Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владимир Кара-Мурза - о нападениях на журналистов


Пикет у здания ГУВД Москвы на Петровке

Пикет у здания ГУВД Москвы на Петровке

В Совете Федерации призывают ужесточить наказание за нападение на журналистов, и намерены предложить внести соответствующие поправки в Уголовный кодекс. Следственный комитет при прокуратуре России считает, что вероятной причиной нападения на Олега Кашина могла стать его профессиональная деятельность и личная позиция, которую он высказывал в своём Интернет-блоге. Между тем, в подмосковном городе Жуковский в ночь на понедельник совершено новое нападение на журналиста - избит корреспондент газеты "Жуковские вести" Анатолий Адамчук. В последнее время журналист писал о кампании в защиту местного леса, который планируется вырубить для строительства трассы к авиасалону МАКС.

Владимир Кара-Мурза: "По уголовному делу о нападении на журналиста газеты "Коммерсант" Олега Кашина проводятся оперативно-розыскные мероприятия. Двое неизвестных напали и избили 30-летнего журналиста у дома 28 на улице Пятницкой в городе Москве, где Кашин снимал квартиру. С места происшествия нападавшие скрылись". Таковы сухие сводки субботних новостей. По факту нападения следственными органами Следственного комитета по городу Москве возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного частью 3 статьи 30, статьи 105 УК РФ "покушение на убийство". На данный момент допрошено больше 30 человек из числа очевидцев преступления, коллег, родственников и знакомых журналиста. С целью установления причин и мотивов совершенного преступления следователи изучают публикации Кашина, его переписку в Интернете, устанавливается круг знакомых, его деловые и личные контакты, проведены осмотры в личном кабинете и в квартире, где проживал журналист. Следствием отрабатываются различные версии совершенного преступления, в качестве приоритетных рассматривается профессиональная деятельность журналиста и его личная гражданская позиция, которую Кашин высказывал в своем Интернет-блоге. О том, способно ли государство найти заказчиков участившихся нападений на журналистов, мы сегодня беседуем с писателем, тележурналистом, обозревателем "Новой газеты" и радиостанции "Эхо Москвы" Юлией Латыниной и бывшим старшим следователем по особо важным делам при Генпрокуроре СССР Владимиром Ивановичем Калиниченко. Какие версии, по-вашему, в первую очередь заслуживают внимания в деле по нападению на Олега Кашина?
Дело Олега Кашина замечательно тем, что как в романе Агаты Кристи круг подозреваемых конечен и невелик

Юлия Латынина: Убийство журналистов отличается или покушение на убийство, или хулиганство отличаются от истории с обычными людьми только тем, поскольку журналисты на виду и видно, что он пишет и против кого он пишет. Дело Олега Кашина замечательно тем, что как в романе Агаты Кристи круг подозреваемых конечен и невелик. Я прекрасно понимаю, что при любом расследовании важнее всего оперативная работа, то есть надо смотреть по билингам и смотреть, к кому это приведет и что обычно всякие другие варианты – это переливание из пустого в порожнее. Но одновременно могу привести пример, когда, скажем, в деле об убийстве Олега Козлова в первый же день, когда главу Центробанка спросили, кто, по его мнению, может быть заказчиком, то он назвал двух банкиров, один из которых был господин Френкель. То есть всем в Центробанке было достаточно очевидно, кто может быть заказчик. Круг заказчиков в таких случаях достаточно ограничен.
С моей точки зрения, первый подозреваемый - это мэр Химок Стрельченко. Просто там есть история вопроса и у всех противников Стрельченко как-то одинаково проламывают череп, и Михаилу Бекетову два года назад, и еще доброму десятку людей в течение двух лет, и Фетисову в годовщину избиения Бекетова, и ровно через день Кашину. То есть просто такое впечатление, что у нас в Химках Чечня, а господин Стрельченко перепутал себя с Рамзаном Кадыровым. Причем это безотносительно того, Кашин - это его рук дело или нет.
Второй подозреваемый, на мой взгляд, это господин Якеменко. По двум причинам. Напомню, что это у нас руководитель Федерального агентства по делам молодежи. Напомню, что Кашин, у него сложная биография, это человек, который всегда писал о молодежных движениях, причем несколько лет назад он наоборот поехал на Селигер и поступил в услужение Кремлю, а в последние пару лет разочаровался. То есть он в терминологии вот этих ребят предатель. И поскольку он всегда этими ребятами очень сильно интересовался, то несколько месяцев назад он выкопал омерзительную историю про Якеменко, которая заключалась в том, что Якеменко имел глупость рассказать в ЖЖ, как девочка-малолетка к нему два раза пришла в палатку ночью. Там смешная была история, потому что малолетка сама этим похвасталась, она решила пропиариться близостью к начальству, выложила фотографию свою с Якеменко и написала, что, мол, Якеменко до сих пор думает, что я в него безумно влюблена. А Якеменко в ответ ответил, что если ты два раза пришла ко мне на ночь в палатку, то это ничего не означает. Это личная причина.
А общественная причина очень сильная заключается в том, что после того, как Кашин, который был специалистом по молодежным движениям, взял интервью у руководителя погрома, у человека, устроившего погром химкинской администрации, руководителя антифашистов, то просто "Молодая гвардия", которая в конечном итоге тоже курируется господином Якеменко, потому что он координирует все молодежные движения, "Молодая гвардия" как с цепи сорвалась и появились статьи типа: журналисты – предатели, должны быть наказаны. Потому что тут очень сильно сливается личное раздражение против человека, который вытащил наружу твою личную жизнь, который представил тебя каким-то педофюрером и вот эта возможность санкционировать его с общественной точки зрения, типа он, оказывается, предатель, у антифашистов интервью берет, а где же мы, любимые прокремлевские движения?
И третья кандидатура, я бы упомянула о ней, на мой взгляд, она кажется менее вероятной - это губернатор Псковской области Турчак. Кстати, как ни странно, он тоже сильно причастен к молодежному движению, он бывший координатор молодежной политики "Единой России", то есть он из этой тусовки. Он сын друга Путина, поэтому его и назначили губернатором. И Кашин, который исключительно невоздержан на язык, он писал о чем-то в своем блоге, и походя обозвал бедолагу, пардон, "сраным Турчаком", что с учетом кашинского стиля и стиля, принятого в Интернете, просто ничего, но Турчак вдруг как-то очень сильно заволновался, требовал от Кашина извинений, передавал, что не оставит этого дела так. Это для полноты списка, все-таки это обычный Интернет-срач. То есть, описывая круг подозреваемых, я бы сказала, что в общем-то или Стрельченко, или Якеменко, или различные фашиствующие организации, недовольные интервью, что в конечном итоге тоже восходит к каким-то околокремлевским молодежным движениям.

Владимир Кара-Мурза: Как, по-вашему, верно ли квалифицировано дело как покушение на убийство по признакам преступлений, предусмотренных в части 3 статьи 30, статьи 105 Уголовного кодекса?

Владимир Калиниченко: Квалификация абсолютно правильная – это первое. Второе: я могу высказать сожаление в той части, что в последнее время, когда дела не были столь значимыми, они возбуждались совершенно по другим основаниям, то есть как тяжкие телесные повреждения, здесь все основания поступить именно так. И мне лично очень импонирует, что в этой ситуации с самого начала пошли по наиболее правильному пути о возбуждении уголовного дела, о действительно тяжком преступлении. Кстати, я услышал одно интересное мнение после совершения преступления, оно заключалось в том, что необходимо приравнять покушение или убийство журналистов к наказанию, к введению изменений законодательства действующего таких, которые касаются
Удивительно то, что иногда та версия, которая с самого начала казалась безумной и нереальной, может оказаться наиболее верной и правильной
посягательств на жизнь судей, работников милиции. То есть ввести специальную норму закона. Мне хотелось в этом плане ответить и слушателям, и тем, кто это предлагает, что в статье 105 Уголовного кодекса, то есть "убийство при отягчающих обстоятельствах", есть пункт, который предусматривает уголовную ответственность за совершение преступления в связи с исполнением потерпевшим своего служебного или общественного долга. Поэтому с этой точки зрения наказание пожизненное заключение или максимально 25 лет лишения свободы, здесь в возбуждении дела абсолютно правильно.
С точки зрения того, что я услышал о том, что говорит Юля, я с ней полностью согласен. Потому что когда совершается такое преступление, у следователей или у группы следователей, оперативных работников иногда возникают версии о совершении преступления самые фантастические. Удивительно то, что иногда та версия, которая с самого начала казалась безумной и нереальной, может оказаться наиболее верной и правильной. Но когда происходит ситуация, которая произошла с Кашиным, здесь, конечно, нужно оптимально выбирать версии наиболее реальные. Поэтому мне импонирует позиция Латыниной, которая с самого начала говорит о трех вариантах, которые близки к раскрытию преступления или могут быть настоящим толчком к раскрытию преступления. Они наиболее реальные, их нужно отрабатывать.
С точки зрения первоначальных следственных действий, которые проводились, естественно, когда ты осматриваешь место происшествия, когда ты утром оцениваешь повреждения, которые были причинены потерпевшему, в данном случае трупа не было, но было понятно, какие повреждения были у Кашина, то с учетом того, что избиение длилось всего полторы минуты - это зафиксировали камеры наружного наблюдения, то в этой ситуации, естественно, что переломы кистей рук, пальцев рук не являются способом лишения жизни человека. Мотив совершения преступления в этой ситуации напрашивается, лежит на поверхности. Нанесение ударов в область челюсти, переломы, я думаю, что там были какие-то, мне даже представляются либо, возможно, спецдубинки, в которые запаивается свинец внутри, но я не исключаю, что есть такие телескопические дубинки, которые чехословацкого производства, из цельного металла. То есть по характеру повреждений какие-то были очень специфичные предметы. Безусловно, это покушение на убийство, но такое покушение на убийство целенаправленное. Здесь нужно было чем-то отметиться.
И совершенно правильно Юля говорит, как в убийстве с Козловым, когда появилась версия о совершении преступления Френкелем, мне импонирует версия, когда она называет возможно причастного такого человека, как Якеменко. Потому что знаете я лично, когда впервые видел, как этого человека пиарили как лидера молодежного движения, у меня вырастало чувство внутреннего протеста. Потому что в юные годы, в молодые годы я тоже был очень ярым комсомольцем, занимался комсомольской работой и понимаю, что такое молодежное движение, знаю, какими были мы в 60 годы. И поэтому, видя на экране этих людей, даже в самом начале, когда их только начинали пиарить, у меня лично никакого чувства симпатии не вызвали. Когда я слушаю сегодня, что рассказывает Юля об этих людей, я бы как следователь бывший сказал, что да, эта версия у меня была бы на первом плане.
Единственное, что хочу уточнить, что после происшествия, когда я слушаю сегодня о том, какие версии отрабатываются, мне представляется, что не была ли допущена ошибка в первый день, когда все это случилось, то есть в субботу, в воскресенье. Преступники приходят на место совершения преступления и уходят. И поэтому первоначально, что делается в первый, второй и третий день – это максимальная отработка места происшествия и зоны, которая входит в место происшествия. Когда мы говорим, преступники сюда пришли, преступники ушли. Поэтому здесь, я думаю, что люди, которые слушают и смотрят наши передачи, которые, безусловно, могли видеть то, чему не придали значение, но не видеть этих людей, то ли они уезжали на машине, то ли они скрывались на машине, то ли уходили какими-то дворами. Мы не живем в безвоздушном пространстве, поэтому я глубоко убежден, что свидетели, которые не знают, что те, кого они видели в этот день, в это время в этой зоне, не подозревают, что именно те люди, которые совершили покушение на Кашина, они такими являются. Поэтому я здесь, слушая обращение Следственного комитета, которое передали по телевидению, с телефоном, что просим обращаться, я тоже возмущен этой ситуацией, если нас кто-то слушает сегодня, чтобы люди вспомнили этот день, кто был в этой зоне, если что-то есть, хотя бы анонимным звонком, если они боятся предстать воочию, чтобы они помогли раскрытию преступления. Потому что оставлять безнаказанными такие вещи нельзя.

Владимир Кара-Мурза: Президент России Дмитрий Медведев сегодня выразил уверенность в скором раскрытии преступления.

Дмитрий Медведев: Кто бы ни был причастен к этому преступлению, он будет наказан, независимо от его положения, от его места в общественной системе координат, независимо от других его заслуг, если таковые есть. Если же это какие-то общеуголовные мотивы, то они тоже должны быть доказаны со всей очевидностью следствием.



Полный текст программы "Грани времени" появится на сайте в ближайшее время.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG