Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Ирина Лагунина: Испанские сенаторы в среду выступили с резким осуждением операций марокканской полиции против демонстрантов в Западной Сахаре. Представители всех партий в Сенате, за исключением правящей, обвинили Рабат в серьезных нарушениях прав человека. Обстановка в Западной или "испанской" Сахаре, вопреки международному праву оккупированной марокканскими войсками, в последние недели резко обострилась. Местное население в ответ на репрессии начало "интифаду", которая грозит перерасти в вооруженный конфликт. Рассказывает Виктор Черецкий.

Виктор Черецкий: Марокканцы, захватившие бывшую испанскую колонию в Западной Африке еще в 1975 году, не допускают в этот район иностранных журналистов. Их официальные источники говорят о беспорядках, якобы спровоцированных экстремистами, в ходе которых пострадали несколько марокканских полицейских. Объективная информация поступает по телефону лишь от немногочисленных иностранцев, которых конфликт застал на западно-сахарской территории. Так о сложившейся в регионе ситуации рассказала испанка Исабель Терраса, находящаяся в столице Западной Сахары – городе Айун.

Исабель Терраса: Очень много раненных, среди них – дети и даже грудные младенцы. Женщины с маленькими детьми пытаются бежать в пустыню. В Айуне царит хаос. Продолжаются уличные столкновения. Они начались после того, как оккупационные власти жестоко подавили мирную акцию протеста, которую жители организовали против нищеты и бесправия. И речь не идет о радикально настроенной молодежи. На манифестацию люди вышли семьями, включая стариков и детей. Против них были брошены вооруженные до зубов марокканские военные. Началось кровавое побоище. Сахарцы, чтобы спастись, стали строить баррикады. Я видела своими глазами, что эти баррикады защищают даже дети.

Виктор Черецкий: По словам Исабель, только в морге так называемого Третьего военного госпиталя в Айуне находится не менее сорока тел убитых жителей города, многие со следами пыток. Международная правозащитная организация "Тавра" заявляет, что тела похищенных и убитых сахарцев марокканские военные сбрасывают в колодцы и зарывают в канавах. По данным фронта ПОЛИСАРИО, партии, которая добивается независимости Западной Сахары, в Айуне в последние дни убиты или пропали без вести сотни мирных жителей, около пяти тысяч получили ранения разной степени тяжести и более двух тысяч арестованы. Эту информацию подтверждают и независимые источники. Мексиканец Хуан Антонио Веласкес рассказал по телефону, что видел на улицах Айуна трупы мирных жителей. По его мнению, речь идет об этнической чистке.

Х.А.Веласкес: Ситуация крайне сложная. Еще рано подсчитывать людские потери, поскольку насилие над населением продолжается. Особенно зверствуют марокканские колонисты, подстрекаемые военными и полицейскими. Они врываются в дома сахарцев, грабят, насилуют, избивают детей и взрослых, выгоняют их на улицу – захватывают их жилища. Это - попытка истребить целый народ, предпринимаемая властями Марокко.

Виктор Черецкий: Хуан Антонио Веласкес обратился к мировой общественности с требованием немедленно оказать помощь западно-сахарскому народу, который, по его словам, подвергается подлинному геноциду. Он зачитал по телефону следующее заявление:

Х.А. Веласкес: Я обращаюсь к мировому сообществу, к Совету безопасности ООН, к Международному Красному Кресту. Мы являемся свидетелями геноцида по отношению к гражданскому населению Западной Сахары. В этой связи мы требуем немедленного вмешательства Организации Объединенных Наций для гарантии безопасности населения. Необходима срочная помощь Красного Креста для помощи жертвам репрессий. Международное сообщество обязано осудить расправу с мирным населением. Все это не терпит отлагательств. Необходимо срочно остановить кровопролитие.

Виктор Черецкий:
Во вторник Совет безопасности ООН за закрытыми дверями рассмотрел вопрос о ситуации в регионе, но воздержался от комментариев и оценок. Напомним, что Испания оставила Западную Сахару под давлением Марокко 35 лет назад, напрочь "забыв" о своем обещании предоставить колонии независимость. Народ Сахары поднялся на вооруженную борьбу за свободу: на оккупированных землях началась широкомасштабная партизанская война. Она приняла затяжной характер и складывалась в пользу сахарцев - бесстрашных воинов пустыни. Мобильные партизанские отряды – на джипах, лошадях и верблюдах – врывались в расположение оккупационных войск, в упор расстреливали марокканских военных. Огромная феодальная армия Марокко оказалась бессильной уничтожить партизан. Так продолжалось до 1991 года, когда в конфликт вмешалась Организация Объединенных Наций, чтобы найти его мирное решение путем организации референдума. Западным сахарцам предлагалось решить, находиться ли им в составе Марокко или образовать самостоятельное государство. Фронт ПОЛИСАРИО поддержал эту инициативу. Представитель фронта в Мадриде Бушарайа Бейун.

Бушарайа Бейун:
В 1991 году, когда было объявлено перемирие с Марокко, речь не шла о мире, а лишь о прекращении огня в целях подготовки к плебисциту о дальнейшей судьбе региона. Мы не стремимся к войне. Именно поэтому мы проявляем столько терпения в поисках мирного решения конфликта. Что касается Марокко, то, по всей видимости, эта страна согласилась на перемирие лишь потому, что война обходилась ей слишком дорого. Только пленными за годы войны марокканцы потеряли более двух тысяч четырехсот человек. И Марокко не слабее нас. Просто, у марокканских солдат нет желания воевать за землю, которая им не принадлежит. На войну гнали молодежь из Рабата и Касабланки, чтобы драться в пустыне, где стоит 50-градусная жара и часты песчаные бури. Им не нужна эта война. Ну а мы боремся за правое дело.

Виктор Черецкий: Референдум первоначально должен был состояться в 1992 году. Однако марокканцы сообразили, что ситуация складывается не в их пользу и стали препятствовать его проведению, что и происходит до сих пор. Международный суд юстиции в Гааге в 1995 году подтвердил, что у Марокко нет исторических прав на этот регион. Однако одновременно с отсрочкой референдума сахарские земли усиленно заселяются переселенцами из Марокко. Часть коренного населения Западной Сахары, численность которого составляет всего-то 200 тысяч человек, живет в лагерях беженцев в алжирской пустыне южнее города Тиндуф, часть - на освобожденной и контролируемой ПОЛИСАРИО сахарской территории в восточных районах страны, а часть остается на территориях, оккупированных Марокко. Жизнь под игом оккупантов трудна. Не легче она и в лагерях беженцев в безводной пустыне. Рассказывает Хира Булахи, живущая в одном из лагерей вблизи Тиндуфа.

Хира Булахи: Я помню, как будучи ребенком, пересекла с матерью пустыню, спасаясь от вторгшихся в нашу страну марокканцев. Моя семья жила во вполне цивилизованном городе – в доме со всеми современными удобствами, с супермаркетом напротив. И вот в один прекрасный день мы оказались в пустыне, где нет даже минимальных условий для жизни. И все же это было лучше, чем попасть в рабство.

Виктор Черецкий:
На оккупированных Марокко западно-сахарской территории не прекращается террор. В Айуне находится печально известная "Черная тюрьма". Здесь, по многочисленным свидетельствам, к задержанным применяются самые изощренные пытки. В тюрьме много подростков, даже детей. Бушарайа Бейун:

Бушарайа Бейун: Марокканцы бросают в тюрьмы всех подряд. В тюрьмах практикуются пытки. На оккупированные территории закрыт доступ иностранным корреспондентам, политикам и независимым наблюдателям. Когда они прилетают в город Айун, им даже не дают возможности выйти из самолета. Чрезвычайные суды Марокко приговаривают сахарцев к 30 годам тюрьмы лишь за участие в мирных манифестациях… Наше население на оккупированных территориях умирает от голода – у людей нет ни работы, ни помощи.

Виктор Черецкий:
Испанская газета "Мундо" со ссылкой на очевидцев рассказывает о трагической гибели в эти дни инженера Хамдайа Буйема. Он работал на фосфатном руднике и никогда не участвовал в протестном движении. Тем не менее, его схватили прямо на улице марокканские полицейские и стали избивать на глазах у прохожих. Затем инженера несколько раз переехал полицейский джип. Он умирал несколько часов. Вызванная прохожими скорая помощь так и не приехала. Этот случай привлек особое внимание, поскольку убитый являлся гражданином Испании. Активистка женского движения Фатма эль Махди:

Фатма эль Махди: Считается, что в последние 17 лет у нас имеет место мирный процесс. За эти годы на нашу долю выпало особенно много несчастий. Ну а сегодня нас, матерей, особо волнует, что сахарская молодежь, наши дети больше не желают ждать и все чаще говорят о своем желании воевать с Марокко.

Виктор Черецкий: Действительно, в последние дни доведенные до отчаяния сахарцы заговорили о войне с Марокко. Представитель ПОЛИСАРИО в Мадриде Бушарайа Бейун.

Бушарайа Бейун: Нам с каждым днем все труднее удерживать нашу молодежь, которой надоели игры ООН и Марокко. Сколько можно злоупотреблять нашим терпением? В настоящее время есть только два пути решения нашего конфликта: или Организация Объединенных Наций находит мирный демократический способ в соответствии с обещаниями, данными сахарскому народу, или же мы используем все имеющиеся у нас возможности для защиты нашего законного права на самоопределение. Мы не хотим войны, но если нам не оставят иного пути, мы вернемся к боевым действиям, которые вели с 1975 по 1991 год.

Виктор Черецкий: Для сахарцев освобождение от Марокко означает не только национальную независимость, но и возможность построить открытое демократическое общество, основанное на уважении свобод и прав человека. Активистка женского движения, кстати, самого мощного в арабском мире, Фатма эль Махди:

Фатма эль Махди:
Для нас национальное освобождение – это широкое понятие. Это не только освобождение страны от оккупантов, но вопрос соблюдения прав и свобод человека, демократии, социального равенства.

Виктор Черецкий: Между тем, власти Марокко давно отказались от идеи референдума и предлагают Западной Сахаре лишь автономию в рамках своего королевства. Халихенна Улд Еррашид, председатель марокканского Королевского консультативного совета по делам Западной Сахары:

Х. Улд Еррашид: Мы подготовили проект будущего для Западной Сахары, основываясь на общепринятых критериях автономии. Он предусматривает формирование местных структур власти с собственными полномочиями и разделение функций между марокканским государством и автономией. Это великий революционный проект, имеющий историческое значение, воплощение мудрости нашего монарха. Он являет собой пример решения национальных проблем для всех стран, в которых они имеются, в том числе для мусульманского мира и для Африки.

Виктор Черецкий:
Однако, для западных сахарцев идея автономии неприемлема. Во-первых, исторически они не идентифицируют себя как часть Марокко, а во-вторых, испытывая на себе репрессии в течение всех 35 лет оккупации, не желают иметь ничего общего с марокканским королевством, как они считают, авторитарным полицейским государством. Фронт ПОЛИСАРИО официально обратился в Совет Безопасности ООН с требованием расследовать последние события в Айуне. Со своей стороны Национальная судебная палата Испании приняла к рассмотрению дело об убийстве инженера испанца Хамдайа Буйема.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG