Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Рассказ об участии неправительственных организаций в работе ОБСЕ


Людмила Алексеева

Людмила Алексеева

Ирина Лагунина: 1-2 декабря в Астане пройдет саммит Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе. Накануне этой встречи казахские власти решили организовать Параллельную конференцию неправительственных организаций. Как оценивают эту инициативу правительства Казахстана, который председательствует в этом году в организации, сами представители правозащитного движения. И что порекомендуют государственным деятелям активисты неправительственных организаций? Рассказывает Людмила Алексеева.

Людмила Алексеева: Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе, ОБСЕ, среди международных объединений государств выделяется близостью к проблемам гражданского общества. На их языке это называется проблема человеческого измерения. Такой тренд в работе ОБСЕ объясняется исторически. В свое время у 70 годы именно вмешательство в хельсинский процесс правозащитников из Советского Союза, а затем из Соединенных Штатов и стран Европы положило начало хельсинскому движению. Застрельщиком этого движения стала возникшая в Москве 12 мая 76 года Московская Хельсинская группа, независимая общественная правозащитная организация. И до сих пор правозащитники нашей страны тесно сотрудничают с ОБСЕ. Сейчас ключевую роль в этом сотрудничестве вместе с Московской Хельсинской группой играет молодежное правозащитное движение. С руководителем московского отделения этого движения Дмитрием Макаровым я беседую о нынешнем состоянии ОБСЕ.

Дмитрий Макаров: ОБСЕ единственная организация международная, которая объединяет пространство большой Европы. То есть с одной стороны Северную Америку, США и Канада, с другой стороны Центральную Азию, также Беларусь, которая где-то посередине и которая не относится к Совету Европы. Страны постсоветского пространства объединены как раз под эгидой ОБСЕ, ни одна другая организация их не объединяет. Для постсоветского пространства это принципиально важная организация. Более того, она как раз важна для Европы в том смысле, что она проевропейское культурное цивилизационное пространство, в которое включены в том числе и североамериканские государства, США, Канада и Центральная Азия. Оно важно еще и потому что оно занимается вопросами безопасности, не в узком смысле военно-политической безопасности, безопасности границ, количества вооружений и так далее, оно занимается безопасностью с точки зрения так называемого человеческого измерения, с точки зрения прав человека, с точки зрения верховенства права.

Людмила Алексеева: Как все это соотносится с безопасностью?

Дмитрий Макаров: Очевидно, что среди государств, в которых действует верховенство права, в которых сильное гражданское обществе, в котором права человека уважаются на деле, войны крайне маловероятны.

Людмила Алексеева: И в таких государствах прочнее внутренняя безопасность?

Дмитрий Макаров: Для рядового человека гораздо важнее не получить дубинкой по голове от хулигана или от милиционера, нежели некие абстрактные боеголовки в Чехии или в Польше, к примеру. Именно безопасность человека, как приоритет для государства, ОБСЕ пытается подчеркивать. Но опять же есть понимание узкое безопасности в контексте борьбы с терроризмом, в контексте укрепления военно-политического сотрудничества, на котором настаивают государства, вроде России и ряд бывших советских республик.

Людмила Алексеева: Но ОБСЕ противостоит такому подходу?

Дмитрий Макаров: К сожалению, сейчас я бы не сказал, что ОБСЕ так уж оправдывает эти надежды, и деятельность ОБСЕ вызывает много нареканий. Государства нашего пространства постоянно твердят, что ОБСЕ слишком политизировано, занимается выборами и занимается вопросами как раз человеческого измерения вместо того, чтобы обсуждать по-настоящему важные вопросы. На мой взгляд, ОБСЕ недостаточно занимается этими вопросами. К примеру, последний кризис в Киргизии, где на юге произошли беспорядки на этнической почве, он показал, что ОБСЕ как раз не располагает достаточными механизмами для обеспечения безопасности.

Людмила Алексеева: Они не вмешались в конфликт в Киргизии?

Дмитрий Макаров:
Они не вмешались, сейчас туда послали под эгидой ОБСЕ 52 полицейских, но это вряд ли как-то может изменить ситуацию. А главное, они не были готовы никак реагировать на подобные гуманитарные кризисы, которые как раз сказываются прежде всего на безопасности.

Людмила Алексеева: То есть ОБСЕ довольно слабая организация?

Дмитрий Макаров: К сожалению, сейчас да, ОБСЕ достаточно слабая организация. И мне кажется, что одним из способов укрепления этой организации было бы как раз усиление роли гражданского общества в этой структуре. Именно гражданскому обществу эта структура и нужна прежде всего. Именно гражданам нужны правила, которые регулировали бы государства. Права человека, вся концепция прав человека говорят о том, что государство не вправе вмешиваться в определенные сферы. Международная правовая система тоже важна для граждан.

Людмила Алексеева: А как ОБСЕ может этому способствовать? И как следовало бы укрепить эту структуру?

Дмитрий Макаров: На мой взгляд, есть только два пути – это укреплять нормы и укреплять институты. ОБСЕ, как изначально и задумывалось, должно быть проводником неких общеевропейских стандартов, прежде всего по фундаментальным свободам, по человеческому измерению, стандартов в сфере экологии, к примеру, стандартов в сфере военной безопасности. Помимо этого должны быть иные институты внутри ОБСЕ. Институты быстрого реагирования на конфликты, подобные тому, что были в Киргизстане, институты, способные говорить об общеевропейской повестке безопасности, к примеру, вырабатывать такую повестку. Свобода передвижения, вопросы межэтнических конфликтов на территории ОБСЕ.

Людмила Алексеева: В сферу ОБСЕ входит и наблюдение за тем, как проходят выборы в странах, партнерах по хельсинским соглашениям.

Дмитрий Макаров: Эту систему тоже надо усовершенствовать. Должны быть какие-то единые стандарты, которые опять же применимы на всем пространстве ОБСЕ.

Людмила Алексеева: Что мешает укреплению ОБСЕ?

Дмитрий Макаров: Укреплению ОБСЕ мешает то, что ОБСЕ государствам как раз не нужно, оно нужно гражданскому общество. Государства не любят, чтобы их действия были как-то ограничены, особенно государства с не очень сильной демократической культурой. Чем меньше их действия регулируются, тем государствам проще. Государствам не нужно укрепление этих институтов, оно нужно прежде всего гражданскому обществу.

Людмила Алексеева: Вот этим, по-видимому, объясняется ослабление ОБСЕ в последнее время?

Дмитрий Макаров: К сожалению, гражданское общество либо увлеклось исключительно национальными проблемами, и в общем-то этого можно понять, потому что их хватало на всем пространстве бывшего Советского Союза. С другой стороны, есть некое увлечение структурами вроде Евросоюза, мощный и в экономическом плане, и в финансовом плане, привлекательный. Но, к сожалению, он не может заменить собой структуры, которые призваны укреплять гуманитарное пространство, говорим ли мы про ОБСЕ или про Совет Европы.

Людмила Алексеева: Исходя из этого, остается мало надежды, что ОБСЕ удастся усилить или все же это возможно?

Дмитрий Макаров: Внутри ОБСЕ есть определенные обновленческие тенденции, в том числе и среди чиновников, которые не все стремятся делать как можно меньше, есть среди них и те, которые болеют за организацию, хотят, чтобы она была влиятельной и сильной, и в этом смысле для них, естественно, союзники тоже не государства, не дипломаты, а гражданское общество.

Людмила Алексеева: И есть какие-то взаимоотношения с такими чиновниками?

Дмитрий Макаров: Да, есть и отношения с дипломатами определенных государств, которые тоже считают, что общеевропейская повестка должна подниматься не в рамках двусторонних отношений, к примеру, Евросоюз и Россия, Евросоюз и Казахстан, а в рамках общих площадок. Следующим председателем ОБСЕ будет Литва. Они задают вопросы, в том числе и нашим организациям, о том, каким образом они могут организацию двигать дальше. Потому что, к сожалению, от коллег-дипломатов они не получают таких ответов.

Людмила Алексеева: То есть государство, которое будет вскоре председательствовать в ОБСЕ, заинтересовано в поддержке гражданского общества?

Дмитрий Макаров: Мы на это надеемся. Если действительно ОБСЕ предстоит возродить свое было влияние, свое былое значение, то это единственный путь. Причем гражданские организации должны не только участвовать в ежегодных встречах по человеческому измерению.

Людмила Алексеева: Кстати сказать, ОБСЕ единственная организация, где представители общественности стран, входящих в эти соглашения, участвуют абсолютно на равных с официальными представителями этих стран.

Дмитрий Макаров: И это как раз характеризует подход этой организации. Но мне кажется, что участие гражданского общества не должно сводиться только к этим ежегодным форумам, как бы важны они ни были, но и должно быть обеспечено и на других площадках.

Людмила Алексеева: В курсе ли вы взаимоотношений между Советом Европы и ОБСЕ? У них есть какие-то контакты или они конкурируют между собой?

Дмитрий Макаров: Конкуренция, безусловно, есть и некоторая ревность между чиновниками обеих организаций, безусловно, есть. Но тем не менее, определенные возможности для взаимодействия тоже предусмотрены. В Совете Европы тоже происходят интересные процессы, говорится о реформе Совета Европы, о возврате к истокам и как раз к правам человека, верховенству права и демократии.

Людмила Алексеева: Возврат к духовным ценностям.

Дмитрий Макаров: Потому что Совет Европы только этим и может отличаться от Евросоюза, апеллируя к ценностям прав человека. В рамках этой реформы в том числе предусмотрено усиление сотрудничества с другими межправительственными организациями, вроде ОБСЕ. Куда выльется это пожелание об увеличении сотрудничества, пока не очень понятно. Представители хельсинских комитетов, белорусского, украинского, комитетов из стран Центральной Азии, безусловно, на международных форумах мы пытаемся говорить о том, что путь развития ОБСЕ лежит в укреплении сотрудничества и с Советом Европы. Мы включены в этот процесс и надеемся, что он приведет к каким-то результатам. Нам хотелось бы прежде всего видеть не только какие-то альтернативные конференции, альтернативные саммиты, собрания, приуроченные к ежегодным мероприятиям ОБСЕ, нам хотелось бы видеть повседневную работу и отдельные площадки для взаимодействия, чтобы в ответ на вызовы общие, которые стоят перед гражданскими обществами наших стран, возникали и варианты общих ответов, некая общая повестка. К примеру, со свободой собраний есть колоссальные проблемы в Российской Федерации, но они есть в Казахстане, начинаются в Украине. То есть в этом смысле укрепление свободы в одной стране ведет и к укреплению свободы в другой стране, в то время как обратный процесс приводит к ухудшению. И на общие вызовы нам необходимо искать общий ответ. Конечно, это не отменяет работы на национальном уровне, которая, безусловно, важна, но требуется, тем не менее, и общее взаимодействие.

Людмила Алексеева: У вас есть непосредственный контакты с какими-то чиновниками ОБСЕ?

Дмитрий Макаров: Во время встреч по человеческому измерению мы постоянно с ними контактируем и взаимодействуем. Московская Хельсинская группа и МПД совместно приняли участие в создании такой инициативы, которую мы называем Международная гражданская инициатива для ОБСЕ.

Людмила Алексеева: В чем она заключается?

Дмитрий Макаров: Это как раз одна из многих попыток наладить общее взаимодействие организаций из разных стран.
XS
SM
MD
LG