Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Третья голова в мире. Почему не арестован человек, за голову которого дают 10 миллионов евро


Радован Караджич и Ратко Младич

Радован Караджич и Ратко Младич

Ирина Лагунина: Почему всё ещё не арестован генерал боснийских сербов Ратко Младич? Его, обвиняемого в совершении тяжких военных преступлениях, в том числе в геноциде, уже 14 лет разыскивает Международный Гаагский трибунал. Однако на самом деле Младич в бегах восемь лет. До 2002 он проживал то в своем доме в Белграде, то на разных хорошо обустроенных военных объектах, а потом перестал появляться на публике. Власти Сербии всё это время утверждали и продолжают утверждать, что у них нет информации, где находится Ратко Младич. Его арест и выдача Гаагскому трибуналу в очередной раз создают проблемы стране: Евросоюз дал Сербии возможность включиться в большую Европу, но только после того, как генерал Младич предстанет перед правосудием.
На минувшей неделе власти Сербии увеличили с одного до десяти миллионов евро денежное вознаграждение за информацию, которая поможет арестовать этого человека. Теперь он третий в ряду - больше можно получить лишь за Бин Ладена и второго человека в "Аль-Каиде" Аймана аз-Завахири.
О поисках Ратко Младича в Сербии рассказывает Айя Куге.

Айя Куге: Если в Сербии набрать телефонный номер 9191, то вам ответит дежурный специальной группы службы госбезопасности, занимающейся поисками военных преступников, разыскиваемых Международным трибуналом. На самом деле таковых на свободе осталось лишь двое – генерал боснийских сербов Ратко Младич и один из бывших лидеров сербов из Хорватии военных времён Горан Хаджич. Четыре года назад, когда впервые была объявлена награда за сведения об их местонахождении, за Младича можно было получить миллион, а за Хаджича 250 тысяч евро. Теперь Младича оценили на десять, а Хаджича на миллион евро! Как утверждает официальный представитель службы государственной безопасности Йован Стоич, телефон у них теперь звонит часто – по пятьдесят раз в сутки.

Йован Стоич: Дежурные сразу, на месте, оценивают достоверность и серьёзность информации, полученной по телефону. Потом она передаётся нашему оперативному подразделению, которое занимается поисками двоих остающихся на свободе обвиняемых Гаагским трибуналом.
Часто к нам поступают очень конкретные звонки с указанием возможного места, где скрывается генерала Младича, и имён людей, которых можно подозревать как его пособников. Большая часть граждан утверждает, что они звонят не из-за денежного вознаграждения, а по патриотическим мотивам - помочь государству. Мы ни у кого не требуем называть фамилию, однако, люди, считающие что у них есть ценная информация, оставляют свои личные данные, чтобы им при случае могла быть выплачена награда.

Айя Куге: Кстати, вокруг немыслимо высокой по сербским меркам денежной суммы за информацию о Младиче начался ажиотаж. Но ажиотаж на словах, а не в делах. Активно обсуждается вопрос о том, как лучше потратить десять миллионов евро. Сербы, кажется, делятся на три группы. Одни утверждают: мы генерала ни за какие деньги не выдадим. Другие бы выдали без колебания и даже без денежного вознаграждения. А третья группа – это граждане, которые уверены, что если бы они предоставили информацию о том, где находится Ратко Младич, то сразу после телефонного звонка исчезли бы без следов. Некоторые белградские средства информации сообщали, что на территорию Сербии уже прибыли иностранные профессиональные "охотники за головами". Была упомянута и получившая печальную известность в Ираке американская частная компания "Блэквотерс". Власти выступили с опровержением: дескать, у нас не Дикий Запад, и никто не имеет права задерживать людей - только предоставлять информацию.
Через несколько дней после увеличения суммы награды в Белграде была проведена полицейская операция - обыскали популярный ресторан в лесопарке, расположенный неподалеку частный дом и этно-деревню - гостиницу в ста километрах от столицы. Был задержан владелец этих объектов, который, якобы, имеет связи как семьей Младича, так и с некоторыми преступными группировками. Представитель специальной прокуратуры по делам военных преступлений Сербии Бруно Векарич пытался разуверить журналистов, считающих, что государство в очередной раз устраивает демонстрацию поисков Ратко Младича – публичный показ своих усилий.

Бруно Векарич: Мы разыскивали определённые материалы, которые бы помогли нам приблизиться к самому разыскиваемому обвиняемому в военных преступлениях. Очень важно, чтобы полиция реагировала так эффективно, как сегодня. Мы моментально проверяем всю информацию. Правда, сейчас объем информации увеличился, и поэтому крайне важно проверить данные на местах. Такие операции проводятся часто - иногда на глазах у общественности, иногда скрыто. На данный момент в рамках поиска Младича их было проведено более ста. О многих из них граждане ничего не знали и не узнали.

Айя Куге: Любопытно, что подобные операции власти обычно описывают не как попытки ареста Ратко Младича, а как поиски его пособников. На скамью подсудимых попали десять таких пособников Младича. Они были взяты в 2006 году, но судебный процесс по разным, очень странным причинам, все ещё не окончен. На днях вынесение приговора в последний момент остановила прокуратура, потребовав перевести процесс в Специальный суд по военным преступлениям. Вот что говорит по этому поводу белградский журналист Деян Анастасиевич, занимающийся вопросами военных преступлений.

Деян Анастасиевич: Это какой-то лицемерный судебный процесс, который в свой своей сути должен был послужить как алиби: если нам не удастся найти Младича, тогда мы хотя бы сможем справится с его пособниками. С другой стороны, на днях мы услышали от главного прокурора Специального суда Вукчевича вообще странную историю – дескать, что на самом деле арест и судебный процесс против этой группы пособников имел целью саботаж ареста Младича. Действительно, этот процесс не надо было начинать, но если уж правосудие его начало, то должно и завершить. Судебный процесс над пособникам, также как и увеличение денежного вознаграждения не окажут никакого эффекта на поиски генерала. Перед судом не самые важные люди, которые просто обеспечивали ему конспиративные квартиры, приносили продукты, перевозили его с места на место. Но они не занимались этим самостоятельно – за ними стояла сильная организация. На верху этой пирамиды – личности совсем другого масштаба.

Айя Куге: Существуют подозрения, что четыре года назад, когда Ратко Младич точно был обнаружен в Белграде, ему помогли избежать ареста близкие к премьер-министру Сербии тех времён Воиславу Коштуницы высшие офицеры государственной и военной служб безопасности.
Наш собеседник –ведущий белградский военно-политический обозреватель, отставной полковник Любодраг Стоядинович. Он был хорошо знаком по службе и ранее даже дружил с Ратко Младичем. Какую функцию выполняют такие открытые операции по поиску Младича, которые, кстати, чаще всего проводятся именно тогда, когда приближается какой-то важный рубеж. Так и теперь – 15 ноября приезжает Главный прокурор Международного трибунала Серж Брамерц, который должен подготовить для ООН свою оценку сотрудничества Сербии с международным правосудием.

Любодраг Стоядинович: Действительно, эти истории часто повторяются при том важном обстоятельстве, что никогда, ни разу Ратко Младича не было там, где его искали. Не было там и его следов. Меня как гражданина интересует одно: а о чём вообще идёт речь? Действуют ли службы в поисках его как "слепые котята" или они просто получают неточную информацию? Что им нужно, чтобы нормально закончить свою работу? Это очевидно, что в нашем государстве, в каких-то структурах власти есть сильное сопротивление аресту Младича. Трудно поверить, что генерал так просто мог исчезнуть без вести, при всей эффективности нашей полиции в других делах.
Многое в этом случае неясно. Видно лишь, что государство переносит на других людей свою неспособность завершить дело с Младичем, устраивает какие-то спектакли – и всё это с целью доказать господину Брамерцу, что страна настойчиво занимается поисками. Снова слышны заявления: "мы не знаем, где Младич, а как только узнаем, он предстанет перед судом". Это с годами уже стало стереотипным заявлением сербских властей – смешным и трагическим одновременно. Становится ясно, что арестом генерала Младича занимаются люди, которым эта работа не по зубам.

Айя Куге: Высокопоставленные сербские политики и представители системы юстиции постоянно обещают, что Ратко Младич вот-вот будет арестован. Специальный прокурор Вукчевич заявил на днях, что, по его мнению, это произойдёт в ближайшее время, зимой.

Любодраг Стоядинович: Это не обещание, это что-то вроде самоутешения или лучше сказать: самообман и самооборона функционера. Вот, специальный прокурор Вукчевич уже 7 лет на своем посту. У него в подчинении респектабельная команда, его, вероятно, поддерживает сильная группа аналитиков – всё, чтобы успешно закончить работу. Я не верю, что Ратко Младича так тяжело найти, что государство должно отмежевываться от своей роли в его поисках – ведь арест генерала именно в интересах Сербии.

Айя Куге: Вы считаете, что объявление награды означает, что государство переложило на граждан ответственность за поиски генерала Младича?

Любодраг Стоядинович: Я считаю, что объявление награды является фарсом, а сумма вознаграждения – нереальная и ничем не подкрепленная выдумка в расчете на то, что никакой информации не будет. Это бездумное решение привело даже к увеличению социальной напряжённости в Сербии – некоторые профсоюзы и часть бедных слоев населения выступили против того, чтобы миллионы были потрачены на информацию о Ратко Младиче. По-моему, у нас многое похоже на фильмы о Диком Западе. Есть важный беглец и объявлена большая награда за его поимку. Кружат слухи, что появились даже иностранцы, которые его готовы разыскать за деньги. Однако я отрицаю возможность, чтобы кто-то, кому известно, где находится Младич, мог эту информацию продать. Этому человеку, вероятно, не удалось бы потратить ни цента из этих 10 миллионов евро – лишь он откроет кошелек, как на него выйдут группы по ту сторону закона.
На мой взгляд, объявление денежного вознаграждения за информацию о генерале Младиче - выстрел в собственную ногу, признание неспособности государства. Власти в Сербии всё ещё не в состоянии контролировать все свои тайные службы. Я знаю, что многие офицеры во главе этих служб хотели бы поскорее завершить дело с Ратко Младичем, однако есть часть системы безопасности, которая, очевидно, снабжает его информацией, благодаря которой ему удается скрыться.

Айя Куге: Так власти Сербии не желают или не в состоянии арестовать Ратко Младича?

Любодраг Стоядинович: "Если бы мы знали, где он, сразу бы его арестовали," - это бывший президент Коштуница утверждал ещё в 2003 году и добавил: "есть у меня достоверная информация о том, что Ратко Младича нет на территории Сербии". А где тогда он находится? Ведь доказать то, что он не в Сербии, можно только в том случае, если поймать его где-то в другом месте, например, на Камчатке. Я уверен, что Ратко Младич находится в Сербии - нет никаких оснований утверждать, что он покинул страну. Он здесь, рядом с нами. Я знаю Младича, знаю, насколько он дерзкий и хитрый, и допускаю возможность, что он свободно гуляет по Белграду.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG