Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Вуковар – будет ли достаточно извинения президента Тадича


Президент Сербии Борис Тадич

Президент Сербии Борис Тадич

Ирина Лагунина: На минувшей неделе президент Сербии Борис Тадич посетил город Вуковар на востоке Хорватии и принёс извинения хорватам за преступления, совершённые сербами во время сербско-хорватской войны девяностых годов. Вуковар, находящийся на границе с Сербией, является для хорватов символом их трагедии. Город с изящной архитектурой в стиле барокко был почти полностью разрушен, и тяжёлые следы войны остались по сей день. В окрестностях Вуковара есть поле Овчара – на котором было обнаружено массовое захоронение около 200 хорватских граждан, убитых сербскими военизированными формированиями. О реакции на извинения Бориса Тадича рассказывает наш корреспондент в Белграде Айя Куге.

Айя Куге: Когда осенью 1991 года после трёх месяцев осады и ожесточённых боев сербы заняли хорватский город Вуковар, войска, тогда они ещё формально назывались Югославской народной армией, отдали распоряжение эвакуировать всех хорватов, кто находились в вуковарской больнице. Сначала пациенты и медперсонал были отвезены в армейские казармы, а потом большую их часть отправили на свиноферму в Овчаре. Там регулярные части югославской армии оставили пленных на расправу сербским военизированным формированиям. После побоев и издевательств, хорватов группами по 10-20 человек отвели на поле, к уже вырытой могиле. Чтобы не была слышна стрельба, завели бульдозеры. Останки жертв были найдены через пять лет. Казнь пациентов вуковарской больницы считается одним из тяжелейших преступлений, совершённых во время войны в бывшей Югославии.
Именно на этом месте, у памятника в поле Овчара, президент Сербии выступил со словами извинения.

Борис Тадич: Сегодня я нахожусь здесь, чтобы поклониться жертвам и воздать должное их памяти. Я ещё раз хочу принести слова извинения и выразить сожаление. Я хочу создать возможность для того, чтобы сербы и хорваты, Сербия и Хорватия открыли новую страницу истории и чтобы наши дети освободились от бремени 1991 года. Республика Сербия – демократическая Сербия – хочет установить с Хорватией политику добрососедских отношений и сотрудничества, политику, которая является предусловием примирения – противоположную политике 90-х годов. Признанием преступления и извинением создаются условия для прощения и примирения.

Айя Куге: Президент Хорватии Иво Йосипович, сразу после президентских выборов в начале года, от имени хорватов уже извинился перед соседями, и в рамках налаживания близких личных отношений с президентом Сербии Борисом Тадичем, пригласил его приехать в Хорватию с миссией примирения. Йосипович заявил:

Иво Йосипович: Овчара – это место боли. Овчара – место страдания людей, ставших жертвами безумной политики. Мы пришли, чтобы поклониться жертвам и выразить соболезнования их семьям, как и обещать, что ни одно преступление не останется безнаказанным.

Айя Куге: Однако до сих пор не найдены останки всех вывезенных из Вуковарской больницы хорватских граждан. Президент Сербии Тадич передал Хорватии документы, на основании которых, возможно, есть шанс расследовать судьбу ещё нескольких десятков жертв. По крайней мере, понять, что произошло с приблизительно шестьюдесятью пациентами больницы после того, как они были куда-то отправлены на автобусе. Хорватия требует от Сербии данные о тысячи своих граждан, могилы которых не найдены.
Есть в Хорватии и много неразрешённых судеб сербов, которые также, зачастую, похоронены в тайных захоронениях. У одной такой могилы на кладбище местечка Паулин Двор президенты Сербии и Хорватии поклонились сербским жертвам. Это захоронение было открыто восемь лет назад – в нём лежат 18 тел сербов, мирных жителей, – восемь женщин и 10 мужчин в возрасте от сорока до 85 лет. Хорватские военные убили их без какого бы то ни было повода в 1991 году, и, чтобы скрыть следы преступления, позже перезахоронили их в пятистах километрах дальше от места расстрела.
Аналитики в Белграде и в Загребе единодушны: посещение двумя президентами Вуковара - это начало новых отношений между Сербией и Хорватией. Профессор загребского университета Жарко Пуховски считает, что новые отношения нужно начать строить, именно расчищая старые проблемы.

Жарко Пуховски: Обе стороны должны раскрыть, где были лагеря, и ясно показать, где находятся захоронения, которых немало на этой территории. Нужно ясно определить связь сербского национализма и югославской идеологии, которой руководствовалась Югославская народная армия в агрессии на Хорватию. Хорватия должна отмежеваться от хорватского национализма. Всё это проблемы, которые сами собой не исчезнут, но пора ставить их в повестку дня.

Айя Куге: Хотя визит Бориса Тадича в Вуковар был не официальным, а лишь рабочим визитом, многие назвали его "историческим", самым крупным до сих пор шагом к примирению в регионе. Об этом мы беседуем с хорватским журналистом Боро Рашетой.

Боро Рашета: На самом деле это не такой крупный шаг, как многим кажется. Ведь за последние годы в нашем регионе все извинялись друг перед другом, так что произошла своего рода инфляция извинений – а из-за этого, как во время любой инфляции, упала ценность извинений. Однако для хорватов извинение Тадича всё-таки очень важно – Вуковар является мифическим местом рождения и обороны государства, и поэтому визит и извинения президента Сербии именно в Вуковаре имеют большой вес. Было бы ещё лучше, если бы это был его официальный, а не только рабочий визит. У нас правые силы годами рассчитывали на то, что никто из высокопоставленных политиков Сербии на посещение Вуковара не решится – потому что это подразумевает признание вины и ответственности за агрессию. Для хорватских националистов было очень удобно повторять тезис о том, что Сербия не готова на перемены, не готова взять на себя ответственность за преступления. Приезд Бориса Тадича – это в огромной мере вызов таким предрассудкам.

Айя Куге: А насколько искренними граждане Хорватии посчитали извинения Бориса Тадича?

Боро Рашета: Наша общественность неоднозначно относится к этому вопросу, мнения разделились. Однако всё-таки перевешивает положительная реакция на визит Тадича. Для тех граждан, кто приветствует его приезд в Вуковар, важно облегчение, которое они чувствуют из-за перемены атмосферы, из-за того, что постепенно снимаются многие барьеры. Но много ещё в Хорватии и людей огорчённых, которые с трудом могут решится на примирение. Это те, у кого в семье есть жертвы. Они зачастую ожидают юридической или материальной компенсации, символические извинения для них мало что значат. Бориса Тадича у нас многие приняли с недоверием. Он раньше не раз говорил: "да, мы, сербы, совершали преступления, но мы же, сербы, были и жертвами". Если государственный деятель приносит извинения, то он должен расчищать мусор только в своем дворе, а не заниматься чужими грехами.
Однако извинение президента Сербии уже тем, что оно принесено в Вуковаре, несомненно, было положительным жестом.

Айя Куге: Уже пятнадцать лет, со времени окончания войн в бывшей Югославии, звучат призывы к примирению и вопрос: когда у нас появится лидер, балканский Вилли Брант, способный извиниться так, чтобы его извинения посчитали искренними и жертвы этого конфликта. До сих пор этого не произошло.

Боро Рашета: Должен признаться, что для меня это не очень важно. Намного важнее, мне кажется, строить прямые контакты, сотрудничать в экономике, в культуре, и параллельно разрешать проблемы прошлой войны – такие как судьбы без вести пропавших. Мне всегда кажется, что, извиняясь, политики держат камень за пазухой. Не отрицаю - есть и положительный эффект, когда политики в состоянии взять на себя ответственность за преступления, совершенные от имени их народа. Однако обеспечение экономического сотрудничества, свободного передвижения людей, капитала и товаров больше помогает примирению, чем политические жесты. Правда, в нашем случае президенты Йосипович и Тадич становятся лидерами, задающими темп нормализации отношений в бывшей Югославии. У обоих у них хорошие намерения, я в этом уверен. Ситуация в нашем регионе тяжелая, особенно в экономике, а улучшение отношений между Белградом и Загребом может действительно положительно повлиять на всех.

Айя Куге: Мы беседовали с хорватским журналистом Боро Рашетой.
Согласно опросам общественного мнения, около шестидесяти процентов граждан Сербии поддержали стремление Бориса Тадича улучшить отношения с Хорватией с помощью извинения за преступления, которые там совершили сербы. Однако сербская националистическая оппозиция извинения президента считает унижением как сербских жертв, так и всего сербского народа. Представитель Радикальной партии Сербии Драган Тодорович.

Драган Тодорович: Кажется, что не существует таких границ унижения, через которые Борис Тадич не готов переступить. История оценит его роль, но просто невероятно, что это происходит с нами и что мы имеем такого президента. Это катастрофа для Сербии!

Айя Куге: А лидер оппозиционной либерально-демократической партии Чедомир Йованович, ранее часто критиковавший Бориса Тадича, отметил, что президент сделал очень гуманный жест, который, кстати, Сербия ещё не в состоянии оценить.

Чедомир Йованович: Несмотря на то, что прошло почти 20 лет, Сербия к сожалению, не изменилась в той мере, чтобы Тадич мог извлечь пропагандистскую выгоду из посещения Вуковара. Он, напротив, заплатит высокую цену за ту политику, которую ведёт с целю изменения отношений в регионе.

Айя Куге: Перед Сербией и Хорватией стоит ещё много неразрешённых проблем, связанных с бывшей войной. Прежде всего, нужно утихомирить националистические страсти между гражданами. А на государственном уровне - разрешить вопрос взаимных обвинений в Международном суде ООН в Гааге за геноцид. Есть шанс, что Белград и Загреб могли бы отозвать иск из суда и завершить спор двусторонней договорённостью.
Борис Тадич через десять дней снова собирается в Хорватию – теперь с официальным визитом.

Борис Тадич: Мне кажется, что нам придётся разрушить или преодолеть ещё много барьеров до того, как мы дойдем до настоящего примирения хорватского и сербского народов.
XS
SM
MD
LG