических результатов, может этот процесс даже приостановить. Так что эти 600 миллиардов обещанных - вовсе не обязательны...

Сергей Сенинский: На 600 миллиардов долларов Центральный банк США, согласно его заявлению, может купить в течение ближайших восьми месяцев долгосрочных американских государственных облигаций. Еще на 250-300 миллиардов долларов – ипотечных облигаций. То есть соотношение почти обратное тому, которое было на первом этапе.
Но теперь главный получатель денег - не банки и финансовые компании, а Министерство финансов США, продавец гособлигаций и распорядитель бюджета...

Михаил Бернштам: Да, правительство таким образом будет финансировать дополнительный бюджетный дефицит. Ставки размещаемых государственных облигаций будут снижаться. Все остальные финансовые инструменты привязаны к этим процентам. Федеральная резервная система, как заявил ее председатель Бен Бернанке, исходит из теории "портфельного" баланса, то есть что все процентные ставки связаны. И когда процентные ставки на государственные облигации снижаются, потому что их покупает Федеральная резервная система, то инвесторы будут покупать корпоративные облигации, которые приносят большую отдачу.
И, соответственно, предприятия и корпорации смогут выпускать свои собственные облигации, занимать, таким образом, деньги на рынке у инвесторов, а далее – нанимать работников и расширять производство. На это делается расчет...

Сергей Сенинский: Но в каких бы объемах ни планировали сейчас новые стимулы экономического роста, эти меры в любом случае будут проинфляционными. А сегодня инфляция в США – минимальная.
Видимо, поэтому некоторые эксперты предполагают, что финансовые власти США и стремятся создать определенный рост цен. С одной стороны, это упростит решение проблем государственного долга, а с другой - стимулирует экономический рост в стране... Михаил Бернштам:

Михаил Бернштам: В своем заявлении Федеральная резервная система именно так эту ситуацию и изложила. Что инфляция находится ниже целевой установки. Считается, что целевая установка в США – инфляция от 1,75% до 2% в год, тогда как сейчас она колеблется в пределах 1%. И Федеральная резервная система хочет "добавить" к этому три четверти процента или процент в год.
Для чего это делается – понятно. Для того, чтобы снизить реальные процентные ставки. И кредиторы, и заемщики смотрят не на номинальные ставки, которые делают поправку на инфляцию, а на реальные ставки. Если инфляция повышается, то, соответственно, реальные ставки снижаются, и тогда реальная рыночная стоимость кредита снижается. И предприятия уже смогут позволить себе занимать деньги, чтобы расширять производство. На это делается расчет...

Сергей Сенинский: Решение финансовых властей США о новых финансовых стимулах экономического роста означает ослабление доллара – в той или иной мере.
И потому многие эксперты прогнозируют ответные меры других крупнейших центробанков мира – в первую очередь, Европейского центрального банка. Ведь рост курса евро подрывает европейский экспорт, то есть основу нынешнего экономического роста Европы...
Такие прогнозы не разделяет аналитик Deutsche Bank Николаус Хайнен, Франкфурт-на-Майне.

Николаус Хайнен: В данной ситуации меры, объявленные Федеральной Резервной системой, на мой взгляд, - единственно правильные. При нынешнем дефиците госбюджета США у финансовых властей страны просто не остается иного выхода для оживления экономической конъюнктуры. Так что, с экономической точки зрения, это - грамотное и логичное решение.
Что касается возможных ответных мер Европейского центрального банка, то, как мне представляется, в них пока просто нет необходимости. Ведь в принципе решение центробанка США лишь в незначительной мере затрагивает европейскую экономику. И, вспомним, в Европе на программу поддержки экономики Европейский центральный банк потратил до сих пор лишь 65 миллиардов евро.
Все дело в том, что у центральных банков США и Европы – разные цели и задачи. Главная задача Европейского банка – обеспечение стабильности евро и удержание инфляции в пределах примерно 2-ух процентов в год. В то время как к компетенции Федеральной резервной системы США относятся и формирование долгосрочных банковских процентных ставок, и принятие мер, способствующих расширению занятости в стране.
То есть речь идет о разных базовых моделях этих финансовых институтов. Именно поэтому, на мой взгляд, вряд ли Европейский центральный банк столкнется с необходимостью принятия каких-либо специальных "ответных" мер, он будет исходить из собственных базовых принципов...

Сергей Сенинский: В США новые стимулы послекризисного восстановления экономики финансовые власти намерены воплощать в виде покупки своих же гособлигаций. Европейский центральный банк поступает иначе: хотя он и покупает в каких-то объемах государственные облигации некоторых стран еврозоны, главное - он напрямую кредитует европейские коммерческие банки, выполняя для них, по сути, функции национального банка.
Чем объясняется такая разница в подходах? И сколь в принципе вероятно, на ваш взгляд, расширение нынешних объемов финансовой помощи экономикам Европы, учитывая опасения, что инфляция может ускориться, которые не раз выражал Европейский центральный банк? Николаус Хайнен:

Николаус Хайнен:
Я бы сказал, что Федеральная резервная система США и Европейский центральный банк – в определенной степени, конечно, равноправные партнеры. Но по своим масштабам и, соответственно, принимаемым мерам, они различаются.
Центробанк США контролирует главную расчетную единицу мировых рынков, а это по-прежнему – доллар, то есть валюта с наибольшей в мире ликвидностью.
В этом смысле, на мой взгляд, Европейский центральный банк будет пока оставаться на вторых местах. И сегодня главная его задача - бороться за доверие рынков к единой европейской валюте.
В целом я исключаю какую–либо опасность дополнительной инфляции в Европе в связи с последним решением Центрального банка США. Ведь, скажем, продукцию немецких ли других европейских компаний покупают в других странах в первую очередь за ее качество, а отнюдь не из-за ее стоимости.
Поэтому возможное снижение курса доллара к евро вряд ли заметно сократит объемы европейского экспорта в целом, ослабив тем самым экономическую конъюнктуру еврозоны. Более того, даже на самом этом курсе объявленные в США меры, на мой взгляд, не сильно отразятся. Думаю, его колебания в итоге вряд ли превысят один процент...

Сергей Сенинский: О решении Центрального банка США было объявлено в среду. А уже в четверг Банк Англии и Европейский центральный банк объявили о своих очередных мерах: базовые процентные ставки по кредитам, то есть главный инструмент монетарной политики, они решили сохранить пока на прежних уровнях. Для 16 стран еврозоны эта ставка остается неизменной уже 18 месяцев подряд...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG