Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Конгресс США о проблеме коррупции в России


Ирина Лагунина: Хельсинкская комиссия Конгресса США провела во вторник вечером слушания о проблеме коррупции в России. Речь шла, в первую очередь, о предпринимателях, которые попали под давление системы МВД и прокуратуры, дела против которых были сфабрикованы ради вымогательства. Вот как представил свидетелей слушаний ведущий Кайл Паркер.

Кайл Паркер: Сегодняшний брифинг включает в себя показания людей, которые, к сожалению, не смогли приехать на слушания. В первую очередь, это Яна Яковлева, российская бизнес-леди. В ее жизни был печальный опыт – ее арестовали по ложным обвинениям, и она провела около полугода в следственном изоляторе - феномен, который является обычным явлением для России. Сейчас она продолжает работать в своей компании, но при этом уделяет немало времени новой неправительственной организации под названием "Бизнес-солидарность". Она работала с редактором издания "Forbes-Россия" Ольгой Романовой - напомню, что там же работал и убитый Пол Хлебников, – которая составила список подобных арестованных в России. Муж Ольги в настоящий момент тоже находится в заключении по одному из таких дел, заведенных ради вымогательства. Ей только недавно удалось выяснить, наконец, в каком следственном изоляторе он находится. А какое-то время она даже не знала, где он и жив ли он. Он жив. И даже начал – с помощью друзей на свободе – вести блог под названием "Бутырка". У нас также есть свидетельские показания по делу Федора Михеева, который также сейчас находится в тюрьме.

Ирина Лагунина:
Судьбу Федора Михеева мы однажды упоминали в программе в связи с делом скончавшегося в следственном изоляторе адвоката Сергея Магнитского. Недавно о Федоре Михееве написала газета "Файнэншл Таймс". Приведем выдержки из этой публикации:

"Одиссея Михеева, ранее заместителя генерального директора компании "УкрАргоХимПромХолдинг", началась в 2006 году - "когда на его рабочем месте его встретил полковник Кузнецов, а затем доставил его в отделение милиции для допроса". Ранее компания взяла кредит на 100 млн долларов у государственного банка ВТБ. В июле ВТБ подал жалобу в правоохранительные органы, утверждая, что заем был использован не по назначению, хотя Михеев и Александр Бессонов, его начальник и глава компании, настаивают, что могут доказать, что средства были использованы на закупку оборудования.
"Михеев пробыл в предварительном заключении в милиции два дня, но обвинений против него не выдвинули. Однако после его освобождения начались странности: он утверждает, будто его вывели из отделения милиции, посадили в машину, и двое мужчин отвезли его в загородный дом, где продержали 11 дней. Он говорит, что допрашивавший его следователь капитан Антон Голышев назвал его похитителей "внештатными" агентами, хотя на самом деле Виктор Маркелов и Сергей Орлов были осужденными преступниками".
Согласно расшифровке перекрестного допроса, проведенного после жалобы Михеева в ходе внутреннего расследования (FT удалось ознакомиться с расшифровкой), капитан Голышев опроверг утверждения о том, что Михеева похищали, настаивая на том, что он сам попросил "временного жилья" ради собственной безопасности. Михеев заявил, что его жизни угрожали, если он не раскроет местонахождения Бессонова - так он заявил позднее в милиции. В итоге Михеева освободила группа спецназа после того, как его жена Екатерина, несмотря на угрозу для собственной жизни, все-таки обратилась в милицию. Михеев решил выдвинуть обвинения против милиционеров, включая капитана Глушко и полковника Кузнецова, который, по его утверждениям, организовал его похищение. Однако спустя несколько дней он был вновь арестован и обвинен в нецелевом использовании банковского займа.
По словам Михеевой, Кузнецов оказывал на них давление с тем, чтобы они забрали свои показания против него и двух других следователей, обвиняемых в причастности к похищению - в обмен на снятие обвинений против Михеева. Ни полковник Кузнецов, ни министерство внутренних дел не ответили на вопросы FT с просьбой прояснить их роль".

Ирина Лагунина: Британская газета деловых кругов FT и Кайл Паркер на слушаниях в Конгрессе США подчеркнули, что действующие лица в этой истории также участвовали в деле против инвестиционного фонда Hermitage Capital и в задержании, содержании под стражей и смерти адвоката фонда Сергея Магнитского. Кстати, 16 ноября исполняется год с момента смерти Магнитского. Практически к этой годовщине, а не к празднованию "Дня милиции" руководство Министерства внутренних дел наградило других лиц, причастных к делу Магнитского, профессиональными наградами. Подполковник Олег Сильченко, который отказывал Магнитскому в медицинской помощи, переводил его из одного следственного изолятора в другой и не давал ему свиданий с семьей, награжден знаком "Лучший следователь", как объясняется на сайте МВД, "за смелость и самоотверженность, проявленные при исполнении служебного долга, за разработку и внедрение новых методов работы, повышающих эффективность деятельности следственных аппаратов". А майор Павел Карпов, которого Магнитский обвинял в причастности к хищению 5,4 миллионов рублей из государственной казны, получил знак "Лучший следователь" "за достижение высоких личных показателей в служебной деятельности, совершенствование профессионального мастерства".
Вот что сказала по поводу этих награждений в интервью мой коллеге Елене Власенко также отмеченная благодарностью руководитель пресс-службы следственного комитета при МВД Ирина Дудукина:

Ирина Дудукина: Тех, кого наградили в следственном комитете, наградили за следственную работу. Мелькает фамилия Олега Сильченко и Натальи Виноградовой. Сильченко, помимо расследования уголовного дела в отношении Браудера, расследует и другие уголовные дела. Расследует он их хорошо. Они идут в суде, его фигуранты получают реальные сроки заключения и так далее. Кстати, и в отношении Браудера уголовное дело продолжает расследоваться.

Елена Власенко:
Есть в сети как минимум два документа за подписью Сильченко: отказ в проведении медицинского обследования и УЗИ от 2 и 30 сентября 2009 года – в ответ на ходатайства адвокатов Сергея Магнитского.

Ирина Дудукина: Я их не видела, не знаю, насколько это соответствует действительности, и комментировать не могу. А вообще медицинское обслуживание тех, кто находится в СИЗО, осуществляется органами УФСИН, а не следователем.

Елена Власенко: Вскоре после смерти Магнитского была проведена пресс-конференция. На ней вы, в частности, сказали, что Сергей Магнитский на здоровье не жаловался, а следователи не знали о его заболеваниях и ходатайствах о медицинской помощи.

Ирина Дудукина:
Да. В уголовном деле нет ни одного ходатайства. Это не голословно – нас проверяла Генеральная прокуратура и другие контролирующие органы. Если бы какое-то нарушение было допущено, непосредственно были бы наказаны люди. Так как выявили нарушения в действиях сотрудников УФСИНа, там были наказаны конкретные сотрудники: они лишились должностей, были введены дисциплинарные санкции...

Ирина Лагунина: Сказала в интервью моей коллеге Елене Власенко руководитель пресс-службы следственного комитета при МВД Ирина Дудукина.
О системе сфабрикованных ради вымогания дел, как она есть и какой она предстала на слушаниях в Хельсинской комиссии Конгресса США, рассказывает основатель организации "Бизнес-солидарность" Яна Яковлева:

Яна Яковлева: Я постараюсь максимально обрисовать общую ситуацию с бизнесом в России. Конечно, эту ситуацию нельзя преломлять на весь бизнес, то есть не 100% предпринимателей попадают под такой каток, который описывала я. Но, по крайней мере, я знаю множество таких случаев, и эти случаи являются показательными, они являются примером и прецедентом для тех предпринимателей, которые не попали под этот каток, и все этого боятся. Но прежде всего я описывала ту машину, которая идет по самому жесткому сценарию – это сценарий уголовного преследования. К сожалению, в России отсутствует какое-либо другое преследование, кроме уголовного. И все предпринимательские дела, конфликты и так далее решаются с помощью уголовных дел и тюрьмы. И я описывала о том, как это работает, как участвует в этом правоохранительные органы, какова роль судов, арбитражных судов, уголовных судов и какова роль прокуратуры и в принципе самой бюрократической машины, которая не пропускает никакие сигналы извне. То есть любая жалоба предпринимателя о нарушении его прав, о том, что у него отбирают собственность, она возвращается по законам бюрократической машины к тому, на кого жалуешься. И я после описания способов работы этой системы, я называю именно системой, уже сложившейся системой, которая работает против предпринимательства в России, я привела порядка 10 случаев преследования предпринимателей и лишения их свободы и собственности.

Ирина Лагунина: Яна, а после распоряжения президента Медведева о том, что предпринимателей нельзя сажать в следственные изоляторы, что-то изменилось?

Яна Яковлева: Нельзя, но если очень хочется, то можно, у нас же это так работает. Я не скажу, что что-то изменилось кардинально, к сожалению. Скажем так, председатель Мосгорсуда, главная над всеми судами города Москвы, она приводила такие цифры, что из 600 предпринимателей, которые были приведены в суд, не посадили 36. И она это называет очень хорошим результатом и такой победой, можно сказать, закона Медведева в судах. Но мы считаем, что это просто насмешка. Потому что из 600 – 36, когда в законе написано, что запрещено сажать предпринимателей, действительно это мелочь и это не система.

Ирина Лагунина: Мы беседовали с главой неправительственной организации "Бизнес-солидарность" Яной Яковлевой. А я приглашаю вас открыть авторскую страницу программы "Время и мир" на сайте www.svobodanews.ru и принять участие в опросе - "Когда, по вашему мнению, будет расследовано дело о смерти адвоката Сергея Магнитского".
XS
SM
MD
LG