Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Эксперт-международник Юрий Федоров – о саммите НАТО


Лиссабон. Здесь проходит саммит НАТО

Лиссабон. Здесь проходит саммит НАТО

В Лиссабоне проходит двухдневный саммит Североатлантического Союза, в рамках которого состоится заседание Совета Россия–НАТО с участием президентов США и России – Барака Обамы и Дмитрия Медведва. Главные темы обсуждения – ситуация в Афганистане, принятие нового плана создания стратегической системы противоракетной обороны, отношения между Москвой и странами – членами НАТО.

Ситуацию анализирует внешнеполитический эксперт и комментатор Юрий Федоров.

– Некоторые эксперты считают, что концептуально НАТО не понимает, куда двигаться. Вы разделяете такую точку зрения?

– Нет, я не согласен. Я думаю, что как раз нынешний саммит в Лиссабоне и должен определить основные направления деятельности НАТО. Другой вопрос – в самом НАТО есть разные точки зрения. Одна предполагает сохранение скорее традиционных задач альянса, связанных с обороной членов этой организации в пределах их национальных границ. А другая предполагает, что альянс должен выполнять глобальные функции, грубо говоря, выполнять функции глобального полицейского или проецировать стабильность, безопасность и так далее. В принципе эти точки зрения, эти концепции не противоречат друг другу, они скорее дополняют друг друга. Я думаю, что как раз в этой новой стратегической концепции будет найден какой-то баланс традиционных и новых задач альянса. Что касается того, что альянс в кризисе, – в НАТО часто говорят о том, что вся история НАТО – это история разного рода кризисов, которые альянс преодолевал и сохранился до сих пор – ему уже больше 60 лет.

– Союзники, партнеры, соратники в связи с оптимистическими ожиданиями от грядущих переговоров между президентом России Дмитрием Медведевым, который будет выступать в Лиссабоне в 20 ноября, Бараком Обамой, руководителями собственно альянса, европейскими политиками, гадают – как после саммита можно будет назвать то, что сейчас называют "Россия – НАТО"?

– Как раз насчет отношений России и НАТО у меня чуть более скептическая точка зрения. Дело в том, что, скорее всего, будет достигнута договоренность о расширении военного транзита НАТО через территорию России в Афганистан. Для НАТО сегодня это очень важно. Но, учитывая то, что альянс погряз в этой безвыходной, я считаю, войне, это очень важно и для России, – потому что Россия, точнее, российское руководство заинтересовано в том, чтобы НАТО оставалось в Афганистане как можно дольше и вкладывало туда как можно больше военных, политических, финансовых ресурсов. Это отвлекает ресурсы НАТО от других направлений мировой политики – от Черноморского бассейна, от балтийской зоны, от Украины и так далее. Вот на этом направлении я вижу определенный прогресс, который может быть достигнут. Что касается других точек соприкосновения между Россией и НАТО, тут скорее дело ограничится разговорами о необходимости или о полезности сотрудничества в борьбе с новыми угрозами и так далее, но я не думаю, что будет решено что-нибудь практическое.
В НАТО часто говорят о том, что вся история НАТО – это история разного рода кризисов, которые альянс преодолевал и сохранился до сих пор – ему уже больше 60 лет

– Есть еще одна чувствительная проблема, которая разделяет позиции России и западного мира – это отношение к конфликту августа 2008 года на Кавказе. В Лиссабон приезжает президент Грузии Михаил Саакашвили. Какими выглядят перспективы сближения Грузии и НАТО на фоне отношений НАТО и России, которые тоже вроде бы становятся теплее?

– Я не думаю, что в отношениях Грузии и НАТО произойдут какие-то кардинальные перемены. Тут важно другое: и принятая недавно резолюция Парламентской ассамблеи и НАТО, и тот факт, что господин Саакашвили приглашен на саммит НАТО, и его встреча с Обамой, и заявления, которые делались в последнее время некоторыми лидерами НАТО, свидетельствуют о том, что в Европе и на Западе в целом не склонны забывать события 2008 года. А такая тенденция была. И в Европе, и в Соединенных Штатах есть и люди, и силы, которые готовы сказать: ну ладно, Россия захватила часть Грузии, может быть, грузины сами в этом виноваты, отношения с Россией гораздо важнее для нас, чем проблема Грузии. Нынешние события показывают, что на Западе не готовы забыть российское поведение в 2008 году и склонны называть вещи своими именами: оккупацию – оккупацией, этнические чистки – этническими чистками и так далее. Это контрастирует с докладом, который был подготовлен и опубликован Европейским союзом некоторое время тому назад, так называемым "докладом Тальявини". Это иная расстановка акцентов, я бы сказал, более благоприятная для Грузии и, естественно, менее благоприятная для нынешнего российского руководства, которое просто не хочет признавать реальность.

– Некоторые ваши коллеги уверяют, что саммит НАТО может окончиться некоторым охлаждением отношений между союзниками по Североатлантическому альянсу из Северной Америки и Европы. Одна из концепций, с которой Барак Обама приехал на саммит, – это то, чтобы европейцы больше платили за свою безопасность. И это создает возможность для того, чтобы Россия играла на этих противоречиях и более сблизилась с Соединенными Штатами. Вам представляется убедительной такая постановка вопроса?

– Мне эта постановка вопроса представляется малоубедительной. С одной стороны, конечно, существует большой разрыв между военными расходами Соединенных Штатов – более 700 миллиардов долларов в год – и военными расходами европейских стран – членов НАТО, которые не достигают 300 миллиардов долларов ежегодно. Естественно, это порождает, как и порождало за все время существования альянса, определенные трудности в отношениях Соединенных Штатов и европейских стран – членов НАТО. Но это никогда не было фактором, который приводил к распаду НАТО.

Наоборот! То обстоятельство, что европейцы могут тратить на оборону и на военные дела меньше, чем Соединенные Штаты, как раз обуславливает их заинтересованность в сохранении НАТО, в сохранении Соединенных Штатов, как своего главного военного союзника и главной военной силы. А отношения России и Соединенных Штатов последние несколько дней поставлены под сомнение не столько выступлением Обамы или вообще тем, что Обама может или будет делать, а тем, что республиканцы одержали сокрушительную победу на так называемых "промежуточных выборах". И это ставит под сомнение, во-первых, политическое будущее нынешнего американского президента. Нравится это нам или не нравится – это другой вопрос, но это факт. И, соответственно, все договоренности, все точки зрения, все концепции, которые разрабатывались в Вашингтоне в рамках нынешней администрации, сегодня поставлены под сомнение. Сегодня и в НАТО, и в Москве тоже ждут: а что же, собственно, будет происходить в Соединенных Штатах дальше?

Этот и другие важные материалы из итогового выпуска программы "Время Свободы" читайте на странице "Итоги дня подводит Андрей Шарый"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG