Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Ключевое слово этой недели – "президент". Депутаты Госдумы приняли в первом чтении законопроект, согласно которому главы исполнительной власти республик в составе РФ более не должны называться президентами. Как угодно, но только не так, как первое лицо государства.

Латинское по происхождению слово "президент" буквально означает – сидящий впереди, стоящий во главе, председательствующий. Было время, слово оказалось столь востребованным, что президентами стали называть даже руководителей клубов кинолюбителей. Тогда же возродилось обращение "господин", которое вскоре почти сошло на нет. Теперь должно сузиться применение слова "президента". Оно обретает почти сакральное значение. Вопрос основателю партии "Яблоко" Григорию Явлинскому:

– Я хорошо помню время вхождения в политическую русскую лексику слова "президент". Это были 1990-е годы. Оно тогда стало употребляться по отношению не только к главам национальных республик, но и во многих других сферах. Слово было воспринято с большим энтузиазмом. Оно было таким западным, манящим. Казалось, что несет за собой какие-то очень разумные перемены. Недавно, когда Рамзан Кадыров заявил, что его не следует так называть, показалось, что это такая кавказская экзотика. Вроде того, что он требует, чтобы женщины на головах платки носили. Но вот Госдума решает, что слово "президент" не пригодно и для других республик. Чем вы объясняете такую перемену в настроениях?


– Мне кажется, что это попытка продолжить такое бюрократическое устройство, чтобы каждый сверчок знал свой шесток. Вот и все. Ну, какая разница, как его называют, в условиях, когда всех этих глав республик уже больше никто не избирает, а их назначают.

– То есть слово "президент", само его значение предполагает некую выбороность?


– По крайней мере, легитимность. Если это президент какой-нибудь компании, это связано с тем, как решили акционеры, или этот человек является основным собственником. В политической сфере, действительно, довольно странно, когда обычный чиновник, фамилии которого никто не знает нигде за пределами этой республики, да и во время назначения – в самой республике, наверное, тоже никто не знает (становится президентом – РС). Впрочем, какая мне разница? Это точно так же, как я не знаю – знать начальников всех отделов какого-нибудь министерства. Секретари обкомов имели больше смысла! Если фактически нет выбора, можно просто называть – начальник Чукотки, начальник… Вот, собственно, и все.

– Президентов компаний теперь тоже будут как-то по-другому называть?


– Этих вообще все равно как. Главное, чтобы деньги шли.

– Да, но какая идея! В стране должен быть только один президент!


– Доиграетесь – еще и его переименуют.

– Президента страны?!


– Конечно! А что? Скажут – это не русское слово, и будет царь.

Шутка Григория Явлинского про царя не на пустом месте возникла. Царь, как известно, в России мог быть лишь один. А теперь вспомним аргументацию думских политиков. Все они заявляли примерно то же самое – только один государственный деятель может называться президентом. Это придаст слову дополнительный вес. Но вот в чем не приходится сомневаться, так это в том, что сохранится название сыра "президент". От переименования продукта убережет то, что это не российская торговая марка.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG