Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Журналист Ольга Романова – о том, как Конгресс США накажет обидчиков Магнитского


В Хельсинкской комиссии Конгресса США состоялись слушания, посвященные коррупции в России. С инициативой провести их выступил сенатор Бенджамин Кардин, который ранее призвал Госдепартамент США запретить шестидесяти российским должностным лицам, предположительно причастным к смерти юриста фонда Hermitage Сергея Магнитского, въезд на территорию США. С докладом о специфике ведения бизнеса в России на слушаниях комиссии выступили редактор Forbes.ru Ольга Романова, председатель общественной организации "Бизнес солидарность" Яна Яковлева и юрист Алексей Навальный.

В совместном докладе Ольги Романовой и Яны Яковлевой говорится о незаконном захвате частной собственности в России, в котором заинтересованы монополисты, чиновники, следователи милиции, бывшие бизнес-партнеры, в чьих интересах принимают решения арбитражные и уголовные суды и правоприменители.

В качестве примеров незаконного захвата собственности приведены, в частности, дело Алексея Козлова, дело бизнесмена Николая Куделко (три года содержался в СИЗО после того, как в его фирму по оптовой торговле продуктами питания без ордера пришли сотрудники милиции, а из складов конфисковали кофейные зерна стоимостью более двух миллионов долларов якобы из-за несоответствия санитарным нормам. Когда Куделко попытался вернуть кофе, у него потребовали 500 тысяч долларов. Когда он обратился в Департамент собственной безопасности МВД, его арестовали), дело генерального директора агрохолдинга "Кристалл-групп" Юрия Рудакова (его признали виновным в незаконном получении кредита к приговорили к трем с половиной годам лишения свободы. Его близкие говорили о рейдерском захвате предприятия. В тюрьме у Юрия Рудакова развился рак костей. Суд отказался его освободить).

В интервью Радио Свобода Ольга Романова рассказала о том, как Конгресс США может защитить российских бизнесменов и юристов.

– Кто выступил с инициативой провести слушания?

– Инициатором этих слушаний, конечно, выступила никак не российская сторона, а члены комиссии сенатора Кардина написали нам: Яне Яковлевой, Алексею Навальному и мне. Мы сказали, что с удовольствием примем участие в слушаниях и очень рады, что проблеме, связанной с Сергеем Магнитским, правами и судьбами людей, которые погибают из-за коррупции в России, уделяют внимание. Алексей Навальный сейчас учится в Йеле и будет там до декабря - ему проще прибыть в Вашингтон. Я-то как раз на ноябрьские праздники ездила в зону к мужу под Кунгур. Яна не могла приехать, потому что тоже здесь в хлопотах. И мы участвовали в слушаниях, будучи в Москве: подготовили доклад, прочитали его и эту запись вместе с докладом направили в Конгресс.

– Вы коснулись в докладе темы притеснения предпринимателей следователями и тюремщиками?

– Мы с Яной не можем объять необъятное. В организации "Бизнес солидарность" мы занимаемся помощью бизнесменам. Милиционеры, судьи и следователи давно поняли, что бизнесмены - народ беззащитный: народ их не любит, партии и правительство презирают, а деньги у них есть. Бизнесмен – это хороший толстый кролик, за которого никто не заступится. Если по каким-то причинам ты упорствуешь, тебя убьют. Вспомните Сергея Магнитского. Именно в день слушаний в Конгрессе половине следственной группы Магнитского вручили почетные знаки.

– Обсуждался ли законопроект, который предусматривает запрет на въезд шестидесяти российским должностным лицам, причастным к аресту и заключению Сергея Магнитского, и финансовые санкции против них?

– Да. Мы надеемся, что он в самое ближайшее время вступит в силу и в США, и в Канаде, и в Евросоюзе. Хочу заметить, что этот законопроект касается не только шестидесяти силовиков, чиновников и судей, которые включены в список сенатора Кардина, но и членов их семей.

– Вы рассматривали возможность список Кардина расширить - в докладе идет речь и о других делах, связанных с коррупцией?

– Список, конечно, не исчерпывающий. Но, удивительно, речь идет об устойчивой банде. Мы знаем по крайней мере десяток дел, начиная с дела Мананы Асламазян, где все шестьдесят человек отметились. Его вела следователь Виноградова. Она же вела дело Сергея Магнитского. Дело моего мужа Алексея Козлова вела следователь Виноградова, и все шестьдесят человек отметились. Дело генерального директора компании Sunrise Russia Сергея Бобылева – тоже дело рук этих шестидесяти. Эта группировка, действительно, очень мощна и на ее счету очень много дел. Лишат любого из этих шестидесяти поста с наказанием – и я вас уверяю, будет легче жить сотням бизнесменов, которых мучают подчиненные этих людей. Все, что под ними, – это сорная трава, которую они взращивают. Расследовать деятельность одного Виктора Гриня, заместителя генерального прокурора России, – и на Чукотке, и на Сахалине, и в Саратове станет многим легче.

– Исчерпываются ли запретом въезда и финансовым санкциями все рычаги воздействия на российскую систему извне?


– Мы имеем дело с цивилизованным странами: с Евросоюзом, США, Канадой. Они не будут нас бомбить за то, что мы не выполняем их требования: мы же не Грузия, а они не Россия. Тут все исчерпывается списком жестких, но цивилизованных мер, а нецивилизованных они не знают.

– Насколько факты российской коррупции влияют на отношение западных инвесторов к возможности вести в России бизнес? Всерьез ли они воспринимают угрозу оказаться на месте Сергея Магнитского, Михаила Ходорковского?

– Люди либо закладывают в свой инвестиционный бюджет в России коррупционную составляющую – то есть принимают правила игры и понимают, что надо платить в два конца и как минимум две цены. Либо они закладывают коррупционный риск, что делает проекты в России существенно дороже. Либо, видя, что случилось с Магнитским, стараются в Россию не соваться. Тот удар, который был нанесен делом Ходорковского, еще очень долго будет ощутим. А вот тот удар, которое нанесло не столько дело Магнитского, а сколько полное равнодушие, попустительство и даже одобрение – награждение следователей по делу Магнитского надо понимать как одобрение убийства британского юриста – это уже серьезно. Каждый инвестор, юрист, финансист, собирающийся в Россию, должен помнить о Магнитском. И, конечно, помнит.

– Вам только недавно удалось выяснить, в какую колонию переведен ваш муж?

– Да. Я ездила в глубинку Пермского края, куда Макар телят не гонял. Все нормально.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG