Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Барнаул и Екатеринбург - борьба против отмены всенародных выборов мэра. Федеральный совет партии "Яблоко": время выдвигать Явлинского? Репортаж комментирует политолог Дмитрий Орешкин


Михаил Соколов: За несколько лет мы уже привыкли к тому, что первая неделя ноября в России, вполне в соответствие патриотически-антизападным духом искусственно выдуманного "праздника" 4 ноября рисует Россию страной дикой, неевропейской, утешающейся мифами о своем великом прошлом.
Сталинистские демонстрации с красными флагами и портретами генералиссимуса, и не менее постыдные ксенофобские русские марши.
Гуманизм как-то уходит со сцены. Вот в эти дни страна попрощалась с бывшим премьер-министром Виктором Черномырдиным. Государственные деятели путинского времени славили соратника Ельцина как великого управленца, в чем у меня есть сомнения, сослуживцы по правительству вспоминали его как цельного и порядочного в личном общении руководителя, что, наверное, ближе к истине.
Но высшие чиновники России дружно молчали о том великом и гуманном решении премьера, которое должно остаться в памяти у людей России: Виктор Черномырдин пошел на переговоры с Басаевым. И в Буденновске были спасены тысячи находившихся в больнице и роддоме задолжников. В такой же ситуации Путин ради уничтожения злодеев, живых людей не пожалел, ни на Дубровке, ни в Беслане, заплатив за пиар сотнями мертвых взрослых и детей.
Государственная бесчеловечность на высшем уровне вырастила в России целый слой мерзавцев, готовых ради сохранения своих кормушек при власти убивать и калечить.
Когда я узнал о зверском избиении в Москве в ночь на 6 ноября журналиста Олега Кашина, на ум пришли вполне достойные следствия версии.
Первая: только что точно так же демонстративно калечили борцов против прокладки трассы через Химкинский лес, того же Константина Фетисова. Это уже не первая жертва конфликта общества и власти в этом городе.
Вторая: псковский губернатор Турчак бывший глава "Молодой гвардии "Единой России" лично угрожал разобраться с обидевшим его журналистом. И именно "Молодая гвардия" "публично призывала к расправе с корреспондентом "Коммерсанта". Сурковские гопники уже нанимали фанатов для борьбы с оппозицией.
Вопрос: будут ли взявшие под контроль расследование высшие чины прокуратуры допрашивать тех, чьи имена и фамилии они могут прочитать в сотнях Интернет-блогов. Смогут ли взяться за современную сурковскую зубатовщину.
Или честные следователи, когда найдут (если найдут!) исполнителей, и, как в одном из дел о политическом убийстве, станут без трепета писать, что заказчиком был некий неустановленный персонаж, в том случае по имени "Рамзан", или как в другом обвинительном заключении, "забудут" стереть фразу, что организатором преступной группы чиновников был очень конкретный дальневосточный губернатор, которого к суду так и не привлекли?
Нынешний номенклатурно-олигархический режима поразительно двуличен. Его высшие чины организуют напоминающие 30-е годы процессы, вроде позорного для России дела Михаила Ходорковского и Платона Лебедева. К счастью, подсудимый в отличие от сталинских времен не обязан уже вопреки всему признавать себя виновным, каяться и припадать к сапогу национального лидера. Он, как Ходорковский, может даже доносить до людей свой взгляд на будущее России в последнем слове. Но по абсурдности обвинений, антиправовому поведению наследников Вышинского тождество процессов почти абсолютное.
На этом фоне президент Дмитрий Медведев произносит слова о сотрудничестве с Западом, правовом государстве, торжестве закона, и даже отклоняет репрессивную версию закона о митингах. Он и премьер Владимир Путин клянутся в том, что сталинизм не повторится.
И при этом в 2010 году и точечные репрессии, и безнаказанные расправы, и правовой произвол. Все это в путинской России остается привычной системой жизни.
Кремлевская вертикаль спускает свои нормы поведения в провинцию, и те же чиновники воеводств ведут себя вопреки закону, но произнося правильные слова.
Памятник жертвам политических репрессий открылся в Барнауле
4 ноября мы прилетели в Барнаул с Владимиром Рыжковым, Дмитрием Зиминым, Арсением Рогинским - и целой делегацией спонсоров и общественных деятелей.
Здесь на площади Свободы торжественно был открыт памятник жертвам политических репрессий. Проект скульптора Прокопия Щетинина, был сделан еще два десятилетия назад, а изваял монумент в бронзе уже сын художника - Анатолий Щетинин. Композиция: отец со связанными руками, и обнявший его сын.
Памятник стоит прямо у того места, на бывшей Соборной площади, где находилось здание Алтайского краевого управления НКВД, там, где расстреливали, и откуда по ночам вывозили за город в лес трупы жертв коммунистического террора.
Как сказал председатель общества "Мемориал" Арсений Рогинский, правильнее было бы назвать монумент в Барнауле не просто памятником жертвам политических репрессий, а памятником жертвам преступного тоталитарного коммунистического режима.

Арсений Рогинский: Мы не построим правовое государство, не вынеся не приговор, а правовую оценку вот тому государству бесправия, то есть этому самому террору.

Михаил Соколов:
На открытии памятника жертвам политических репрессий в Барнауле
Губернатор Алтайского края Александр Карлин на церемонию не явился. Вместо него выступал зам главы края Борис Ларин.
Произнес речь глава Законодательного собрания Иван Локк. Вышел к микрофону и только что утвержденный депутатами и.о. мэра Барнаула Игорь Савинцев. Все представители "Единой России" и краевого и городского руководства говорили о народном единстве, которое якобы гарантирует от репрессий.
Вот только как быть с печальным фактом. В Барнауле после отставки мэра Владимира Колганова, которая состоялась по решению губернатора края Александра Карлина, были устроены на слушания, на которых горожаене дожны были обсуждать отмену прямых выборов мэра, но сотни людей не пустил на заседание ОМОН.
Ссылаясь на результаты вот таких "всенародных слушаний", депутаты городской думы Барнаула отменили выборы мэра и назначили главой города Игоря Савинцева. Не случайно губернатор Александр Карлин не пришел на церемонию – в глаза общественности руководитель Алтайского края посмотреть, похоже, боится.
Об идущем уже несколько месяцев противостоянии в Барнауле рассказывает корреспондент Радио Свобода Олег Купчинский.

Олег Купчинский: Более 20 судебных исков в Генеральную прокуратуру и МВД – такова реакция общественности на публичные слушания и решение городской думы, которая отменяет всенародные выборы мэра Барнаула. 26 депутатов из 31 высказались за отмену прямых выборов мэра и назначение Сити-менеджера. При этом депутаты проигнорировали мнение большинства барнаульцев. Желающие высказаться в пользу выборов были встречены тройным оцеплением бойцов ОМОНа. А между тем сами депутаты убеждают своих избирателей, что обсуждение этого вопроса прошло вполне демократично, что принятые поправки в устав только усилят управляемость городом и что всенародные выборы якобы нужны не населению, а бизнес-структурам, которые стоят за отстраненным мэром Владимиром Колгановым. Говорит депутат городской думы Иван Куц.

Иван Куц: У нас всегда, когда проходят публичные слушания, приглашаются эксперты, приглашаются депутаты, приглашаются лидеры общественного мнения, представители национальных меньшинств. То есть если мы сегодня начнем говорить о том, что давайте соберем весь народ, вы сами понимаете, что это получится? Естественно, народ будет подразделяться на какие-то представительства, у них есть свои лидеры. По сути это был народ.

Олег Купчинский: С депутатом не согласны его коллеги из фракции "Справедливая Россия" в гордуме. Они голосовали против поправок, а после их принятия призвали своих коллег-депутатов сложить полномочия. Говорит депутат Станислав Тетерятник.

Станислав Тетерятник: Прошедшие 25 октября 2010 года публичные слушания показали неоднозначную реакцию населения на лишение их права выбирать себе главу города и делегировать это право нам с вами. Я сейчас говорю не об официальных публичных слушаниях, а про действительность, при которой оказалось, что народ в основном отрицательно смотрит на решение о данных изменениях.

Олег Купчинский:
Через несколько дней в Барнауле пройдет сессия городской думы, на которой депутаты выберут из своего состава главу города. Многие эксперты убеждены, что народные избранники проголосуют за того, на кого им покажет губернатор Александр Карлин. Чаще других при этом называется кандидатура нынешнего спикера гордумы Людмилы Зубович. Другие наблюдатели полагают, что Людмила Николаевна имеет мало шансов, поскольку она вначале поддержала Владимира Колганова и вместе с рядом других депутатов собиралась уйти в отставку.
Фаворитом также считается Александр Миронов, депутат городской думы и директор гимназии. Относительно кандидатуры Сити-менеджера разногласий нет. Высока вероятность того, что им станет Игорь Савинцев, исполняющий обязанности главы Барнаула. Эксперты убеждены, что это результат договоренностей между властями Барнаула и командой губернатора. Они допускают, что администрация города могла согласиться на поправки в устав и отмену выборов в обмен на сохранение должностей нынешних руководителей. Это заметно и многим барнаульцам.
Местные средства массовой информации, которые контролирует администрация города, перестали критиковать губернатора и начали публиковать письма и статьи в его поддержку.
Несмотря на то, что новые, а точнее, старые руководители Барнаула будут пользоваться моральной и финансовой поддержкой администрации края, многие полагают, что приобретенные возможности не стоят упущенных гражданских свобод. Говорит депутат краевого законодательного собрания Игорь Вальфсон, он сам попал на публичные слушания только после звонка начальнику краевого УВД.

Игорь Вальфсон: В Алтайском крае полностью перестали считаться с законом и с правами граждан. Власть, что хочет, то и может делать, и граждане на это будут реагировать спокойно, все проглотят и никакой реакции не будет. А так они, естественно, будут проводить политику двоевластия. А поскольку разграничены полномочия федерация, край, город и за каждым уровнем власти закреплены свои полномочия, а денег на все не хватает, то в первую очередь будут выполняться полномочия федеральные и краевые, а на вопросы местного значения, на коммуналку, на дороги, на освещение, на социальное жилье – это все будет делаться по остаточному принципу. Потому что перед всем населением они, безусловно, не отвечают – вот это самое страшное.

Олег Купчинский: А тем временем Алтайский краевой суд отказал Владимиру Колганову в удовлетворении его жалобы на решение районного суда, в котором было оставлено в силе постановление губернатора об отрешении мэра от должности.
На заседании краевого суда стало известно, что администрация Барнаула отозвала свою жалобу на решение районного суда. Таким образом, дальнейшие действия Колганова по оспариванию постановления губернатора стали его личным делом. Говорит Владимир Колганов.

Владимир Колганов: Честно говоря, не очень надеялся, что в этой инстанции будет победа. Но то, что я буду биться за решение барнаульцев о моем выборе – это однозначно. Вплоть до Европейского суда, чтобы подтвердили, что я виновен. Тогда приду, людям в пояс поклонюсь и скажу: виноват.

Олег Купчинский: Между тем продолжается расследование уголовного дела, возбужденного в отношении Колганова по подозрению в злоупотреблении им должностными полномочиями.

Михаил Соколов: Глава Законодательного собрания Алтайского края Иван Локк очень не хотел обсуждать болезненную тему отмены выборов в Барнауле.

Иван Локк: Это делается не келейно, это в любом случае те же депутаты принимали решение городской думы. Если бы депутаты в этой ситуации отвергли данный вариант, то никто ничего бы не сделал.

Михаил Соколов: Вы считаете, что это свободный выбор?

Иван Локк: Депутатский корпус вправе решать. Депутатов кто избирает? Народ. Все-таки было мнение большинства, и не с перевесом в один голос, а подавляющее большинство предложили эту форму.

Михаил Соколов: Решение о насилии надо обществом принимали люди, клявшиеся 4 октября в том, что надругательство над законом не повторится, - подчеркнул глава независимой Общественной палаты Алтайского края Константин Емешин:

Константин Емешин: Хотел здесь выступить. Я в душе очень недоволен тем цинизмом нынешней власти, который мы сегодня переживаем. Пришли городские власти буквально на прошлой неделе, устраиваются так называемые публичные слушания, на основании которых должны потом депутаты проголосовать и отменить всенародные выборы мэра, практически все демократические процедуры ликвидировать. Я считаю, что это и есть политические репрессии.
Поэтому на сегодняшний день мы живем при режиме, где эти политические репрессии как бы каждый день, а власть цинично говорит. Я когда председателю городской думы говорю: политическая репрессия, когда мы к вам не могли попасть на публичные слушания. ОМОН граждан не пускал, когда публичные слушания по внесению изменений в устав. Она говорит: "Нет, это не политические репрессии. Никто же не погиб". Конечно, никто не погиб, но с этого все начинается, когда ты не можешь донести слово.
А сегодня фарс устроили. Я только единственное доволен, что дали слово Владимиру Александровичу Рыжкову. Я считаю, что этот цинизм этой власти, с одной стороны открывать, а с другой стороны некая сила гражданского общества, что у нас в Алтайском крае есть такая ячейка, есть люди, которые все равно власть каким-то образом заставляют обращать внимание на ценности гражданского общества, ценности памяти всех тех жертв, которые мы понесли.

Михаил Соколов: Назначенный мэром с подачи губернатора Игорь Савинцев без удовольствия ответил на мой вопрос о том, как он будет управлять Барнаулом, не пройдя процедуры выборов:

Игорь Савинцев: Давайте вспомним те хорошие добрые времена, я считаю, в хорошем смысле слова, не те отрицательные моменты, про которые мы сегодня говорили, репрессии, которые были. Но были определенные хорошие моменты в старое время. Была хорошая школа подготовки тех же руководителей, когда руководитель проходил от низшего звена до руководителя самого высокого ранга.
Я в принципе себя отношу к этим руководителям. Потому что в свое время начинал работать прорабом, был начальником объединения довольно крупного строительного. И в принципе эта вся система была назначений. Сказать, что если сегодня, условно, меня назначат, я не говорю, что меня назначат, условно, если меня назначат, я в этом ничего плохого не вижу. Буду просто продолжать работу, которую я делаю на протяжении шести лет в администрации города. И практически последние полгода я и занимаюсь руководством города, так получилось исторически. Поэтому я буду продолжать именно теми вопросами, которыми занимался.
Но основная проблема, которую на сегодняшний день я хотел бы решить – это все-таки ликвидировать очереди в детские сады. При поддержке губернатора, а мы с ним и эту предварительно проблему оговаривали, нам на сегодняшний день нужно будет делать хорошую программу для того, чтобы последовательно двигаться именно в решении строительства социального жилья и предоставления этого жилья для тех людей, которые сегодня проживают в этом фонде, который фактически является аварийным.
Ничего страшного в том, что на период какой-то на сегодняшний день в городе Барнауле именно будет руководитель, который будет назначен, который будет не избран. Потому что если анализировать, если по большому счету говорить, сколько людей приходит, к сожалению, сегодня на выборы, то говорить, что это всенародно выбранный человек, тоже вопрос очень спорный. Здесь еще не факт, что если пришли, человека выбрали, что это основное мнение горожан. Это может быть порядка 20% от всего населения города, в частности, города Барнаула.

Михаил Соколов: Исполняющему обязанности мэра Игорю Савинцев на это можно ответить, что дискредитация выборов в глазах части населения произошла именно при Путине, когда состав участников выборов стал фильтроваться начальством, и они стали несвободными.
Но доказать это крепкому управленцу со стажем трудно. Ведь для и.о. мэра Барнаула Игоря Савинцева – как мы слышали в интервью – похоже, не существует Конституция, принцип народовластия, и понимание механизма выборности. Он – в унисон с установками нынешней путинской системы – отстаивает фактическое восстановление созданного Сталиным советского номенклатурного принципа подбора и расстановки руководящих кадров. Начальники только и знают, что нужно народу, но, конечно, хотят жить без сталинских эксцессов.
Политик Владимир Рыжков считает, что ситуация в России очень противоречивая:

Владимир Рыжков на открытии памятника "Прощание" в Барнауле
Владимир Рыжков:
Открывается памятник в Барнауле, произошел огромный прорыв в рассекречивании катынского досье и в передаче материалов польской стороне. Был показан несколько раз в прайм-тайм фильм Анджея Вайды "Катынь". Конечно, огромное событие – включение в школьную программу "Архипелага ГУЛАГ" Александра Исаевича Солженицына.

Михаил Соколов: Прошлое начинает открываться, но в настоящем есть серьезные политические проблемы – то же дело Ходорковского…

Владимир Рыжков: Да, есть определенный диссонанс между, с одной стороны, оживившимся процессом десталинизации и одновременно оживившимся процессом сталинизации российского общества. Отменяются выборы мэров, идет второй процесс Ходорковского… Мы обязаны действовать, и каждый из нас должен делать то, что он может.

Михаил Соколов: 7 ноября в Барнауле прошла массовая акция протеста против роста цен, коммерциализации бюджетной сферы и против отмены всеобщих выборов мэров городов. Собрала она по разным оценкам от полутора до двух тысяч человек.

В Екатеринбурге кампания по отмене выборности мэра была затеяна новым губернатором Свердловской области Александром Мишариным. После затяжной борьбы был достигнут компромисс: мэр города Аркадий Чернецкий отправился в Совет федерации, новый мэр-глава думы будет выбираться, но появится сити-менеджер. Итоги этой кампании подводит корреспондент Радио Свобода Екатерина Петрова.

Екатерина Петрова: 2 ноября городская дума приняла отставку Аркадия Чернецкого, который без малого 2 десятилетия возглавлял Екатеринбург. Чернецкий отправляется в Совет Федерации, где будет работать в паре с другим уральским политиком-тяжеловесом - бывшим губернатором Эдуардом Росселем. Смена власти в главном городе Свердловской области, по единодушному мнению экспертов, как раз сопряжена с уходом Росселя и назначением нового губернатора - Александра Мишарина. Новоиспеченному главе региона не нужен был под боком сильный политик, прошедший не одну выборную кампанию. И, кроме того, Мишарин должен был соблюсти "федеральные правила игры" - российские города один за другим отказываются от выборов и вводят систему сити-менеджера. С приходом нового губернатора, который активно продвигал эту идею, Екатеринбургу пришлось последовать федеральному тренду. Однако, Александр Мишарин, по сути дела, использовал этот тренд, чтобы избавиться от Аркадия Чернецкого, - считает политолог Александр Пирогов:

Александр Пирогов: Система управления муниципалитетами меняется. Я думаю, что это стало неплохим поводом для того, чтобы еще и поменять команду, которая очень долго сопротивлялась предыдущему губернатору достаточно успешно, может быть благодаря чему город Екатеринбург получил такой хороший импульс развития. Новому губернатору было политически крайне важно, руководствуясь логикой следования федеральному тренду, все-таки настоять на своем и сменить в том числе и команду.

Екатерина Петрова: Формально, губернатору Александру Мишарину это удалось. Аркадий Чернецкий подал в отставку, отставку приняли, и он теперь исключительно сенатор Совета Федерации. В городе ходили слухи, что уйти Чернецкого вынуждали под угрозой уголовных дел. Более того, все лето продолжался суд над его ближайшими коллегами, которых, впрочем, в сентябре, незадолго до изменений устава, оправдали. Тем не менее, фактически, победу в этой долгой многомесячной политической игре все-таки одержал бывший мэр Екатеринбурга. Сам он согласился уйти, но свою команду смог оставить у власти. Политолог Александр Белоусов говорит, что он добился этого, умело используя свое влияние на городские элиты, а также недовольство общественности Александром Мишариным.

Александр Белоусов: В плане политическом, в плане умения договариваться, умения достигать собственных политических целей, конечно, Аркадий Михайлович выглядит гораздо более зрелым политиком, чем господин Мишарин. Сейчас мы не видим ни одного механизма, с помощью которого губернатор усилил бы контроль над городом. Другое дело, что мы не можем сейчас просчитать все ходы этой партии, которые прописаны со стороны Мишарина. У него сейчас достаточно опытные советники. Я уверен, что Мишарин и его команда тоже способны преподнести сюрпризы. Нельзя сказать, что эта шахматная партия окончена, она только начинается.

Екатерина Петрова: Новая система управления Екатеринбургом, по сути дела, был разработана Аркадием Чернецким. Она предполагает сити-менеджера, однако, при этом глава города - он же спикер городской думы, в Екатеринбурге будет выбираться на прямых всенародных выборах, и будет наделен реальными полномочиями. Эксперты не исключают, что сити-менеджер в этих условиях может стать формальной фигурой. Но самое главное - эта система будет реализована только в 2013 году, после того как истекут сроки полномочия нынешней городской думы. И до этого момента - на время переходного периода - у власти в Екатеринбурге останутся соратники Чернецкого. Главой станет Евгений Порунов, а главой администрации скорее всего вице-мэр Александр Яков, он уже исполняет обязанности мэра. Кстати, аркадий Чернецкий оставил своим соратникам и план работы. Буквально накануне отставки он подписал новую редакцию стратегического плана развития Екатеринбурга до 2020-го года.
Кроме политического опыта Аркадия Чернецкого, свою роль сыграла и общественность. Она выступила резко против изменений Устава Екатеринбурга и отмены прямых выборов мэра. Была проведена мощная общественная кампания, с митингами, листовками, дискуссиями, обсуждениями в блогосфере. На общественные слушания пришли 2 тысячи человек, еще 17 тысяч следили за их ходом в он-лайн трансляции. Один из активистов этого движения - депутат городской думы Леонид Волков отмечает, что горожанам не удалось добиться полной победы - сити-менеджер все-таки появится, но и полным поражением это назвать нельзя:

Леонид Волков: Эмоциональное чувство, когда нас раскатали этим паровым катком, продавили это решение, оно было довольно неприятно. Но если объективно анализировать, полным поражением нельзя назвать, все-таки где-то посерединке мы остановились. Все-таки в ходе этой многомесячной кампании мы сохранили прямые выборы хоть кого-то, главы города, которому достаточно широкие полномочия перераспределены от Сити-менеджера. И плюс, конечно, у нас люди сформировались, костяк гражданский, общество пресловутое. Все-таки история еще не закончена. С той группой активных горожан, которые у нас теперь есть, вообще можно любые горы свернуть.

Екатерина Петрова:
А это значит, что в ближайшие годы политическая жизнь Екатеринбурга будет весьма оживленной.

Михаил Соколов: 5-6 ноября партия "Яблоко" провела свой федеральный совет – как раз за год до намеченных выборов в Государственную Думу. Мероприятие привлекло внимание прессы. Все-таки бывшая парламентская партия. За прошедшее со времени выборов в думу партия "Яблоко" не смогла провести депутатов ни в одно региональное Законодательное собрание. Но не только по своей вине. Списки "Яблока" там, где у партии были реальные шансы – в Петербурге, Карелии, Калужской области снимались с выборов. Против ряда активистов были сфабрикованы уголовные дела. На заседании Федерального совета российской демократической партии "Яблока" лидер партии Сергей Митрохин излучал оптимизм:

Сергей Митрохин: 2011 год – год выборов в Государственную думу. Для партии "Яблоко" это очень важное событие. Мы будем готовиться к выборам, мы будем участвовать в выборах, мы будем побеждать на этих выборах. Мы знаем, что в нашей стране сегодня нет свободных и честных выборов, выборы фальсифицируются. Но не винить в этом граждан России, в том числе мы, партия "Яблоко", должны прежде всего самих себя. Значит мы слабо контролируем эти выборы, значит нам надо изменить свое отношение к контролю за голосованием. Народ должен уметь себя защитить от обманов, фальсификаций и манипуляций.
Мы готовы к самым широким коалициям. Но самая главная наша коалиция – это коалиция с народом и с теми активными силами нашего народа, которые называются гражданским обществом. Это и те, кто борется против феодализма на дорогах, это те, кто защищает свои права против агрессивных коррумпированных застройщиков. Это все те демократические силы, которые готовы разделить нашу платформу.

Михаил Соколов: То есть не политическое меньшинство?

Сергей Митрохин: В том числе и политические организации.

Михаил Соколов: В пятидесятиминутном докладе Митрохин наукообразно критиковал олигархическую систему, но фамилии Путина и Медведева прозвучали один раз. Мне, честно говоря, больше нравится как эту же тему олигархической и борьбы с ней излагает член бюро партии "Яблоко" Борис Вишневский:

Борис Вишневский: Президент говорит все время о некоей модернизации, но это все сотрясение воздуха. Ни одну проблему, начиная от борьбы с коррупцией, кончая защитой прав собственности, невозможно решить, пока не изменится система. Дело не в персоналиях. Условно говоря, если вместо очень плохого Путина завтра придет кто-то другой в рамках той же системы, он очень быстро станет таким же, как он.
Мы – это партия, которая всегда представляла стремление к демократии и к свободе. Будем раз за разом предлагать себя гражданам в качестве людей, которые способны отстаивать именно эти интересы, выражать именно эти потребности. Я надеюсь, что они откликнутся.
У нас есть люди и идеи, и главная из этих идей очень проста – власть нужно поставить на место, которое она должна занимать. Она служить нам, она должна делать то, что мы хотим. Сейчас она делает то, что хочет она. Это очень похоже на то, что было 20 лет назад.

Михаил Соколов: Практически отсутствующий на политической арене почти два года бывший лидер партии "Яблоко" Григорий Явлинский появился перед журналистами. Он весьма ядовито охарактеризовал сложившуюся в России олигархическую систему.

Григорий Явлинский: Вообще надо понимать – это все искаженная система, потому что это авторитарная система, спрятанная в демократическую оболочку имитационную, о которой говорил председатель партии, правильно говорил. Это очень опасная система олигархическая. Суть ее заключается в том, что произошло полное сращивание власти и бизнеса. И вы можете сделать бизнес только в том случае, если вы принадлежите этой власти.

Михаил Соколов: А будущее для этой системы какое?

Григорий Явлинский: Эта система может существовать довольно долго, а может закончить свое существование совершенно внезапно. Это особенность всех таких систем. Связано это с тем, что у нее есть 25% населения, которым эта система позволяет жить на современном европейском уровне. И 75%, которые не имеют даже никакой перспективы. Поэтому перспективы этой системы – это крайняя политическая нестабильность в среднесрочном периоде, и ситуация, при которой внезапно могут произойти любые события.

Михаил Соколов: Григорий Явлинский вышутил тему диалога с властями:

Григорий Явлинский: Диалог вряд ли получается, потому что ответа нет с той стороны. Это получается наш монолог. Что получается, то получается. Жизнь покажет, как это будет дальше двигаться. Это не вопрос – с кем, они для нас все едины. Потому что искать эти нюансы, заниматься политической микробиологией – этим мы не занимаемся. Под микроскопом: вот, какое слово сказал.
Очень часто выходит представитель власти, у него спрашивают: сколько будет дважды два? Он говорит: четыре. Все: ура! А на следующий день говорит: но это значительно больше пяти. И все, на этом все заканчивается, на этом вся история заканчивается. Это каждый день происходит.
Правда, бывали времена, когда на этот же вопрос, сколько будет дважды два, отвечали: а мы покупаем или продаем? Так что сейчас, конечно, прогресс.

Михаил Соколов: Весьма сдержанно высказался Григорий Явлинский и о суде над Михаилом Ходорковским:

Григорий Явлинский: Я считаю, процесс политический. Я считаю, что это не имеет никакого отношения к содержанию дела. Я считаю, что это избирательное законодательство. Я бы хотел, чтобы те, кто будут принимать решение, постарались сделать это, исключительно исходя из содержания дела, реально учли все "за" и "против". Я желаю принимающим решение мужества и хочу пожелать здоровья и сил самому Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву.

Михаил Соколов: Интересно, но самую яростную филиппику председатель партии "Яблоко" Сергей Митрохин произнес не по поводу, например, процесса Ходорковского, или против действующей власти, он как-то очень резко выступал против борцов с путинским режимом из числа левых, причем не прирученных Кремлем:

Сергей Митрохин: Автократия сильна и сила автократии как во власти, так и в оппозиции, которая хочет сместить эту власть, потому что она ею недовольна по какой-то причине, и установить свою автократию. Вот с такими силами нам не по пути. Мы должны быть, с моей точки зрения, очень бдительными, и мы не должны играть роль тех самых буржуазных идиотов, о которых в свое время так метко написал тот же самый Владимир Ильич Ленин.
Я считаю, что неправильно, например, бороться с такими силами автократии потенциальной, как, например, нацболы на той же самой Триумфальной площади.
Нас часто спрашивают, почему мы не ходим на Триумфальную площадь. Мы туда не ходим, потому что считаем неприемлемым для демократов совместные проекты с автократами, в том числе с автократами, замаскировавшимися под демократов.

Михаил Соколов: В деликатный вопрос о союзниках Митрохин чуть внес конкретики, вновь потребовав от всех, кто не считает ельцинский период временем абсолютного зла, покаяний:

Сергей Митрохин: Мы не можем вступать в какие-то союзы с теми, кто обслуживает олигархическую систему сегодня, либо активно помогал ее создавать в 90-е годы.

Михаил Соколов: Из доклада лидера партии "Яблоко" Сергея Митрохина не было ясно, что он предлагает делать партии. Он упомянул позитивный опыт псковской организации, которая на недавних выборах в Себежском районе получила больше 20 % голосов.
Лидер псковских Яблочников политолог Лев Шлосберг считает, что партия вовремя не смогли перенести работу на муниципальный и региональный уровень и сделать нужные выводы.

Лев Шлосберг: Приблизительно после 8 года существенно изменилась ситуация в стране, и она меняется парадоксально в лучшую сторону. Реально после выборов Дмитрия Анатольевича страну начало тошнить. Страна видит несамостоятельного президента, не являющегося субъектом принятия основных решений. И интерес к политическим персонам первого плана, он постепенно утрачивается.
На самом деле мировой кризис высветил проблемы национальных экономик и систем. Вот он и высветил, что в России была построена фикция. То есть то, о чем "Яблоко" говорило всегда, и может быть недостаточно громко и не все нас слышали, что это имитационная система политическая, совершенно бездарная система экономическая. Это система распределения украденного и, по большому счету, это скупка краденого в плане крупных кусков собственности. Народу достаются крохи. Когда настали сложности с самой экономической системой, народу осталось совсем мало.
На этом фоне люди стали стихийно, интуитивно искать выход, на кого опереться. Но не в Москве, даже в региональных столицах, а тех, кто рядом, к кому можно придти лично и попросить о помощи, о содействии. Образовалась огромная ниша, ее еще не понимает почти никто, для реальной гражданской партии на муниципальном и региональном уровне.
Вот то, что у нас получилось дважды в этом году и особенно сейчас, в Себеже получилось создать команды, имеющие амбиции и желание изменить жизнь у себя в районе, разработать повестку дня этих выборов, отвечающую потребностям людей. И мы получили ответ граждан. При том, что сейчас все удивляются: вот, у вас выше 20%, второе место после "Единой России". Это была программа-минимум. Люди говорят: вы получили 20, и вы недовольны? Да, мы недовольны, мы хотели больше.
Но когда власть увидела, что мы проходим, у нас реально в Себежском районе в минувшем месяце увидели, когда вышла наша программа развития Себежского района, вся областная администрация, губернатор, вице-губернаторы, отраслевые комитеты бросились финансировать этот район в соответствии с программой "Яблока", потому что никакой другой программы не было. У "Единой России" не было ничего, что было бы сформулировано как актуальная повестка дня района. И получилось, что реальная альтернатива становится альтернативой не меньшинства, а альтернативой большинства. То есть в Себежском районном центре получали до 34% голосов на участках. Мы работали абсолютно вничью с "Единой Россией". Мы нигде в районе в самом глухом углу не опустились ниже 9%. Соответственно, когда появляется реальная повестка дня и люди, способные эту повестку дня реализовать, общество реагирует как на нечто живое. Вот и весь секрет.
Другое дело, для того, чтобы таким образом поднять политическую партию, у которой 72 отделения в субъекте федерации, у которой существенные сложности с материальным обеспечением. Я могу сказать, бюджет "Яблока" меньше ста миллионов рублей, я могу сказать, как член бюро. Бюджет того района, где мы вели выборы, почти триста миллионов рублей. Это реальные социально-экономические потребности людей. То есть нужно понимать, что реально мы обладаем очень небольшим ресурсом. Но появилась общественная потребность, это то, что дороже денег. С этим надо учиться работать.

Михаил Соколов: А на выборах?

Лев Шлосберг: Заявлять такую повестку дня. Нужно совершенно четко заново говорить, что Россия перестала быть федерацией, мы ею не являемся. Это стержневая проблема. Мы работаем постоянно с муниципалитетами, сейчас автобусные маршруты снимаются, акушерские пункты закрываются, сельские школы закрываются, дома культуры закрыты повально, закрыты последние библиотеки. То есть это все уничтожается, идет зачистка территории страны, она освобождается от народа. Это происходит на наших глазах.
Где программа по федерализации России, включая бюджетные отношения? Это такие вещи, о которых не говорит практически никто. Между тем, в это все зашито, вся бюджетная система, рабочие места, зарплаты, доходы, обеспечение жилищно-коммунального хозяйства – в этом основа.
Нужно очень хорошо понимать, что вся система социального обеспечения человека, абсолютного большинства людей является неэффективной. Они говорят правильные слова про здравоохранение, и при этом в Псковской области в этом году должны быть уничтожены 620 койко-мест. Как только начинаешь все эти программы перекладывать на конкретного человека, либо не работает вообще, в лучшем случае, а в худшем случае работает против человека. Как мне кажется, человек как главный субъект политики исчез из политики в России. При этом постоянно говорится противоположное, за одним враньем тянется другое вранье, за одним воровством тянется другое воровство. И просто кажется, что наступило состояние некоей внутренней усталости у многих людей, в том числе в "Яблоке". От того, что люди понимают, что они правы, что диагноз верен, но нет уже внутренней веры в то, что что-то можно изменить конституционными способами.
Что вызывает большое уважение у всех ответственных людей, и все это понимают – это жесткая политика Явлинского с непринятием революционных сценариев. Потому что еще один 17 год будет последним 17 годом в России, она не сохранится как территория.
Я убедился на примере муниципальных кампаний понял очень важную вещь: нужно ставить максимально сложные задачи. Ты идешь на выборы главы района, ты объявляешь, как ты будешь развивать весь район. Партии, находящиеся в миноритариях, стали ставить перед собой косметические задачи, а не задачи реальной победы. Нужно говорить, что мы победим, мы будем политическим большинством. Если мы будем политическим большинством, мы сделаем вот это. Потому что реальная политика устроена так: или у вас политическое большинство, и вы можете исполнять свои обязательства или ваши обязательства невыполнимы.
Вот, мне кажется, этот внутренний психологический ограничитель, что мы меньшинство, он должен быть ликвидирован, мы должны себя вести как политическое большинство. Мы так вели себя в районах. И это энергетически подпитывает людей. Люди должны понимать, что ты голосуешь за тех, кто не отступится от своих целей. То есть надо выбирать не оппозицию, надо выбирать власть. Вот для этого партия, идущая на выборы как демократическая альтернатива, должна вести себя как партия политического большинства, как власть. Вот это вопрос для внутренней настройки партии психологической.

Михаил Соколов: На федеральном совете партии "Яблоко" бывший лидер "Яблока" Григорий Явлинский тоже говорил о выборах, с улыбкой поглядывая на микрофон "Первого канала".

Григорий Явлинский: Вопрос первый – это все же не креатив партии, а вопрос первый, чтобы два плюс два во время выборов было все-таки четыре, не пять, не три, не четыре с половиной, а именно четыре. Но добиться этого в России очень трудно. И этим должно заниматься все общество. Мы считаем необходимым принимать участие в выборах для того, чтобы показывать всем гражданам, во-первых, что мы хотим, чтобы в нашей стране что-то менялось, а во-вторых, мы хотим показывать, что именно должно измениться в нашей стране. Другим способом, кроме как участие в политической жизни страны, изменения сделать невозможно. Никаких других способов не существует. Можно только все развалить окончательно, совсем. Мы бы этого не хотели. И мы в этом участвовать принципиально не будем.
Тем не менее, мы прекрасно знаем, а это будет та часть, которую вы не сможете показать по телевизору, что все это фальсифицировано, что указания идут с самого верха, что указания, сколько должна получить "Единая Россия".
Лучше я вам расскажу, как проходят фальсификации. Приходит указание, что "Единая Россия" должна получить более 60%, и потом все губернаторы просто разводят руками, говорят: а что мы можем сделать, нас просто снимут. И потом они собирают под конец все, что только есть, у всех, даже у самых убогих, у кого два голоса, один забирают в пользу "Единой России". Потом все это складывают, и так получаются результаты.
Выборы – это же не только процесс, когда бросают бюллетени. Выборы – это большой процесс, он длится даже сейчас. Если вы все мое выступление покажете по Первому каналу, и не один раз, а раза три, пять, столько, сколько положено, изменится ситуация, и к выборам она будет другая. В чем она будет другая? Когда на выборы приходит 10%, то остальные 25 туда прописывают. И какие вбросы там – это уже неконтролируемая вещь. А если бы на выборы наши сограждане пришли в составе 50%, тогда это было бы гораздо сложнее. И тогда шансы на то, чтобы искажения на выборах были меньше, очень будут значительные и можно поправить дело. Это не бессмысленное дело, просто это долгая и трудная работа. А если просто есть желание попасть в Государственную думу, то у нас были такие товарищи, они записались в партию Миронова и туда попали.

Михаил Соколов: Сам Григорий Явлинский в диалоге с журналистами не прояснил, каковы же возможности создания коалиций. Впрочем, каков вопрос, таков и ответ:

- Партия, я так понимаю, будет идти одна. У вас же был опыт сотрудничества с СПС.

Григорий Явлинский: Нет СПС.

- Хорошо, а другие?

Григорий Явлинский: Нет СПС, все пропало, мы остались одни. Нет же партий, есть гражданские активисты. Мы со всеми гражданскими активистами, даже с теми, кто представляет администрацию Ельцина, мы готовы поговорить о чем-нибудь.
Если говорить серьезно, то политический союз – это союз не телевизионных личностей, это союз с гражданами, с избирателями. Это союз избирателей между собой, если таковые имеются.

Михаил Соколов: Лидеры "Яблока" ведут себя покровительственно по отношению к иным демократам, в качестве владельцев единственной среди демократов официальной лицензии на участие в выборах.
Григорий Явлинский не исключает участия кандидата партии "Яблоко" в президентских выборах.
Надо заметить, что даже те, члены партии, которые когда-то добивались смены ее лидера, теперь вполне открыто предлагают уже сейчас объявить о предстоящем выдвижении Григория Явлинского в качестве кандидата на президентский пост.
Лидер "Яблока" был бодр и весел, в отличной форме,
Он показал, что не потерял чувства юмора - на вопросы, как мы слышали, отвечал весьма раскованно,
Каковы шансы российской демократической партии "Яблоко" и ее интеллектуального лидера на предстоящих выборах – об мы говорили с политологом Дмитрием Орешкиным:

Дмитрий Орешкин: Мне кажется, Григорий Алексеевич Явлинский подтвердил свое реноме одного из самых дальновидных политиков в России. Было понятно в самом начале путинской эпохи, какая эпоха начинается. Было понятно, что через несколько лет начнется массовое прозрение людей, которые вдруг поймут, что их обманули. Просто те, кто получше ориентируется в ситуации, они поняли, что такое Путин еще в начале нулевых. Те, кто проинформирован неплохо, но хуже первого ряда, проснулись где-то в 2005 - после Беслана, после Ходорковского, после отмены региональных выборов. А большинство, поскольку оно смотрит телевизор, просыпаться начинают только сейчас - после выборов, после того, как журналистам пробивают головы по заказу, после того, как число терактов увеличилось по сравнению с нулевыми годами в разы, после того, как понятно, что экономика буксует. Вот сейчас наступает разочарование.
Пожалуй, сейчас мы можем оценить грамотность и дальновидность поведения Явлинского. Он отошел в сторону. В результате он как бы законсервировался в том самом белом фраке, который он носил на протяжении всех 90-х годов. Те, кто находились в политическом процессе, между прочим, и сама партия "Яблоко", в лице Сергея Митрохина, так или иначе были вынуждены взаимодействовать с властью, так или иначе были вынуждены отвечать на информационные сливы, пачкаться, отбрызгиваться, обвинять и т. д., взаимодействовать, например, с Лужковым, поддерживать этого самого Лужкова, хотя всем было понятно, что это за человек. Но это все делал Митрохин, а не Явлинский.
Поэтому, когда сейчас массовое мышление и элита понимают, что страна в тупике, в путинском тупике, что из этого тупика надо каким-то образом выбираться, тут вдруг из такого как бы временного политического небытия, из анабиоза, из консервной банки выходит Явлинский. Человек, не потерявший своей репутации, а наоборот на фоне всех остальных как бы приобретший. Он опять становится партийным лидером. А партия у нас в стране всегда воспринимается через партийного лидера. Если все остальные лидеры, будь то Зюганов, будь то Жириновский, будь то, тем более, единороссы или справороссы, уже надоели, во-первых, а во-вторых, как говорят, попалились целым рядом своих сомнительных телодвижений, компромиссов, которые кому-то нравятся, кому-то не нравятся, может быть грамотные, может быть безграмотные, которые взаимодействовали с деньгами, с прессой, которые участвовали и получали справедливые или несправедливые репутационные ущербы и которых щедро поливали помоями, сейчас вся эта публика вся вместе превращается как бы в политический фон, а на этом фоне новый, свежий, незапятнанный Григорий Алексеевич Явлинский. Это очень хороший тактический ход.
В принципе, когда он уходил в отставку, примерно так и планировалось дальнейшее его политическое будущее. Потому что понятно, что такие люди как Явлинский совсем от политики уйти не могут. Они могут уйти на время, они могут лечь в спячку, безвременный процесс, когда в России начинается то, что в 93 году из Белого дома ушло в канализацию, в путинскую эпоху из канализации благополучно всплыло и заняло все почти российское политическое пространство. И в это время Явлинского не было, в это время Явлинский стоял в стороне. И вот сейчас он с новым политическим капиталом, с потенциалом ожиданий, который к нему адресован со стороны избирателей, выходит.
Но есть еще другая проблема. За эти годы достаточно сильно запятнали 90-е годы, несправедливо часто, и за эти годы воспитала путинская власть оппозицию отмороженно-фашистско-националистического плана. То есть если теперь путинская вертикаль зашатается и упадет, то мне кажется, она упадет не в сторону европейского вектора развития, не в сторону больших свобод и демократий, а наоборот в сторону авторитарно-тоталитарно фашистско-националистических партий. И вот здесь как раз может быть единственный просчет Григория Алексеевича. В то же время, бог знает, как оно сложится, и именно из-за того, что все очевиднее становится усиление этого варварского, связанного с арматурой и фашистскими маршами, требованием "Россия для русских" крыла, усиление этой публики, возможно, вынудит консолидироваться европейски ориентированную часть общества, которую очень долго, последователь и упорно дискредитировали, унижали, рассеивали, не позволяли собраться воедино в начале нулевых годов. И если все-таки эта часть народонаселения подумает о своем будущем и попытается предпринять шаги к своей самозащите, я не говорю о перехвате власти, элементарно о самозащите, чтобы просто тебя не били в скверике ежевечернее, тогда, конечно, ей придется консолидироваться. А вокруг кого? Здесь опять появляется образ Григория Алексеевича. И очень логичная позиция, с моей точки зрения.

Михаил Соколов: Дмитрий Борисович, вас послушают политтехнологи Кремля и повернутся лицом к Григорию Явлинскому, и фрак его опять может оказаться запятнанным.

Дмитрий Орешкин: Я не думаю, что политтехнологи Кремля настолько наивные люди. Они безусловно будут следить за процессом. И очень может быть, что часть из них, они же тоже все не одинаковые, как раз и постарается поддержать Явлинского. То есть даже несомненно постараются просто потому, что принцип современной политтехнологи кремлевской заключается в том, что поддерживать надо всех, но при этом надо всех контролировать. Логика еще со времен Бориса Абрамовича Березовского, который говорил: должно быть русское националистическое крыло в политическом спектре России, но у него не должно быть денег. Деньги должны быть у нас. Примерно так же думают кремлевские политтехнологи: должны быть все, но у иных не должно быть административного ресурса. Административный ресурс должен быть у нас. Кому-то мы поможем, кому-то нет.
Так вот, если они почувствуют, что на либерально-демократическом западном, европейском фланге образуется пугающая дыра, они с удовольствием туда пустят Григория Алексеевича. Но поскольку они умные люди, они ни в коем случае не будут афишировать взаимодействие с ним, иначе это просто бессмысленное действие, иначе они просто "спалят" тот самый электоральный потенциал Явлинского, который накопился за эти 8 лет. Они будут действовать умно, они позволят ему критиковать себя, они с этим согласятся. Он будет их клеймить позором, но при этом будут какие-то заключены, и так всегда бывает в политике, гласные или негласные соглашения. Скорее всего негласные. Потому что если Явлинский будет гласно взаимодействовать с Кремлем, то, конечно, это сильно навредит ему в глазах его избирателей. А не взаимодействовать с Кремлем он по определению не может. Так что, так или иначе это будет, так или иначе компромисс будет. Вопрос в том, насколько этот компромисс будет осознан избирателями, насколько он будет доступен массовому мышлению.

Михаил Соколов: На своем заседании 5-6 ноября Федеральный совет партии "Яблоко" одобрил платформу "Новый курс", которую партия будет предлагать обществу на выборах 2011-2012 годов.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG