Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
«Нынешнее отстранение подавляющей массы людей от хлеборобства, коневодства – явление временное, - уверен господин Селезнёв из Иркутска. – Всё коневодство, особенно народное, нуждается в спасении… Для антинаркотического окультуривания молодёжи нужны массовые конно-спортивные секции… Примером дьявольских проделок является и удаление с полей конопли… При возделывании этого зелья снизилась бы преступность наркоманов… Существует только церковный способ избавления от наркомании. Была бы вера… Отучили народ от всего человеческого. Даже русские песни и музыку заменили дьявольским грохотом и воем да алкогольно-никотиновыми частушками». Это только часть больших непорядков, беспокоящих нашего слушателя Селезнёва. Свои упования он выражает словами классика:

Овеют призраки ночные
Их помышленья и дела,
И загниют, ещё живые,
Их слишком сытые тела.
Их корабли в пучине водной
Не сыщут ржавых якорей,
И не успеть дочесть отходной
Тебе, пузатый иерей.

Да, не жалуют на Руси иереев, не жалуют, особенно пузатых. Как известно, слова «пузатый», «пузатые» в разговорах о начальстве испокон веков относят и к лицам обычной комплекции, и даже к тощим. Вот полюбуйтесь, читаю: «…И патриарх спохватился, и затряс бородою и кадилом лишь первого августа, когда хлеба и сенокосы давно повыгорали. Как же можно призывать ко всеобщему молению о дожде в пик уборки, когда капля дождя портит горсть зерна, а солому надо успеть сложить посуху?! Какой-никакой урожай, но собрать его надо до зерна, только олух Царя Небесного будет накликать тучи! Где же он был в июне-июле, когда в чахлом колосе зерно не завязывалось? Почему тогда лоб в молитве о дожде не расшиб? А ведь этот пастырь взялся перед Богом отвечать за православное стадо огромной страны и даже зарубежья. Где она, ответственность?». Это пишет не безбожник, а сознательный, воцерковленный православный с высшим образованием, о чём, то есть, о его воцерковлении, своеобразно свидетельствует, по-моему, и его грубость. Человек со стороны скорее всего был бы вежливее. Бесцеремонное обращение православных прихожан со своими батюшками – в давнем порядке вещей. Читая старинные жалобы на архиереев, надивишься, наплачешься и насмеёшься… Моление о дожде после первого августа – это, конечно, круто. Оно займёт своё место в перечне, исподволь готовящемся сегодня для беспощадного потомства.

Кинорежиссёр Никита Михалков тем временем напечатал свой трактат о том, как обустроить Россию. Вера в Бога и высшее руководство, послушание, равнодушие к демократическим началам, верность старине – только такие добродетели русских людей, по его мнению, вознесут Россию. Не бузить, ничего не требовать сверх того, что дают, - ни телесной, ни духовной пищи, поскольку родному государству виднее, чего и сколько тебе надо. «Да он у нас просто невежда! - пишет о своём открытии слушатель «Свободы» из Новгорода Великого Сухоруков. – Или накропал пародию». Не буду читать из других писем. Одобрительных пока не поступало. Люди так возмущаются, будто завтра всё в России устроится по Михалкову. Не волнуйтесь, друзья. Жизнь будет двигаться по другим законам. Согласно одному из них, почтения к чинам с годами становится не больше, как того хотел бы Михалков, а меньше, и это везде.

Прислали забавное сочиненьице из Интернета, оно в том же староверческом духе, что и проповедь Михалкова – правда, с юмором. «Невероятно, но мы выжили!», - это заголовок. Читаю: «В детстве мы ездили на машинах без ремней и подушек безопасности. Поездка на телеге, запряженной лошадью, в теплый летний день была несказанным удовольствием… Не было секретных крышек на пузырьках с лекарствами, двери часто не запирались, а шкафы не запирались никогда. Мы пили воду из колонки на углу, а не из пластиковых бутылок. Никому не могло придти в голову кататься на велике в шлеме.Ужас. Часами мы мастерили тележки и самокаты из досок и подшипников со свалки, а когда впервые неслись с горы, вспоминали, что забыли приделать тормоза…Мы уходили из дома утром и играли весь день, возвращаясь тогда, когда зажигались уличные фонари, там, где они были. Целый день никто не мог узнать, где мы. Мобильных телефонов не было! Трудно представить. Мы резали руки и ноги, ломали кости и выбивали зубы, и никто ни на кого не подавал в суд… Мы ели пирожные, мороженое, пили лимонад, но никто от этого не толстел, потому что мы все время носились и играли. Из одной бутылки пили несколько человек, и никто от этого не умер. У нас не было игровых приставок, компьютеров, 165 каналов спутникового телевидения, компакт дисков, сотовых телефонов, интернета, мы неслись смотреть мультфильм всей толпой в ближайший дом, ведь видиков тоже не было! Зато у нас были друзья. Мы выходили из дома и находили их. Мы катались на великах, пускали спички по весенним ручьям, сидели на лавочке, на заборе или в школьном дворе и болтали о чем хотели. Когда нам был кто-то нужен, мы стучались в дверь, звонили в звонок или просто заходили и виделись с ними. Помните? Без спросу! Сами! Одни в этом жестоком и опасном мире! Без охраны, как мы вообще выжили? Мы воровали яблоки в садах и ели вишни с косточками, и косточки не прорастали у нас в животе. Каждый хоть раз записался на футбол, хоккей или волейбол… Контрольные и экзамены не подразделялись на десять уровней, и оценки включали пять баллов теоретически и три балла на самом деле. На переменах мы обливали друг друга водой из старых многоразовых шприцов! Наши поступки были нашими собственными. Мы были готовы к последствиям. Прятаться было не за кого. Понятия о том, что можно откупиться от ментов или откосить от армии, практически не существовало. Родители тех лет обычно принимали сторону закона, можете себе представить!? Это поколение породило огромное количество людей, которые могут рисковать, решать проблемы и создавать нечто, чего до этого не было. У нас была свобода выбора, право на риск и неудачу, ответственность. Нам повезло, что наше детство и юность закончились до того, как правительство купило у молодежи свободу за ролики, мобилы, фабрику звезд и классные сухарики... С их общего согласия... Для их же собственного блага…», - здесь три точки и конец. Ничего подобного не было или было очень мало (я говорю о свободе выбора, об ответственности, об огромном количестве творческих людей, способных рисковать), но читать приятно, согласитесь, и весело.

Свою линию продолжает гнуть наш постоянный слушатель из Запорожья Александр. Читаю: «Вы говорите, что не было трудолюбия у совка. Не было и нет. А почему вы панически боитесь говорить причину, по которой граждане Советского Союза работали по принципу «и так сойдёт»? В 1918 году гражданам запретили хранить и носить оружие, а мы знаем железное правило, то есть, кому во все времена запрещали хранить и носить оружие. Рабам. Нас фактически приравняли к рабам. Поэтому прошу вас запомнить: раб всегда будет работать по принципу «и так сойдёт». И валюта в рабском государстве будет соответствующая. В ваши годы, извините, нужно немножечко уже начинать соображать, хотя бы элементарные вещи-то, что уже давным-давно существует не в теории, а на практике. В США оружие было у народа всегда. Поэтому и живут они лучше нас. И работают лучше нас. И валюта у них не какой-то там рубль, а доллар, Александр». Мне тоже хотелось бы отыскать причину – одну-единственную! – таких многосложных явлений, как то, что американцы живут лучше других. Мне тоже хотелось бы думать, что всё дело в оружии, которое у них, как пишет наш слушатель, было всегда. Мешает одно обстоятельство. Когда-то оружие – палка, камень – были у всего населения Земли, каждый человек, от мала до велика, мог им воспользоваться, и пользовались, чем-чем, а палками, камнями и просто кулаками, ногами, зубами пользовались все, но в итоге всё-таки не все стали жить одинаково хорошо или хотя бы одинаково плохо на радость завистникам. Смекаю, Александр, что не только поголовное владение оружием явилось причиной наблюдающихся сегодня различий…

«Здравствуйте, господин Стреляный! – следующее письмо. - Мне пятьдесят два года, слушаю Радио Свобода с 1970 года, до так называемой перестройки верил всему, о чём вещали так называемые диссиденты и беглецы в капиталистический рай. Но по прошествии стольких лет, побывав в разных странах, в том числе и в США, воспринимаю всё объективно, и мне стыдно за вас, что вы так и не поняли, что мир изменился, во многом изменились люди, проживающие в России, на Украине. Создаётся такое впечатление, что Вы так и остались там, за железным занавесом, и вещаете как будто в дремучее прошлое, как будто люди сегодня не путешествуют по всему миру и не видят, что даже в хвалёной самой демократической из демократичных стран США множество проблем: дикая преступность, наркотики, расовая неприязнь и ненависть. Возможно, вам приходится нести весь свой бред по радио из-за того, что кушать-то надо и музыку заказывает тот, кто платит? Хочу заметить, что никогда не был приверженцем коммунистической идеи, но сейчас, будучи владельцем строительной фирмы, всё же осознал, что в плановой экономике, государственном регулировании и социализме нет ничего плохого. А железный занавес, о котором так много в советские времена говорилось на радио «Свобода», как ни странно, выстроил в настоящее время Запад. Может, на внушаемых и наивных людей ваши откровения действуют, но для думающих, анализирующих, самостоятельных людей вы, Анатолий Стреляный, - образец лицемерия. Всего хорошего, с приветом Виктор Кушнерёв».
Можно, конечно, сказать, что социализм кончился, потому что не смог обеспечить людей самыми простыми вещами: от туалетной бумаги до чулок. Можно добавить, что если бы социализм был продуктивным общественным устройством, он по сей день стоял бы, как скала, и к этой скале прибивались бы и прибивались новые страны. Но первое, что услышим в ответ, - что советский социализм не был настоящий, надо было строить его умнее и старательнее. Второе, что он скажет, - что большому делу сильно мешали враги, как внутренние, так и внешние. Так что лучше оставить этого слушателя в покое и спокойно, по-научному, так сказать, подумать, почему он настроен так, а не иначе. Из опыта общения с такими людьми можно вывести следующее. Его разочарование в западном капитализме равно его умозрительной очарованности юных лет. В своё время он привык считать, что за бугром – рай земной, что там нет никаких недостатков, слабостей, пороков, что люди там не делают глупостей и гадостей, как и положено в раю. Поэтому, когда он увидел, как там на самом деле, он решил, что раз это не рай, значит ад. По-расейски: всё или ничего. Далее. Он предприниматель. Всяк норовит тебя ограбить, кругом чиновничий и ментовский беспредел. Достала его и конкуренция, к тому же, нечестная, и капризы заказчиков, и прихоти рынка, все эти кризисы – малые, местные и большие, всемирные. Он устал от постоянного напряжения, хочется покоя, уверенности, что не разоришься. Правда, чем беспокойнее жизнь у производителя, тем спокойнее – у потребителя. Господин Кушнерёв это, конечно, понимает, но сам-то он больше производитель, чем потребитель. Понятно, что в отчаянии он видит выход в том, чтобы покончить со всем этим одним махом, раз - и вместо дикого капитализма устроить идеальный социализм.
Получив его письмо, я переслал его в Соединённые Штаты Америки живущему там нашему постоянному слушателю Михаилу Кашлеву. Вот его письмо: «Ответить Виктору Кушнерёву можно, переубедить трудно. Виктор слушает радио «Свобода» с двенадцати лет. Сразу становится понятна глубина его разочарования. Шок: приземлившись и пожив, например, в Нью-Йорке, узнать, что люди там тоже ссорятся друг с другом, обижают и обижаются, страдают от нехватки денег, судят друг друга по одежке, норовят утянуть то, что плохо лежит, болеют и даже иногда умирают. Выбирают себе в лидеры черт знает кого. Потом сердятся, маются, плачут, опять выбирают что Бог на душу положит и, наконец, задумываются: "А не хулиган ли вы, молодой человек?" Дело не в том, как много ошибок мы делаем по обе стороны железного занавеса, а как быстро исправляем их. На Западе для этого удумали много механизмов. Количество обратных связей ОГРОМНО. Вот маленький пример. Износилась ваша машина, и вы хотите ее продать или сдать в утиль. На продажу потратите много времени и сил и выручите всего пять-десять процентов стоимости новой машины. Пустяк. Однако, сдав ее в утиль, вы загрязните среду обитания металлоломом и лишите малоимущих людей возможности попользоваться вашей машиной еще два-три года. Умное государство решает так: вы отдаёте свою машину церкви или благотворительному обществу бесплатно, а за это получаете большую налоговую скидку. Что тут самое главное? – продолжает автор. - Выручаете вы в итоге немного больше, чем если бы машину продали. Ключевое слово здесь - "немного". Если было бы было много, то на этом бы давно сидел какой-нибудь жук-олигарх и употребил бы здравую идею в источник для покупки очередной яхты. Жуки на подобные схемы слетаются стаями, и задача мудрого государства - их от этого мёда отгонять. В этой игре Запад знает, что у него в прикупе. А что в прикупе у России с Украиной? Казаки, пишущие письмо турецкому султану и ждущие (уже не одну сотню лет) ответа? Обмозгуйте это, уважаемый строитель Виктор Кушнерёв и отпишите нам ваши аргументы и факты», - так заканчивает своё письмо Михаил Кашлев. Не думаю, Михаил, что это удачная концовка. Люди не любят, когда к ним обращаются с такими призывами. И не откажется он от мнения, что социализм есть то, что нужно и России, и всему миру, - ни за что не откажется. Это ведь его вера, и вера новая, а новая вера имеет над человеком огромную власть, и когда она состарится – этого мы с вами можем и не дождаться. Несомненно одно. Есть люди, которых особенно больно задевает несовершенство мира. Такие есть везде, и были всегда. Им так плохо пребывать не в раю, что они теряют вкус к жизни вообще – глаза бы не смотрели на этот грешный мир. Если завтра начнут строить социализм, о котором ему мечтается, он, думаете, будет счастлив? Нет, он тут же заметит непорядок в организации строительства, страшно огорчится, что строят его не ангелы, и… напишет мне, что я лицемер, поскольку прохожу мимо этого безобразия.

Валерий из Львова: «Писатель-фантаст Станислав Лем в своих сказках для роботов описывал, как межгалактический конструктор Трурль забрёл на одну планету, где правители усиленно обдумывали, как наслать на жителей то голод, то ещё какую-нибудь катастрофу. Он удивился. Ему объяснили: вы, мол, у себя зажирели, а мы даём своим подданным ощущение полноты жизни. Это описание рассматривалось как сатира на социализм. Один из ваших слушателей написал, что на Западе чисто, гигиенично, политкорректно, но что, мол, дальше? Мне почудилась в этом вопросе логика правителя планеты, которую посетил Трурль. Моё мнение такое. Лучше быть здоровым и богатым. Я бы тогда думал не о хлебе насущном, а занимался тем же, чем и до сих пор, но с новыми возможностями, а в дополнение – чем-то новым. А если кому-то хочется экстрима, пусть лезет на Эверест. Я думаю, ваш слушатель не хочет экстрима с поликлиникой или с ЖЭКом. Он, видимо, хочет производить эксперименты над человечеством. Человеку хочется выпить и выкричаться на ночных улицах, как он ненавидит людей, мещан, а они его вежливо игнорируют. Лучше бы морду набили, а не сдерживали себя из политкорректности. У него богатая душа, а у них души не имеется. Биороботы. От этого и посещают его мысли о вивисекции над человечеством. Человек нудится жизнью. Пусть, как Аристотель, будет благодарным, что родился человеком, и с достоинством доживёт до конца», - пишет Валерий.

Спасибо за письмо, Валерий, сказанное вами в какой-то степени относится и к автору следующего письма: «Здравствуйте, Анатолий!
Это не хулиганское послание и не стёб - это крик души и мольба к
СВОИМ: помогите свалить отсюда!!!, - три восклицательных знака, - Я тут никому не нужен!!!, - тоже три. - Всё, что на этой территории проповедуется, вызывает в лучшем случае отрыжку на грани изжоги!!!, - ещё три восклицания. – Не хочу быть тупым быком с тугим кошельком и мозгами с горошину! Дело в том, что фиговая у меня картина складывается... Нам, электорату, нужно принимать какое-то решение. И принимать его нужно
быстро. Ибо ловить в этом гадючнике нечего. Мечта моя – чтобы, наконец, разумные люди пошли на штурм пограничных КПП, как на Зимний в
1917-ом. Я сейчас собираюсь покупать новый телевизор, но вы крайне наивны, если думаете, что я его буду именно как ТВ использовать. Как монитор. И только так. У меня на крыше стояла спутниковая тарелка. Свинтил. Почему? Мои мозги мне пока что дороги... На сайте екатеринбургской епархии висел список неугодных ей организаций. Там, в этом списке, - всё и вся: от совершенно безобидных - чуть ли не фанклуба битлз до совершенно невменяемых. Нет только «единоворов» и «лэдэпэрэ». Просто из трусов выпрыгивают - так стараются спасти нас: и те, что в списках, и те, кто составляет эти списки. В прошлый раз на изломе разразился уфологический бум 1988-1992 годов. Теперь нас спасают... От чего? С уважением Лакшми, пока ещё находящийся в Раше, но подумывающий свалить». Этот слушатель, видимо, надеется, что за бугром сделается таким же богатым, как индиец, чьей фамилией подписался.

Следующее письмо пришло в дни переписи населения в России. Читаю: «Сегодня утром приходил переписчик, вместо вопроса "Сколько вы родили детей?" спросила просто: «Сколько у вас детей?». Жена сказала: один. На самом деле это не так. Первый ребёнок родился 30 октября 2000 года. Девочка умерла через сутки, в роддоме не было кувеза. Вторая девочка родилась 19 сентября 2001 года, умерла 26 февраля 2004 го. Третья девочка родилась 27 сентября 2005-го, с ней всё нормально. У нас в районе высокая детская смертность, у двоих моих одноклассниц тоже умерли дети. Если переписчики будут так халатно относиться к своим обязанностям, статистика будет конечно лучше, но для нас ничего не измениться. А жаль. Я хочу, чтобы об этом знал наш президент, народ и Барак Обама», - говорится в этом письме. В других подобных письмах (назову их письмами информационного характера) называются не три адреса: президент России, народ России и Барак Обама, а два: народ России и Барак Обама. Подтекст понятен. Чтобы был смысл что-то сообщать президенту России, он должен быть в наличии, президент, избранный на тех же началах, что и Барак Обама…

«Уважаемый Анатолий Иванович! – следующее письмо. - Вам, как пользователю компьютера, наверняка известно, что удалить операционную систему Windows, находясь в ней, невозможно, ибо эта программа как раз и обслуживала бы свое собственное уничтожение. Но это нелепо и потому невозможно. По этому поводу хочу рассказать анекдот.Вопрос армянскому радио: можно ли удалить Windows с помощью самого же Windows’а? Ответ: можно, если за дело возьмется Конституционный Суд Украины». Думаю, что вы поняли содержание этой хохмы. Имеется в виду его решение отменить принятую в 2004 году конституцию, не упраздняя самого себя, любимого. Хорошо, что техника не занимается политикой», - пишет господин Татаров. В Украине, в общем, все давно считают, что Конституционного суда в стране нет. Только одни говорят, что его и не было, а была карикатура, другие – что он всё-таки был, а теперь сплыл. Особенность его последнего решения в том, что бесстыдным его считают как те, кому оно не нравится, так и те, кому оно нравится. Только сторонники президента считают, что раз оно в его пользу, делает его всесильным, то пусть будет, а противники, естественно, так не считают. Это одно из тех событий, которые не позволяют думать, что в Украине всё закончилось, что дальше всё пойдёт спокойно, скучно, как во всех демократических странах. Нет, как только Партия регионов будет побеждена, и неважно, кто её победит – оппозиция или она сама себя сведёт на нет, почти все её решения будут отменены. Почти все. А это значит, что надо ожидать революции – в том или ином виде, более или менее шумной, но – революции. Только революции отменяют все или почти все законы и правила, принятые властью, которая свергается. Так что скучно в ближайшие годы не будет ни в Украине, ни в России. Революции на подходе.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG