Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
ДС:- Все джазмены, игравшие в Нью-Йорке обязаны были иметь профсоюзную или, как это официально называлось, «клубную карту». Без карты играть в Нью-Йорке было запрещено. Полицейские охотились именно за черными джазменами, считая, что все они, без исключения, наркоманы. Монк лишился карты в 1951 году и не по своей вине. Он сидел в машине с пианистом Бадом Пауэлом и его друзьями. У Монка болела мать, и друзья не могли подняться в крошечную квартиру Телониуса. Машина же должна была отвезти Пауэла в аэропорт: он улетал в Европу на гастроли, до отлета было несколько часов. К машине подошли полицейские из бригады по борьбе с наркотиками. Монк был спокоен, он был чист как стеклышко. Но когда полицейские предъявили свои жетоны, Монк почувствовал, что что-то скользнуло по его брюкам. На полу машины, рядом с его ботинком блестел в луче фонаря пластиковый пакет. Бад Пауэл не только сам сел в тюрьму, но и усадил Монка на целых шестьдесят дней. Когда Телониус вышел на свободу, у него отобрали карту. Он больше не имел права играть в Нью-Йорке. Оставались пригороды: Бруклин, Бронкс и Квинс. Но пригородные клубы не пользовались популярностью, и пианист впал в тяжелую депрессию.
Вы слушаете «Время Джаза» на разновеликих частотах «Свободы» или же с нашего сайта svobodanews.ru. У микрофона в Париже Дмитрий Савицкий. Сегодня на нашей джазовой волне третья и последняя передача, посвященная Нике де Кёнигсвартер и трем желаниям джазменов.

Thelonious Monk - Ruby, My Dear

ДС: «Ruby, My Dear», «Руби, моя дорогая» - композиция Монка сороковых годов. Всего Монк написал 91 композицию. Эта запись была сделана для CBS в 65 году. Монк не имел права играть в клубах Нью-Йорка, но он мог записываться. Игра в клубе была бы постоянным доходом. Ангажементы длились по три месяца, по полгода. Жена Монка, Нелли, зарабатывала копейки. Подчас всего лишь 45 долларов в неделю. Но в 57 году «баронессе джаза», Нике де Кёнигсвартер удалось помочь Телониусу получить отобранную у него карту. С этого момента началось самое плодотворное десятилетие пианиста.
Вот три желания Телониуса Сфиэ Монка: - Первое, чтобы моя музыка пользовалась успехом. Второе, чтобы моя семья была бы счастлива. И третье, чтобы мне подарили такую гениальную подругу, как ты…
Монк и Ника стояли на террасе. На Телониусе была темно-синяя тибетского покроя рубаха, на голове плоская шапочка, гигантский перстень-печатка на безымянном пальце левой руки, самокрутка в правой. Он смотрел через Гудзон на башни Манхеттена. Выслушав три желания Монка, Ника воскликнула:
«Телониус, но это все у тебя есть!».
Монк сдержал улыбку и начал мерить террасу, как он это любил делать, медленными шагами с резкими поворотами…

Thelonious Monk - Criss-Cross

ДС: «Criss-Cross», «Крест-накрест» Телониуса Монка. Не знаю, доводилось ли вам видеть, как играет Монк. Он часто играл именно крест-накрест…
Чарли Рауз, его любимый саксофонист – тенор; Джон Ор – контрабас и Франки Данлоп – ударные. Ноябрь 62 года, Нью-Йорк.
Три желания Чарли Рауза: - Совершенство. Стать владельцем джазового клуба и играть только великолепный джаз. И последнее: я хочу, чтобы Америка признала, что джаз – это настоящее искусство.

Ника Ротшильд, она же Ника де Кёнигсвартер отправилась однажды на свидание с мэром Нью-Йорка Джоном Линдсеем. Она кипела и выкипала. И все по поводу профсоюзных, клубных карт. Дело в том, что и у Майлса Дейвиса, Каунта Бейси, Сатчмо или у Дюка Эллингтона при выдаче карт брали отпечатки пальцев. Как у преступников. Ника выступила против социальной дискриминации джазменов. Она написала петицию и собрала двести тридцать подписей музыкантов, возмущенных существованием в стране подобного закона. В 1967 году профессиональные карты для джазменов были отменены.
Позвольте напомнить: вы слушаете третью и последнюю в этом году передачу «Времени Джаза», посвященную баронессе Паннонике де Кёнигсвартер, влюбленной в джаз, помогавшей сотням джазменов прямо или косвенно, и вошедшей в историю джаза наравне с открывателем талантов Джоном Хэммондом, звукорежиссером Руди ван Гельдером или продюсером Орином Кипньюзом.
Напомню, что в течение недели после выхода «Времени Джаза» в эфир, вы может скачать подкаст передачи в высоком качестве, но позже, «Время Джаза» уходит в архив в менее качественном варианте, ибо того требует сжатие, архивация.

Freddie Hubbard - Body And Soul

ДС: «Body And Soul», «Тело и Душа» - стандарт Грина и Хеймена. «Я вся твоя – телом и душой…»
Фредди Хаббард – труба; Уейн Шортер – тенор-саксофон; Седар Уолтон – рояль; Реджи Уоркмэн – контрабас и Фили Джо Джонс – ударные. Декабрь 62 года, «Blue Note».
Три желания Фредди Хаббарда: - Счастье, успех.. Не могу найти третье… Я пробую! Подожди! – А! Хочу сына!
Три желания Уэйна Шортера: - Чтобы больше не было войн! Если, черт побери, всё же разразиться новая – чтоб меня не призывали! Второе: чтобы все наконец-то начали серьезно интересоваться культурой. Ну и третье - мир повсюду. На Земле, самой собой, и на ближайших планетах!
Седар Уолтон: - Не знаю, как это сказать… Я хотел бы, чтобы у меня был прямой контакт с миром… Понимаешь? Чтобы я мог отправиться КУДА хочу! Второе: - чтобы у меня был МОЙ оркестр и чтобы я свинговал даже, если я не в форме. Сыграть с Артом Блейки – абсолютная жизненная необходимость! И последнее: я хотел бы, чтобы джаз воспринимали повсюду, вообще везде, как нечто нормальное….
Реджи Уоркмэн: - Железное здоровье и абсолютное душевное спокойствие. Вечное счастье, как с моей женой, так и с детьми. И чтобы джаз нашел свое место в мире! Это было бы знаком того, что люди больше не реагируют негативно, агрессивно, не заставляют других страдать!
Ну, а ударника Фили Джо в книге нет. Скорее всего, потому, что он в ту эпоху активно ширялся, зашкаливая иногда за пределы галактики.

Roland Hanna - I Hear You Knockin' But You Can't Come In, Blues

ДС: «I Hear You Knockin', But You Can't Come In, Blues», «Слышу, блюз, что ты стучишь в дверь. Но я тебе не открою». Композиция и соло Роланда Хэнна. 79 год. LP – «Не свингуй мне вальсов» - «Swing Me No Waltzes». Пианиста обычно называют сэром Робертом Хэнна. Он получил этот титул в 70 году от президента Либерии за заслуги перед страной.
Три желания сэра Роланда Хэнна: - Я хотел бы (тут проблема времени) родиться, уже имея все возможности для максимального развития таланта. Мое второе желание – это чтобы все люди были бы созданы равными, но в то же время – разными. И третье: - Я хотел бы, чтобы моя мать всё еще была бы жива…

«Многие джазмены, - пишет Надин де Кёнигсвартер, - жили в тяжелых условиях и из-за расовой дискриминации, и из-за того, что хозяева клубов или же владельцы фирм звукозаписи более, чем часто беспощадно их эксплуатировали... Отсюда и две главные проблемы: деньги и жилье. Ника познакомилась с пианистом Барри Харрисом в эпоху, когда она переехала в «Кошачий дом». Барри, который с трудом приходил в себя после тяжелого воспаления легких, получил от Ники приглашение поселиться в «Cathouse». Он и поныне там живет».
Так писала «внучка», внучатая племянница баронессы в предисловии к «Трем желаниям» в 2006 году.
Ваше еженедельное «Время Джаза», волны «Свободы», прямой эфир с нашего сайта svobodanews.ru и ваш – ДС.

Ben Webster - Makin' Whoopee

ДС: - «Makin' Whoopee» музыка Уолтера Доналдсона, написанная в 1928 году для мюзикла «Whoopee!». Хотя русские словари ограничиваются при переводе, цитирую: «восклицанием радости», «whoopee» - это старый эвфемизм, обозначающий весьма интимные отношения, при которых «восклицания радости» весьма оправданы и желанны.
Бен Уебстер – тенор-саксофон; Жорж Арванитас – рояль; Джаки Сэмсон – контрабас и Шарль Содрэ – ударные. 5 июня 72 года, парижская студия звукозаписи «EuropaSonor».
Марсельцу Арванитасу «баронесса джаза» свой знаменитый вопрос задать не смогла. Хотя пианист дважды выступал в Нью-Йорке: в 64 и 65 году.
А вот великий Бен Уебстер, он же «Лягушка», был лаконичен: - Чтобы мне хотелось? Немедленно сочинить пьеску или две!
Не менее великий джазмен, виброфонист, пианист и ударник, Лайонел Хемптон, наоборот, был многословен:
- Я бы пожелал всегда быть на передовой джаза. Джаз для меня – это эмоции, это гуманизм афроамериканцев. Как-никак джаз родился из наших молитв богу, молитв о свободе. То был блюз, то были духовные песнопения. Гораздо позже, когда афроамериканцы стали чуть-чуть свободнее, и джаз стал чуть-чуть веселее. Когда подумаешь, что эта музыка пришла с хлопковых плантаций, от черных рабов…
Свинг бушевал над полями, представляешь? С тех пор, как джаз стал популярным, с тех пор как он покинул хлопковые поля и железные дороги, добрался до забегаловок, кафе, салунов, клубов, с тех пор, как он стал джазом Кинга Оливера и Сиднея Беше, афроамериканцы были и остаются его главной творческой силой.
Страна менялась, наша музыка менялась; она становилась частью культуры нашей страны, причем – в ритме нашей эмансипации.
От Сатчмо, Флетчера Хендерсона, Дона Редмена, Эдгара Сэмпсона и до Сая Оливера. Их оркестровки, аранжировки изменили джаз. Они начали сочинять для Бенни Гудмена, Томми Дорси, для белых ребят, для белых оркестров. Фатс Уоллер, Джимми Лансфорд – были гениальными аранжировщиками. Ну, и затем появились Монк, Диззи, «През», Дон Байез, Чарли Паркер. Они повлияли на всех больших инструменталистов. Освобождаясь, афроамериканцы добавляли всё новые и новые ингредиенты в свою музыку, в джаз.
Нужна целая энциклопедия, чтобы все это объяснить. И я надеюсь, что я всегда буду на авансцене джаза, чтобы вникать и понимать происходящее, все эти новости. Потому что развитие продолжается.
Столько белых ребят пишут о джазе, но они ничего не понимают в наших страданиях! Это ТЫ, ты сама и должна написать о джазе. Потому что ты, именно ты всё понимаешь и потому, что джазмены постоянно с тобой общаются, говорят с тобой абсолютно открыто.
Мне пора вернуться на сцену. Но я заскочу завтра и мы запишем на твой маг все остальное… Мне нужно эдак три-четыре часа, чтобы рассказать тебе всё. Понимаешь? Я только начал… Мне пора…»
Вывод: Ника записывала ответы на магнитофон. Лайнел Хемптон желал одного: рассказать баронессе всё, что он думал об истории джаза и текущем моменте этой афро-американской музыки…

Dinah Washington - Black and Blue

ДС: «Black and Blue», «Что я сделала такого, чтобы быть такой черной и грустной…?» Классика Уоллера и Рэзафа. Оркестр Эдди Чэмбли; вокал Дайны Уашингтон. Октябрь 57 года.
Ответ Дайны Уашингтон Нике де Кёнингсвартер: - «Лапочка, если я тебе скажу, о чем я действительно мечтаю, ты шлепнешься в обморок! Ладно, так и быть… Я хочу трех девочек! Сразу тройняшек. Второе: крепкого здоровья для двух дочек, которые уже на этом свете. Ну, а третье…, это слишком личное желание, чтобы я его тебе выдала…

В свое время журналисты спросили Монка, где бы он хотел жить. Монк ответил: - Кроме Нью-Йорка – только на луне. Но в 73 году Телониус Монк окончательно переехал в Нью-Джерси к Нике, в ее «Кошачий дом». Монк прожил в «Кошачьем доме» девять лет, практически не выходя на улицу. Исключение: три концерта, которые он сыграл в Нью-Йорке в 73 и в 76 году. Он умер в Никином доме в феврале 82 года.
Надин де Кёнигсвартер пишет, что в последний раз ей довелось говорить с Никой за год до её кончины. Она позвонила в «Cathouse» и договорилась о встрече вечером в клубе. Но Ника перезвонила и сказала, что не может приехать: ее электрическая открывалка консервов сломалась, и ей нужно было открыть 122 банки для 122 котов и кошек!
В ноябре 88 года Ника, Панноника Ротшильд была госпитализирована. Ей должны были сделать тройное аортокоронарное шунтирование. Она умерла во время операции, не дожив несколько дней до своего семидесятипятилетия.
Ее отпевание состоялось в Манхеттене, в лютеранской церкви Св. Петра, знаменитой джазовой церкви Нью-Йорка. Церковь была переполнена джазменами. Сын Монка посвятил Нике трогательную речь. Оркестр, которым руководил Барри Харрис, исполнял любимые вещи баронессы.
Последним желанием Ники было – развеять ее прах ровно в полночь над Гудзоном.
В полночь, ‘Round Midnight…
Финишная прямая этого третьего и последнего в этом году «Времени Джаза», посвященного Паннонике Ротшильд и ее друзьям джазменам…

Miles Davis - 'Round Midnight

ДС: «'Round Midnight», «Вокруг полночи; Около Полуночи» Телониуса Монка.
Майлз Дейвис – труба; Джон Колтрейн – тенор-саксофон; Ред Гарленд – рояль; Пол Чэмбэрс – контрабас и Филли Джо Джонс – ударные. 10 сентября 56 года, студия звукозаписи «Коламбия», Нью-Йорк…
Ред Гарленд ответил на вопросник Ники так: - Хочу, чтобы царство Иеговы настало на Земле!
Пол Чэмбэрс был краток, как Орнетт Коулмен: - Известность, богатство, счастье.
Вас, конечно, интересует, что сказал Майлз? Вы услышите его ответ под самый занавес…

Kenny Burrell - Lotus Land

ДС: «Lotus Land», «Земля Лотуса» Сирила Скотта. Кенни Баррел – гитара и оркестр Гила Эванса, 64 год.
Кенни сказал Нике: - Я хотел бы, чтобы расизм навсегда исчез. Чтобы люди не слишком увлекались материальными ценностями. И я бы хотел, чтобы повсюду приветствовали бы индивидуальное выражение человеческих ценностей.
Увы, на этом мое время истекло. Подкаст «Времени Джаза» вы найдете на нашем сайте svobodanews.ru. Приятной вам и удачной недели…
А теперь Майлз, Майлз Дейвис… Он меня потряс. Все же я знаю его жизнь по сантиметрам.
Когда Ника спросила его: - Майлз, ну а твои желания?
Трубач резко ответил: - Хочу быть белым!
Чао, бай-бай!

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG