Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Каспийский саммит: худой мир?


Баку: участники регионального каспийского саммита

Баку: участники регионального каспийского саммита

18 ноября в Баку состоялся саммит прикаспийских государств. Россию на нем представляет президент Дмитрий Медведев, который встретился с президентом Ирана Махмудом Ахмадинежадом и сделал ряд серьезных заявлений.

Саммит прикаспийских государств среди экспертов называют встречей, участники которой будут вечно пытаться договориться, но никогда не смогут выполнить эту задачу до конца. Действительно, у Азербайджана, России, Ирана, Казахстана и Туркмении в вопросах освоения Каспия интересы скорее сталкиваются, нежели совпадают. Дмитрий Медведев, делая заявление на открытии саммита, довольно неожиданно припугнул коллег возможностью внешнего влияния на каспийский регион:

– Мы сами ответственны за ситуацию, которая существует в Каспийском регионе. Только мы и никто другой. Именно поэтому здесь закрепляется исключительная прерогатива прикаспийских государств на решение всего диапазона вопросов региональной безопасности. Если мы в какой-то момент ослабим взаимодействие, можете не сомневаться, нашими вопросами захотят заниматься другие государства, которые никакого отношения к Каспию не имеют, но которым интересно здесь появиться для решения собственных экономических, а то и политических задач.

Кроме того, по словам Дмитрия Медведева, именно при осознании угрозы влияния извне страны Каспия могли бы найти компромисс:

– Сквозной темой подобных саммитов является создание нового правового статуса Каспийского моря, которое отвечает современным геополитическим реалиям. Сегодня каспийская пятерка вплотную подошла к моменту решения основного вопроса – о ширине и о режиме национального морского пояса, потому что это, собственно, главное, именно по этому вопросу нам еще предстоит окончательно договориться. Я уверен, что, несмотря на то, что у нас есть еще определенное несходство в позиции, мы можем договориться.

В ходе саммита обсуждались два документа, один из которых был одобрен, а текст другого вроде бы почти согласован. Первое соглашение регулирует вопросы борьбы с терроризмом и организованной преступностью, контрабандой оружия, наркотиков и ядерных технологий, захватом судов, нелегальной миграции, незаконной добычи биоресурсов и некоторые другие вопросы. Однако военные аспекты безопасности не являются предметом данного соглашения. Что касается проекта конвенции по правовому статусу Каспия, то работа над этим документом продолжается. Спецпредставитель президента России по вопросам делимитации и демаркации границ с сопредельными государствами-участниками СНГ Александр Головин констатировал определенный прогресс в работе над конвенцией. По его словам, есть сближение в позициях сторон в определении ширины режима национального морского пояса, принципов разграничения дна, военной деятельности, в других сферах сотрудничества на Каспийском море.

Основные разногласия между прикаспийскими странами существуют в вопросе использования шельфа, и здесь все только ухудшалось с тех пор, как разведанных месторождений нефти на Каспии стало больше, а Иран стал занимать обособленную позицию. Об этом говорит в интервью Радио Свобода руководитель Института энергетики и финансов Леонид Григорьев:

– И азербайджанские, и новые казахские, и потенциальные туркменские месторождения, в основном, все уже открыты за последние 20 лет. Важность этого региона страшно возросла для мировой политики. Поэтому сюда пришли новые игроки – США, ЕС, которые хотят, чтобы этот регион стал одним из опорных в мире для снабжения развитых стран нефтью и газом. С другой стороны, существуют достаточно серьезные противоречия между странами-участниками региона, в том числе по использованию нефтегазовых ресурсов Каспия. Договориться не могут, потому что формула, по которой предлагается это сделать на Каспии, не устраивает Иран. Это не проблема России, это проблема Ирана. Кроме того, не заканчиваются сложные переговоры о трубопроводе из Туркменистана в Азербайджан. Они до сих пор не реализуются технически, говорят, что это очень трудная задача. В принципе, каких-то особенных конфликтов нет, но и перейти к более полному сотрудничеству не удается.

Многие наблюдатели отмечают, что Дмитрий Медведев не побоялся увидеться с иранским лидером Махмудом Ахмадинежадом после того, как Россия поддержала санкции против Ирана и отказалась поставлять этой стране противовоздушные комплексы С300. Президент Института стратегических оценок Александр Коновалов полагает, что подход России к отношениям с каспийским соседом по-прежнему отличается от взгляда Запада на Иран:

– Иран нам близкий сосед. Хотелось бы, чтобы с близким соседом были вполне нормальные, может быть даже теплые отношения. Иран для нас важный и редкий рынок, на который мы можем поставлять высокотехнологичную продукцию. Россия поначалу не очень приветствовала санкции, высказывания Медведева на этот счет были достаточно противоречивыми. Он говорил: история показывает, что санкции никогда своей цели не достигают и что вводить их достаточно бессмысленно. Но, тут же он брал свои слова обратно, и признал, что бывают ситуации, когда без санкций все же не обойтись. При этом санкции не должны быть разрушительными и слишком обременительными для иранского народа, чтобы наказывался не народ, а его правители. Ирак в свое время тоже наказывали, а Саддаму Хусейну всегда было, что поесть – трудности были с детским питанием, с лекарствами, страдали простые люди.

Итоги встречи позволили Дмитрию Медведеву оптимистично заявить, что уже на следующем прикаспийском саммите, который пройдет в 2011 году в России, документ о правовом статусе Каспия может быть подписан. Однако скептики говорят, что к этому времени у Ирана могут найтись проблемы поважнее статуса Каспийского моря.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG