Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

''Книжное обозрение'' Марины Ефимовой



Александр Генис:
Еще до последних выборов на одном шоссе Среднего Запада появился плакат с портретом Буша, а под ним подпись: "Соскучились?" Тогда даже газетчики не смогли докопаться, кто установил этот щит, и что он значит: то ли укор Обаме, то ли напоминание о промашках его предшественника.
Это недоумение отражает душевное смятение страны, которая никак не может понять, почему она вновь развалилась на два лагеря. Причем Буша вспоминают в обоих. Одни по-прежнему считают, что он во всем виноват, другие – что не очень.
Вопрос о политическом наследстве 43-го президента встал особенно остро после недавних выборов в Конгресс, которые принесли ошеломительную победу республиканцам. Всего два года назад их партия казалась в безнадежном положении. Демократы триумфально завоевали Вашингтон, а республиканцы зализывали раны. Тогда считали, что во всем виноват Буш. К концу своего правления его популярность достигла рекордно низкого уровня. Буш еще не успел покинуть Белый Дом, а историки уже спорили, останется ли он в анналах американской демократии худшим президентом или выйдет на второе место с конца.
Сегодня все выглядит иначе. И не потому, что Америка простила Бушу его главную (в глазах многих) ошибку – войну в Ираке. Просто экономический кризис смахнул отнюдь не законченную войну с террором, которая занимала Америку бОльшую часть 21-го века. Страх перед безработицей, экономическим застоем и общим упадком, оказался сильней. Не зная, как помочь себе и стране, избиратели отшатнулись к республиканцам, с той же решительностью, с которой они голосовали за демократов на предыдущих выборах.
В эту исключительно подходящую минуту Буш вынырнул из политического забвения, где он провел последние два года, и напомнил о себе, вступив в борьбу за свое место в истории. Борьба это будет отнюдь не простой. Потому что как бы ни были разочарованы американцы в Обаме, они еще не забыли и свои счеты с Бушем. Последний опрос Института Гэллопа показал, что только 45% оценивают положительно политику 43-го президента. У двух последних президентов-демократов - Клинтона и Обамы – рейтинг выше. Но статус Буша повышается - когда он оставил Белый Дом, лишь 34% одобряли то, чего он там добился.
Сам Буш всегда уверял, что не обращает внимания на опросы. История – другое дело, но он полагает, что она будет в нему снисходительна, и его вполне устраивает, что он не доживет до того дня, когда историки вынесут оправдательный вердикт его правлению.
А пока Буш внес свою лепту в историю: он написал мемуары.
Об этой, вышедшей на прошлой неделе книге слушателям ''Американского часа'' расскажет Марина Ефимова.

George W. Bush. Decision Points
Джордж Буш младший. ''Моменты решений''

Марина Ефимова: Мемуары Буша младшего ''Моменты решений'' написаны (возможно, сознательно) в чрезвычайно обыденном тоне. И этот тон помогает президенту создать образ простого, рядового политика, совершившего за свою карьеру ряд ошибок (в которых он признается, хотя в грудь себя не бьет), но, в общем, честно делавшего свое дело. Такой подход явно помогает преуменьшить масштабы катастроф, произошедших в период его президентского правления:

Диктор: ''Во время урагана Катрина я должен был быстрее разобраться в нехватке средств и быстрее принять нужные меры... В Ираке мы недостаточно энергично отреагировали на разрушение систем безопасности, начавшееся после падения режима Саддама, и преждевременное сокращение числа наших войск было главной ошибкой этой войны... Я до сих пор испытываю ужасную неловкость каждый раз, когда вспоминаю о том, что нам не удалось найти в Ираке оружие массового уничтожения, но я уверен, что свержение Саддама и его режима было правильным решением. Несмотря на все последовавшие осложнения, Америка находится в меньшей опасности теперь, когда нет преступного диктатора - покровителя терроризма на Ближнем Востоке''.

Марина Ефимова: (Непонятно, кстати сказать, принимает ли вообще президент Буш во внимание другие страны, кроме Америки, или он просто их не упоминает).
При этом в книге почти или совсем не говорится о других серьезных просчетах в подготовке и ведении войны в Ираке. Например, о том, что правительство Буша производило отбор только той разведывательной информации, которая поддерживала мнения сторонников войны... или о том, что оно игнорировало предупреждения опытных военных о недостаточном количестве войск в Ираке и предупреждения экспертов Госдепа о необходимости подробного планирования послевоенного периода в Ираке. Не обсуждается и то, что переброска войск в Ирак, скорей всего, способствовала возрождению Талибана в Афганистане.
В своих мемуарах президент Соединенных Штатов неcколько раз употребляет не совсем уместное для его поста выражение ''держать в неведении'':

Диктор: ''Министр обороны Рамсфелд говорил мне, что ему поступили доклады о жестоком обращении с заключенными в военной тюрьме в Гвантанамо-Бэй, но я не знал о степени жестокости, пока не увидел, как это выглядело на фотоснимках. А увидел я их впервые в тот самый день, когда снимки показали по телевидению в передаче ''60 минут''. Я вовсе не хотел, чтобы меня держали в неведении о подобных вещах''.

Марина Ефимова: Такого же рода запись сделана по поводу финансовой ситуации в стране в конце второго срока его президентства:

Диктор: ''Нас держали в неведении относительно финансового кризиса, который назревал в течение десяти лет. Все мое внимание было уделено экономике ''кухонного стола'': создание рабочих мест и инфляции. Я считал, что по поводу проблем с кредитами первыми должны были бы забить тревогу агентства по регулированию и рэйтингу финансовых институтов''.

Марина Ефимова: Книги о президентстве Буша младшего, написанные журналистами и бывшими членами его администрации, рисуют и самого президента, и членов его правительства людьми, предпочитавшими ''импровизационные решения''. По мнению авторов этих книг, президент и его ближайшие помощники избегали традиционного процесса обследования ситуации экспертами. Они отдавали предпочтение не профессиональным экспертизам (учитывающим возможные случайности), а энтузиазму лояльности и единомыслия. И сам президент (который известен своим политическим ''животным чутьем'') подтверждает это мнение мемуарами:

Диктор:
''Выбирая кандидатов на административные посты, я всегда искал личность, характер, убежденность. Я надеялся создать в правительстве атмосферу верности – не мне, но стране и нашим идеям''.

Марина Ефимова: Однако несмотря на то, что подобные признания рисуют автопортрет лидера решительного, неколебимого и целеустремленного, мемуары Буша оставляют впечатление о президенте, как о лидере весьма пассивном, а в чем-то и беспомощным. Например, неспособность остановить хаос в Ираке он объясняет перманентными сражениями между Пентагоном и Госдепом, которую был не в силах прекратить. Но особенно смущает его признание в собственной неспособности сместить с поста министра обороны Дэвида Рамсфелда и найти ему достойную замену. Он признается, что собирался это сделать еще в 2004 году, но не мог выбрать между Кондолизой Райс и сенатором Джо Либерманом. Наконец, в 2006 году, в связи с тем, что ситуация в Ираке всё ухудшалась и там погибало всё больше американских солдат, группа генералов в отставке выступила против Рамсфелда. Буш пишет об этом:

Диктор: ''Я сам думал о смене персонала министерства, но не мог позволить группе отставных офицеров давить на меня с целью смещения политика с поста, который даже не находится в ведении армии. Это бы выглядело военным переворотом, и могло стать катастрофическим прецедентом''.

Марина Ефимова: И Рамсфелд оставался на министерском посту до тех пор, пока школьный и институтский товарищ Буша (которого президент назначил своим помощником), не посоветовал ему кандидатуру Роберта Гэйтса. Мистер Буш пишет по-домашнему: ''Не понимаю, как это я раньше не вспомнил про Боба''...
Такую же собственную неуверенность описывает Буш и в принятии решения о начале войны в Ираке. Он вспоминает, с какой агрессивной энергией настаивал на вторжении в Ирак вице-президент Чейни и жалуется на то, как его все торопили с принятием решения: от президента Резервного банка Алана Гринспена до саудовского принца Бандара бин Султана.
Авторы недавних книг о семействе Бушей отмечают непохожесть Буша-отца и Буша-сына. Но сам Буш-младший декларирует свою близость с отцом и описывает две интересные сцены, связанные с войной в Ираке. На домашнем рождественском сборище в 2002 году отец сказал сыну:

Диктор: ''Ты знаешь, что такое война. Сделай всё возможное, чтобы ее избежать''.

Марина Ефимова: Но когда решение было принято, отец послал сыну записку:

Диктор: ''Ты поступаешь правильно. Принятое тобой решение – самое трудное из всех, которые тебе пока пришлось принимать. Но оно продиктовано силой сострадания''.

Марина Ефимова: Не совсем понятно, согласие ли это с решением сына, или сочувствие ему в его тяжелой ситуации.
Мемуары Джорджа Буша младшего (названные им ''Моменты решений'') – это странная смесь, устроенная автором из важных персональных решений (например, решения 1986 года бросить пить), и важных государственных решений (оккупация Ирака в 2003 году, меры по разрешению финансового кризиса 2008-го). В целом, книга - не очень удавшаяся попытка выставить в выгодном свете политическое наследие 43-го президента.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG