Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Ирина Лагунина: Министерство финансов России планирует с 2012 года сократить в 4,5 раза субсидии регионам. Предпочтением будут пользоваться те регионы, которые смогут самостоятельно привлекать инвестиции. Но как быть в этой ситуации Чукотке – по темпам роста доходов в бюджет Чукотский автономный округ уже не может ни с кем сравниться. За первые 9 месяцев этого года в округе зафиксировано падение на почти 39 процентов. А по инвестиционной привлекательности Чукотка стоит на одном из последних мест. Ситуацию в округе сегодня обсуждают доктор географических наук Наталья Зубаревич и политолог Александр Кынев. Цикл "Российские регионы" ведет Игорь Яковенко.

Игорь Яковенко: Наталья Васильевна, полтора года Роман Абрамович досрочно прекратил свои полномочия. Насколько сказалось его отсутствие в округе, его влияния, веса политического, экономического? Что произошло за эти полтора года?

Наталья Зубаревич: Я начну раньше. Я бы сказала, насколько сказалось его присутствие в округе, а потом это связано уже отсутствием. В моем понимании Чукотка – это самая большая Панама в истории постсоветской России. Территория, которая деградировала все 2000 годы, в которой отпадали одно за другим виды промышленности в силу просто невероятно низкой конкурентоспособности, убыточности. И вдруг туда приходит новый молодой губернатор. И за буквально два года, три - с 2000 по 2003 - инвестиции в этот округ вырастают на порядок, если не на полтора порядка. В этом округе начинают очень быстро расти доходы населения. Что произошло? Большая Панама по-российски делается таким образом: на территорию округа прописываются трейдеры "Сибнефти", законодательство позволяло тогда до 2004 года давать льготу по налогу на прибыль, она была максимальна. Чукотка качала нефть. Кто не знает, пусть не удивляется. Вернее, она ее продавала на мировой рынок. С этим и были связаны все феерические, фантастические успехи округа. Его бюджет за три года вырос с несчастных трех миллиардов до 17 миллиардов рублей. Инвестиции в экономику составляли 30% расхода бюджета. Все было замечательно, всюду стояли автоматы банковские, деньги получали на карточки. Но вот "Сибнефть" продали, и округ, который до прихода Абрамовича был на 70% дотационным, через два года после продажи "Сибнефти" снова стал на 70% дотационным. И только в последние пару лет, когда в округ начали инвестировать побольше в золотодобычу, уж очень хороша цена на золото на мировом рынке, сейчас ситуация стала немного выправляться, и уровень дотационности сократился до 50%. То есть искусственная сладкая жизнь закончилась очень просто: почти всю разницу между тем, что было и стало, компенсирует теперь федеральный бюджет. И так называемые дотации на сбалансированность, ручное управление, потому что ничем нельзя объяснять, почему эти деньги даются региону, они составляют треть всех доходов бюджета. Вот эти 7-10 миллиардов тихо платит федеральная казна. Вот базовый итог работы господина Абрамовича на Чукотке.

Игорь Яковенко: А теперь что происходит при Романе Копине?

Наталья Зубаревич: Ситуация очень простая. Отток продолжается населения. Чукотка - чемпион России по депопуляции, и осталось примерно 30% от того населения, которое было, всего лишь 50 тысяч человек. Инвестиции сейчас подросли действительно. Опять полагаю, что это не связано с конкретной фигурой управляющей, а скорее связано с ценой за тройскую унцию золота на глобальном рынке. А то, что происходит в политике самого региона, меня отчаянно удручает, просто отчаянно удручает. Посмотрите на цифры: средний житель Чукотки, его долголетие всего лишь 60 лет, а сельского жителя, то есть чукчей, 53 года – это какая-то немыслимая цифра, а для сельских мужчин 51 год. При этом расходы бюджета таковы: на социальную политику тратится 7% всего лишь, на здравоохранение 4% - это какая-то немыслимая цифра, но на ЖКХ четверть, а на национальную экономику, на инвестиции 28%. Панама продолжается.

Игорь Яковенко: Александр Владимирович, как сказались резкие изменения структуры населения на политике и общественной жизни округа? Потому что Наталья Васильевна говорила о том, что в три раза, по крайней мере, в 90 годы между двумя переписями, в три раза было зафиксировано сокращение населения. Но ведь там не просто сокращение населения, а изменение его структуры. Потому что количество русских уменьшилось в четыре раза, украинцев в пять раз. А доля коренного населения довольно существенно возросла, и в абсолютных величинах немножко подросли, и в доле увеличились очень существенно. Это как-то сказалось на политической жизни и общественной жизни в округе?

Александр Кынев: Вы знаете, я в России не могу найти другого такого региона, где бы политическая жизнь отсутствовала как явление, ее там просто нет. Показательный факт: когда там избирали окружную думу в декабре 2005 года, то мы знаем, что по нашим законам должно быть в выборах хотя бы два списка. В регионе не было второй политической партии, кроме "Единой России". В результате пришлось в срочном порядке региональным властям создавать второе отделение хоть какой-нибудь партии, они выбрали ЛДПР в качестве второй партии. И в результате был наспех сформирован список во главе с завучем городской школы номер два Ольгой Васиной, и на выборах этот список второй получил по официальным данным 17%, "Единая Россия" 69. Понимаете, в условиях такой страшной удаленности, диких транспортных издержек и абсолютной минимальной электоральной значимости ни для каких политических партий федеральных смысла заниматься кампаниями на Чукотке нет, не было и никогда не будет. Там расходы превышают то, что можно в этом смысле получить. Гораздо экономически рентабельнее вложить деньги на выборы в какой-нибудь подмосковный районный город, эффект будет гораздо больше, чем целого Чукотского автономного округа. Поэтому политики там не было и нет. А в основном это бюджетники, как правило, они доминируют на всех выборах. Но протест есть, говорить о нем мы можем только по косвенным признакам, потому что нет никаких независимых СМИ, нет нормальных источников информации по Чукотке. Были выборы мэра Анадыря последние, и там при символической конкуренции выдвинутая от ЛДПР завуч школы получила очень значимый процент поддержки, хотя она была практически техническим кандидатом. Знаете, когда технический кандидат на выборах получает, если не ошибаюсь, около 30% голосов – это о чем-то говорит, не ведя вообще никакой кампании.

Игорь Яковенко: Наталья Владимировна есть какая-то перспектива развития недропользования на Чукотке? Потому что полезных ископаемых там достаточное количество. Я могу сказать, что я довольно давно был на Чукотке, я видел там совершенно фантастической красоты кристаллы касситерита - это оловянная руда, то есть там очень много чего хорошего под землей лежит. Неужели настолько велики издержки этого производства, что невозможно их развивать?

Наталья Зубаревич: Оловянные рудники потихоньку закрываются, производство вольфрама закрывается. Золото рентабельно. Угледобыча нацелена на обслуживание местных нужд, потому что очень далеко и дорого возить. Хотя меня поразили чукотские власти своим новым проектом, они его выдвинули в Минрегион, по развитию угледобычи на Чукотке и по экспорту ее не то в Корею, не то в Китай. Я долго спрашивала у чиновников: скажите, пожалуйста, они посчитали стоимость издержек на производство тонны угля прежде, чем этот проект выкатывать в федеральные органы власти? И с учетом того, что порт замерзает, что вывезти нельзя. Ответа я не получила. Мне кажется, что эта территория так же, как и Магадан, будет сжиматься дальше будет, вахтовая артельная или вахтами крупных компаний или средних добыча золота. Анадырь останется как некий порт базовый для поддержания присутствия на крайних северо-восточных рубежах. Наверное, поработает станция в Билибино. Но в целом это будет сводиться не к тому, хоть и редкому, но более-менее рассредоточенному расселению, а к двум-трем точкам, вокруг которых будет продолжаться какая-то жизнь, и дальнейшему сокращению численности населения. Я повторяю, миграционный отток с Чукотки продолжается.

Игорь Яковенко: Спасибо. По мнению наших экспертов, население будет еще сокращаться, хотя уже достигнут рекорд по стране – население только за 90 годы сократилось в три раза. Наталья Васильевна, ваша последняя реплика, завершающая.

Наталья Зубаревич: Я думаю, что на Чукотке можно пробовать совершенно иные формы управления, максимально завязанные на развитии местного самоуправления. Потому что в автономных территориях именно местное самоуправление создает жизнеспособные сообщества. Пока понимания такой необходимости ни на федеральном, ни на региональном уровне я не вижу.

Игорь Яковенко: Александр Владимирович, ваша заключительная реплика.

Александр Кынев: Я согласен с Натальей Васильевной о том, что, конечно, в таких местах местное самоуправление надо развивать. Но несли мы посмотрим на практике, власть региона поступает с точностью до наоборот. Они вводят на муниципальных выборах в регионе партийные списки, когда партии не существуют - это, конечно, чистая профанация, это замена самоуправления на какие-то бюрократические игры. И хотел еще фразу, я взял в руки итоги выборов мэра Анадыря, если мы возьмем последние выборы мэра Анадыря 2009 года, то нынешний глава получил только 47%, а два кандидата-оппонента, которых можно считать техническими, в частности, учитель от ЛДПР, завуч школы получила 29,6% голосов, и еще один кандидат получил около 17%. Это в условиях абсолютной плановой политики и отсутствия у оппозиции каких бы то ни было ресурсов. Это довольно показательно.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG