Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Правила регистрации и возможная отмена паспортов: нововведения ФМС


Марьяна Торочешникова: Еще не успели вступить в силу обновленные правила регистрации и снятия граждан с регистрационного учета, а Федеральная миграционная служба России уже говорит об отмене внутренних паспортов. О том, каким будет новый порядок регистрации граждан по месту пребывания, о том, когда отменят и отменят ли вообще паспорта, мы будем говорить сегодня с экспертами в студии Радио Свобода.

У нас в гостях – адвокаты коллегии "Правовая защита" Артем Сидоров и Андрей Ребриков и юрист Давид Горелишвили.

17 ноября "Российская газета" опубликовала постановление правительства России, изменяющее с 1 января 2011 года правила регистрации и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного учета. Многие газеты в этот день вышли с громкими заголовками, вроде "Последний день прописки" или "Прописка отменяется" и поселили надежду и радость в сердца многих российских граждан, да и не только, наверное, российских. Тогда же Федеральная миграционная служба пробросила еще одно сообщение – о возможной отмене внутренних паспортов в каком-то обозримом будущем и замене их, например, на идентификационные карты. Опять же это все предпринимается и делается, по словам представителей Федеральной миграционной службы, для облегчения жизни граждан. Но вот для начала мне бы, конечно, хотелось разобраться, что же действительно меняется и меняется ли с вступлением в силу этого постановления номер 885, которое изменяет правила. Но сначала давайте послушаем, что в интервью Радио Свобода по этому поводу рассказал глава пресс-службы Федеральной миграционной службы России Константин Полторатин.

Константин Полторанин: Российские граждане могут спокойно перемещаться внутри страны – это определено Конституцией. Жизнь их буде облечена таким образом, что возможность регистрироваться по месту жительства дается через государственный портал услуг, которые заработает с 1 января 2011 года. Это разгружает работу паспортных столов. В электронном виде это намного удобнее. Человек прислал документы, проверили, все нормально – назначили ему в электронном виде время, когда он должен прийти с собственником и подтвердить свои намерения на постоянную регистрацию. Все, пришли, сотрудник удостоверил факт, штамп в паспорте поставлен. В дальнейшем мы можем отказаться и от постановки штампа в паспорте. Регистрацию отменять не будем. Понятное дело, что она видоизменяется в сторону улучшения, минимизирования общения российского гражданина с этим аппаратом всем, чиновничьим, а вот сам институт регистрации, конечно, отменять никто не будет, потому что он существует во всех странах. Этот институт регистрации имеет достаточно серьезную функцию – не только как контроль, как некоторые почему-то считают. От него идет расчет достаточно серьезный и в пенсионном обеспечении, и в медицинском, и так далее. Но оптимизировать, сделать его проще к исполнению… Наша задача – учитывать население, а не создавать какие-то проблемы населению.

Марьяна Торочешникова: Ключевыми в речи Константина Полторанина предлагаю считать слова о том, что "регистрацию отменять не будем, потому что она существует во всех странах". Вопрос тут, как я понимаю, в том, что в большинстве цивилизованных стран регистрация имеет уведомительный порядок. И когда вышло это постановление правительства России, вносящее изменения в правила регистрации, многие обрадовались и решили, что вот, наконец, и в России тоже регистрация станет уведомительная. А получается, что вроде как и не так, судя по этим правилам, Артем?

Артем Сидоров: По существу эти изменения не повлекут за собой какого-то серьезного реформирования института регистрации. То есть фактически эти изменения, они только ведут к облегчению подачи документов в Федеральную миграционную службу. То есть если раньше нужно было вам прийти с документами, отстоять в очереди, сдать эти документы, то теперь можно просто направить заявление о регистрации по месту жительства или месту пребывания через сеть интернет, через портал электронных услуг, который указан в постановлении, Единый портал государственных и муниципальных услуг, приложить к этому заявлению, соответственно, сканы документов, на основании которых возможна регистрация, и уже органы регистрирующие должны на основании этих документов выдать свидетельство о регистрации.

Марьяна Торочешникова: Они должны выдать свидетельство или должны назначить вам день, как я поняла, когда вы придете с оригиналами этих документов, не будете стоять очередь, вам скажут точное время, и вам все выдадут? Или как?

Артем Сидоров: Смотрите, из постановления это не следует. То есть фактически там написано, что можно послать по почте либо по интернету заявления со сканами документов – и органы учета обязаны выдать свидетельство о регистрации. Причем свидетельство может быть послано гражданину по почте. На практике, конечно, как понимают это чиновники Миграционной службы – это может все свестись к тому, что все равно нужно будет прийти и подтвердить законность документов. Тем не менее, возможно, что и нет. То есть из документов, которые приняты, постановления правительства следует, что просто можно направить заявление, направить документы – и органы ФМС в случае, если документы соответствуют закону, обязаны будут гражданина зарегистрировать и выслать ему по почте свидетельство.

Марьяна Торочешникова: И это все? А где какие-то революционные изменения в правилах, о которых так давно говорили и мечтали многие не только правозащитники, но и обычные граждане, сталкивающиеся со множеством проблем при отсутствии у них хотя бы временной регистрации при трудоустройстве на работу и прочих вещах? В этом ничего не меняется, Давид?

Давид Горелишвили: Конечно, меняется, но не здесь. Я бы воздержался говорить вообще об изменениях, пока не увижу изменения в регламенте административном. Потому что, скажем так, если раньше, когда были еще инструкции в удобные для работы юристов времена, скажем, можно было по изменению постановления приблизительно хотя бы сказать, как будет на практике. С тех пор как пошли административные регламенты, это очень сложные документы, они, на самом деле, скажем так, не совсем для людей. Они для интеграции различных, скажем так, государственных функций очень разных органов. Причем само название этого административного регламента, где говорится об оказании государственной услуги по регистрации по месту жительства и по месту пребывания, это уже о чем-то говорит. Потому что они забывают слово "служба", они подменяют его словом "услуга". И портал госуслуг теперь даже.

Марьяна Торочешникова: То есть теоретически можно предъявлять претензии в рамках закона о защите прав потребителей, раз речь идет об услугах?

Давид Горелишвили: Очень хороший вопрос! Это не простой ошибочный перевод английского слова "сервис", а они уже в законодательных актах пишут об обязательствах, там где речь идет о государстве, а не об обязанностях, и так далее.

Марьяна Торочешникова: К сожалению, пока это все остается только на бумаге, это еще не слишком вживается в умы чиновников.

Давид Горелишвили: Нет, это реализуется, просто мы это не очень замечаем. Что касается этого постановления, пока я не увижу регламент, я не могу сказать, как это будет работать.

Марьяна Торочешникова: А какова вероятность "побочных эффектов" от таких нововведений?

Андрей Ребриков: Я считаю, что здесь возможны некоторые злоупотребления. Нужно учитывать в этом случае наши российские реалии. Предполагается, что гражданин, который желает зарегистрироваться по месту пребывания, должен предоставить по электронной почте сканы документов – удостоверения личности и основания для вселения – это может быть договор безвозмездного пользования или договор найма, соответственно. И тут ключевой момент: этот договор не проверяется самой Миграционной службой, существует ли он вообще, подписал ли его сам собственник или за собственника его подписал тот же человек, которые хочет там зарегистрироваться, в этой квартире. И в этой связи единственная гарантия, которую новое постановление вносит для собственника, - это уведомление собственника в течение трех дней о том, что в его квартире временно зарегистрировался тот или иной гражданин. Но тут есть тоже много нюансов. Можно, например, узнать, что сосед уехал в длительную командировку, зарегистрироваться у него в квартире, ему придет уведомление, которое он не получит, и все это время, пока собственник не знает о том, что в его квартире кто-то зарегистрирован, ему начисляются коммунальные платежи, а человек будет фактически там зарегистрирован.

Марьяна Торочешникова: Не говоря уже о том, что наверняка найдутся умельцы, которые будут приторговывать этими временными регистрациями.

Артем Сидоров: Да, и более того, еще до ведения этих изменений уже это было. К нам обращались, в частности, граждане из района Люблино, куда бы перенесен этот рынок, и фактически жители целого дома узнали о том, что якобы к ним в квартиры зарегистрированы временно какие-то непонятные граждане. И стали приходить счета на коммунальные услуги – там было зарегистрировано 2 человека, а вдруг с какого-то времени – 4. И выяснилось, что якобы кто-то приходил в Миграционную службу, приносил договоры найма, заключенные с этими гражданами, которые торговали на этом рынке, им оформляли, в принципе, в законном порядке временную регистрацию, выдавали свидетельство, а собственник об этом, в принципе, не знал. Но раньше хотя бы нужно было прийти в Миграционную службу, предъявить паспорт, и люди, которые принимают документы видели этого человека, могли задать какие-то вопросы, усомниться в подлинности документов. Теперь же через интернет посылаются непонятно кем и как сделанные документы, и этим мошенники могут воспользоваться.

Марьяна Торочешникова: Учитывая, что многие сейчас владеют навыками работы в программах вроде "Фотошоп".

Артем Сидоров: Если по подлинному договору можно, например, экспертизу провести и привлечь гражданина, скажем, к ответственности по той же 327-ой статье Уголовного кодекса "Подделка документов" либо по иной статье, и дел таких достаточно много сейчас, то если документ будет только в виде сканированной копии, любой эксперт, скорее всего, откажется делать экспертизу, поскольку это даже не распечатка, а в компьютере документ. И привлечь к ответственности при отсутствии доказательств будет фактически нереально. То есть гражданин будет говорить, что он подписывал договор, а собственник – не подписывал, и просто снимут с учета, и к ответственности привлечь будет очень сложно человека.

Давид Горелишвили: Если посмотреть, вся система регистрации, как она вводилась, прописка не отменялась, кстати, говорилось в законе 1993 года: вводится регистрация. Она вся вводилась как уведомительная. И постановление Конституционного суда от 2 февраля 1998 года совершенно четко говорит, что их чиновничье дело – проверять подлинность, достоверность, актуальность и так далее представляемых документов. Ведь проверка документов при подаче регистрации исключает сам принцип уведомительности. Уведомление – это когда я пришел, уведомил и все. Так это устроено в большинстве стран. Это спор очень давний и глубокий, и он сводится к тому, что регистрация увязывает какие-то жилищные права, материальные права, нематериальные права, в том числе избирательные, с наличием-отсутствием регистрации. Хотя статья 3-я того самого закона от 1993 года звучит так, что регистрация или отсутствие таковой не может быть основанием для ограничения или условием для реализации каких бы то ни было прав. В свое время я обжаловал в Конституционный суд сам закон этот, 19 судей КС в пленарном заседании собрались, не уведомили меня даже о заседании и отказали в рассмотрении. Вопрос не в этом, а вопрос в том, что обжаловался именно принцип привязки к жилому помещению. Ведь что получается, статьей 2-ой закона от 1993 года регистрация привязана к конкретному жилому помещению. Мало того, еще надо определить, какое помещение является жилым, какое является нежилым. Собственно, на этом основывались все лужковские аргументы о введении каких-то местных правил, и без этого не получалось, не потому что Лужков так вот нарушал Конституцию, не в этом дело, а потому что сам закон провоцирует. В разных регионах разное представление о том, что есть жилое, что есть нежилое. Что считается жилым где-нибудь на Алтае, оно в центре Москвы… Поскольку вопросы жилья – это вопросы совместного ведения – это 21-22-я статьи Конституции, федерального и регионального, то неизбежно сталкиваются вот эти вот разные пласты права.

Марьяна Торочешникова: Валентина Ивановна из Московской области дозвонилась на Радио Свобода. Здравствуйте!

Слушатель: Здравствуйте! Подскажите, пожалуйста, вот после этого указа 885 изменится ли что-нибудь для меня. Я Валентина Ивановна Цветкова из Красногорска по прописке, а живу под Одинцово, и мне приходится дважды платить коммунальные услуги. Для меня что-то изменится в лучшую сторону?

Давид Горелишвили: Изменится, только не в связи с этим постановлением, а в связи с реализацией уже реформы жилищно-коммунального хозяйства в целом. Если мы почитаем новый Жилищный кодекс, никак оплата коммунальных услуг не должна привязываться к регистрации.

Марьяна Торочешникова: Другое дело, что приходится этот вопрос решать, и это актуально особенно для пенсионеров, которые выезжают на длительный период временить жить на дачу.

Андрей Ребриков: Есть такой механизм, есть постановление правительства Российской Федерации номер 307, 2006 года, и там в 5-ой главе четко описывается порядок снижения коммунальных услуг для граждан, которые выезжают на длительный период времени куда-то в другое место. То есть, если человек не проживает где-то в своем постоянном месте жительства, он может подать в местную эксплуатирующую организацию, ТСЖ, ДЭЗ или ЖЭК, не важно, соответствующие документы, что он уезжает, заявлении, и ему будет снижена оплата за коммунальные услуги. Такой механизм с 2006 года есть.

Марьяна Торочешникова: Насколько я понимаю, с этого момента с него не будет практически взяться плата за горячее и холодное водоснабжение, но останутся сборы за капитальный ремонт дома.

Андрей Ребриков: Да, в этом постановлении прописано, плата за какие именно коммунальные услуги снижается или не взимается за этот период.

Марьяна Торочешникова: Сергей Владимирович из Москвы дозвонился на Радио Свобода. Пожалуйста, говорите.

Слушатель: Здравствуйте! У меня мнение по поводу регистрации. Вообще, институт прописки должен остаться, потому что это упорядочивает систему места жительства человека. Если отменять институт прописки, тогда будет бардак! У нас и так перенаселена Москва. Да, бывает коррупция, но с коррупцией надо бороться. Поэтому институт прописки должен существовать вечно.

Артем Сидоров: Я хотел бы добавить, как называется этот институт – регистрация по месту жительства и месту пребывания. То есть первична не сама регистрация и прописка, о которой все говорят, что якобы первична прописка, а первично то, что человек избрал себе какое-то место жительства или место пребывания и уведомляет уже или органы ФМС о том, что он в определенном месте находится и в определенном месте живет. И поэтому фактически гражданин, я считаю, безусловно, должен предоставлять основания, на которых он в данном месте живет. Потому что нельзя направить в ФМС заявление, что "хочу быть зарегистрированным по адресу Кремль, дом 1", и ФМС должна выдать ему документ о том, что он по этому месту жительства зарегистрирован. Тогда вообще, в принципе, весь институт прописки, регистрации и учета граждан не имеет никакого смысла. Другое дело, что органы ФМС не должны проверять подлинность и прочее, но это другой момент уже.

Марьяна Торочешникова: Вообще, нужна ли регистрация – об этом идут постоянные споры. Мое личное мнения, я категорически против института регистрации как обязательного института. То есть вот уведомительный порядок мне нравится, когда человек приезжает, говорит: "Здравствуйте, я буду жить в Москве какое-то время" – и благополучно живет, у него не возникает проблем ни с трудоустройством, ни с медицинским обеспечением, благо есть и полис, и карта Пенсионного фонда, ради бога, все концы есть. А тут с него все равно требуют какую-то регистрацию.

Валентин из Рязани дозвонился до нас. Пожалуйста.

Слушатель: Здравствуйте! Знаете, когда вводили институт регистрации, высказывали заботу о гражданах. Прошло время, ничего не изменилось, количество преступлений продолжает увеличиваться или, по крайней мере, сохраняется, и теперь также заботой о гражданах обосновывают противоположный шаг – отмену этого. По-моему, это показуха. Тем более что во всех времена шарахание власти говорило о ее слабости. Я думаю, что если мы будем все это воспринимать и тупо молчать, ни к чему хорошему это не приведет. А в отношении отмены регистрации, как вы сказали, я должен спросить, вы имели в виду гражданина России или какой-то другой страны? Спасибо!

Марьяна Торочешникова: Имеется в виду гражданин Российской Федерации, который руководствуется правилами российской Конституции. Конституция Российской Федерации гарантирует всем нам право на свободное, неограниченное перемещение. Но я хочу сразу уточнить, я не против регистрации в принципе, я против обязательного порядка регистрации вместо уведомительного. Я считаю, что правильнее, и так делается в большинстве цивилизованных стран мира, регистрация носит именно уведомительный порядок и существует именно для удобства граждан, чтобы можно было отслеживать миграционные потоки и понимать, где что нужно улучшить для людей.

Елена из Москвы дозвонилась на Радио Свобода. Пожалуйста.

Слушатель: Здравствуйте! Вы знаете, у меня, к сожалению, нет определенного мнения, нужна ли регистрация или нет. Можно только добавить к уже сказанному, что, во всяком случае, в городе Москве очень благополучно обходится эта ситуацию с трудностью регистрации. Люди все равно прописываются каким-то образом, платят деньги, это порождает коррупцию. В общем, кто хочет жить в Москве, тот живет. А я бы хотела еще задать такой очень личный вопрос, он касается именно регистрации. Я выхожу на пенсию, и у меня есть две квартиры – одна моя, в которой я живу с дочерью 16 лет, а другая – моей покойной матери. И я бы хотела прописать в ту квартиру, которая моей мамы, свою дочь. И мне было отказано, и аргумент был такой, что ребенок до 18 лет должен быть прописан у родителей. Вот мне это не совсем понятно. Девочке уже 16 лет, ту квартиру я, естественно, хочу отдать ей, когда она достигнет совершеннолетия…

Марьяна Торочешникова: Елена, мои эксперты сейчас вам все расскажут.

Андрей Ребриков: Да, здесь уже вступают в силу не нормы Жилищного, а нормы Семейного законодательства, по которому место жительства ребенка определяется местом жительства родителей или одного из родителей, как в данном случае.

Марьяна Торочешникова: Ребенок у нас совершеннолетним считается с 18 лет.

Андрей Ребриков: Да. В Гражданском кодексе прописаны институты эмансипации – это означает, что ребенок может приобрести дееспособность до 18 лет, тогда можно его зарегистрировать, соответственно, отдельно от родителей. А пока нет 18-ти, ну, такие законы.

Марьяна Торочешникова: Что касается правил эмансипации, это все устанавливается судом как юридический факт или каким образом?

Давид Горелишвили: Необязательно. Например, если девочка выйдет замуж в 16-17 лет, то автоматически она приобретает все права. Скажем так, если не меняется семейное положение, то там, естественно, в судебном порядке. В советское время до получения паспорта вообще детей не прописывали. И эта норма статьи 20-ой ГК, что место жительства ребенка – это место жительства родителей, она в точности повторяет норму ГК РСФСР, статьи 17-ой, один в один.

Марьяна Торочешникова: В общем, Елена, если вы хотите свою дочь зарегистрировать, вам нужно в суде установить факт ее эмансипации. Думаю, что это не тот случай, когда нужно выдавать дочь замуж (смеются), пусть лучше поживет еще так, повыбирает.

Алексей из Брянской области дозвонился на Радио Свобода. Пожалуйста.

Слушатель: Здравствуйте! Я считаю, что в связи с такой криминогенной ситуацией в России регистрация и нужна для контроля хоть какого-то. И во-вторых, если отменить регистрацию, не станет ли Россия оазисом для всякого рода нелегалов? Спасибо!

Марьяна Торочешникова: Меня всегда удивляют ссылки на криминогенную ситуацию и на то, что институт регистрации каким-то образом помогает с этим бороться.

Давид Горелишвили: А напрасно удивляет. Прописка в те годы, когда она была, в совокупности с трудовыми нормами, которые тогда были, когда каждый человек был обязан где-то жить и где-то работать, и деться было некуда, она очень способствовала борьбе с преступностью. Потому что были так называемые непрописные статьи, то есть человек, отбывающие срок, не мог вернуться к месту предыдущей криминальной деятельности, потому что он не мог там прописаться, а без прописки он не мог найти работу, а если он не находил работу… Ведь им не подбрасывали пистолеты, наркотики, их приговаривали за то, что они не работают, за тунеядство. Если мы хотим, чтобы нормы учетного права как-то способствовали борьбе с преступностью, именно в таком ключе, чтобы держать жестко в кулаке огромную страну, то тогда надо вернуться в те времена, когда каждый был обязан где-то жить, где-то работать. Мало того, во времена, когда государство регулировало сам порядок, где жить и как работать.

Марьяна Торочешникова: Видите, в нынешних условиях это, наверное, невозможно. Олег прислал нам сообщение и задает вопрос: "Как быть с неприватизированными квартирами?" Артем, не вернется ли государство в этом случае к практике уплотнения?

Артем Сидоров: Ну, государство к практике уплотнения вернуться, конечно, не сможет, потому что для регистрации граждан нужно согласие наймодателя как минимум, то есть государства или города Москвы, в чем фонде находится квартира. То есть, если вы хотите зарегистрировать по месту жительства в квартиру какого-то гражданина, который не является вашим более-менее близким родственником, требуется согласие наймодателя.

Марьяна Торочешникова: Я понимаю. Артем, тут вопрос в том, а государство решит – и кого-нибудь подселит, уплотнит.

Артем Сидоров: Подселить никак невозможно, поскольку требуется еще и согласие всех проживающих совершеннолетних членов семьи.

Марьяна Торочешникова: Надежда из Москвы дозвонилась на Радио Свобода. Пожалуйста.

Слушатель: Добрый день! Я тоже категорически против отмены прописки и регистрации. То, что будет, это трудно и представить. Точно такая же кампания была по поводу приватизации квартир. Выяснилось, что до сих пор никто не знает, какая разница между муниципальным жильем и приватизированным. Вот от слова "приватизация" меня просто тошнит, не хочу приватизировать квартиру! Когда ремонт какой-то, все приходится покупать самой. Вообще, что такое муниципальное жилье и приватизированное? Платим все много, дорого.

Марьяна Торочешникова: Вот, вы, Надежда, просто не являетесь собственником этой квартиры. То есть вы делаете все то же самое, что делают люди, которые живут в собственном жилье, но вы при этом собственником не являетесь.

Артем Сидоров: Да, фактически у всех разные ситуации. Вот вы в квартире своей живете, ничего не хотите с ней делать, а если кому-то нужно, предположим, квартиру продать, завещать, сделку совершить какую-то с квартирой, естественно, такому человеку нужно квартиру приватизировать. Оставить, например, своим детям. У всех ситуации разные, кому-то выгодно в неприватизированной квартире жить, а кому-то необходима приватизация.

Марьяна Торочешникова: Я так понимаю, что в нынешних условиях, в ситуации Надежды, когда не очень хорошо работает управляющая компания или ДЭЗ, может быть, имеет смысл, если человек все равно платит свои деньги за ремонт и обслуживание, получить ее в собственность. Кстати, когда заканчивается срок возможности приватизации?

Артем Сидоров: В 2013 году. Но, скорее всего, опять будут продлевать, потому что уже дважды или трижды продлевали этот срок.

Марьяна Торочешникова: В общем, в любом случае имеет смысл, наверное, призадуматься на этот счет.

Виктор из Химок дозвонился на Радио Свобода. Пожалуйста.

Слушатель: Здравствуйте! Я не могу понять, вот регистрация – только русские, которые проживают в черте России, или, допустим, азербайджанцы, таджики…

Марьяна Торочешникова: Сейчас речь идет о гражданах России.

Андрей Ребриков: Да, это постановление относится только к гражданам Российской Федерации. Никаким образом данное постановление не относится к иностранным гражданам или лицам без гражданства, у которых остаются все те же права и обязанности, которые у них и были.

Марьяна Торочешникова: И те же правила регистрации, постановки на миграционный учет.

Андрей Ребриков: Да-да, те же виды на жительство, разрешения на проживание и все то же самое остается для граждан других государств, не важно, какой они там национальности. И для граждан Российской Федерации тоже, вне зависимости от национальности.

Марьяна Торочешникова: Вот о чем мне еще интересно услышать ваше мнение. Федеральная миграционная служба, рассказав об изменениях в этих правилах регистрации и снятия граждан с регистрационного учета, пробросила еще одну такую мысль – о возможной отмене внутренних паспортов в принципе и возможной их замене на что-то иное, например, на идентификационные карты. Вот что сказал по этому поводу глава пресс-службы Федеральной миграционной службы России Константин Полторанин.

Константин Полторанин: Сам паспорт – его функции уходят в прошлое. Он не нужен как документ в том виде, в котором мы сейчас его носим в своих карманах. Возможно, это будет какая-то электронная карта с фотографией, фамилией, именем, отчеством и годом рождения человека, и все. Может быть, чип какой-то там защитный будет ставиться. Зачем штамп о регистрации брака, когда у нас есть с вами свидетельство о регистрации брака или о расторжении его? Зачем нужно вписывать детей, когда мы имеем с вами свидетельства о рождении наших детей? Смысл? Чтобы помнить самому, где ты прописан?

Марьяна Торочешникова: На самом деле, еще сейчас ничего тут точно не решено, это все только обсуждается, и, вероятно, было сообщено 17 ноября о возможной отмене паспортов именно для того, чтобы посмотреть, а как вообще отреагируют на это граждане, насколько им это понравится, не понравится. И я, соответственно, поинтересуюсь у экспертов наших, Андрей, как вы считаете, нужно отменять внутренние паспорта?

Андрей Ребриков: Я хотел прежде прокомментировать выступление чиновника. Мне кажется, введение тех же электронных карточек – это просто видоизменяет ту же паспортную систему. Та же фотография, те же данные, соответственно, занесенные только в карточку, а не в паспорт. Но как бы если говорить о самом принципе, мне кажется, что пока отменять паспортную систему рано. То есть необходимо, например, содержать информацию в этом документе о том, зарегистрирован брак у гражданина или нет. Это создаст, например, возможности для всяких там брачных аферистов, многоженцев и так далее. Также воинская обязанность, которая прописывается в паспорте, я считаю, тоже это нужно обязательно. В принципе, можно это все как-то систематизировать, прогресс, как говорится, не стоит на месте, и ввести это все в отдельную карточку, в чип, который будет считываться как-то электронно. Просто это видеоизменение паспортной системы в связи с изменением техники, технологии и так далее.

Артем Сидоров: Возможно, что будет какая-то единая база, из которой можно будет брать информацию любому органу, любому гражданину, организации. Например, для совершения гражданином сделки либо для определения как бы статуса, в браке гражданин или нет. Потому что сейчас, если, например, вы совершаете сделку, естественно, вы должна проверять все документы, и даже если гражданин был в браке, не факт совершенно, что есть штамп в паспорте, то есть все равно нужно проверять документы. То есть пока эти все единые базы, они должным образом не сведены, и поэтому отменять паспорта, я думаю, пока преждевременно. Но когда это будет как-то объединено, возможно будет все это проверить, естественно, с согласия самого гражданина… Предположим, вы покупаете квартиру, вам нужно проверить, состоял ли гражданин в браке, кто зарегистрирован в квартире, все эти документы, возможно, что это будет все в электронном виде, подтверждаться компетентным государственным органом, и когда-то, возможно, мы к этому придем.

Марьяна Торочешникова: Давид, я знаю, что у вас радикальные взгляды насчет введения идентификационных карт и отмены паспортов. Поделитесь, пожалуйста.

Давид Горелишвили: Я полтора десятилетия занимался различными системами учета, и именно с точки зрения права, поэтому, наверное, мне это ближе всего. Во-первых, без паспортов Советский Союз жил довольно долго, паспорта стали обязательными в 1974 году. Вот прадед мой не имел паспорта – и ничего. Он спокойно мог жениться, завещать, совершать какие-то сделки, ездил по огромному Советскому Союзу. То есть жить без паспортов – мы просто от этого отвыкли. Второе, Андрей говорил о каком-то видоизменении паспортной системы, в действительности все это совсем не так. Мы говорим о принципиальном переходе на совершенно другие системы учета, другие принципы учета и другие принципы принятия решений. Ведь то, о чем говорил сегодня Артем, когда сводится множество данных между разными базами, территориально и функционально распределенными, это принципиально отличается. Потому что паспорт – это то, что я могу прочитать, я могу доказать, что там написано, что в нем есть, в отрыве от баз. То есть это позволяет мне самостоятельно реализовывать свои права и подтверждать их.

Марьяна Торочешникова: То есть паспорт – документ, который устанавливает вашу личность.

Давид Горелишвили: Паспорт – это разрешение.

Марьяна Торочешникова: А идентификационная карта?

Давид Горелишвили: Данные в идентификационной карте человек не может прочитать без специальных устройств. Мало того, они должны быть зашифрованы, должно быть так. Но важно, что данные отделяются от человека, и человек становится полностью зависим от системы.

Марьяна Торочешникова: В качестве примера можно привести социальную карту москвича и проходя по ней в общественном транспорте. Если человек прикладывает карту, это не значит, зашла пенсионерка Иванова, а это значит, что кто-то по ее карте куда-то зашел.

Давид Горелишвили: И ровно так же тут появляются новый тип преступления – это кража личности. Теперь речь пойдет уже не о подделке документов, а речь идет о гораздо более серьезном – об использовании этой базы данных.

Марьяна Торочешникова: Это очень интересная тема для разговора, но до нас Дмитрий из Москвы дозвонился. Пожалуйста.

Слушатель: Здравствуйте! Такой вопрос. Имеет ли право гражданин Российской Федерации нигде не регистрироваться? И в чем будет разница между зарегистрированным и незарегистрированным гражданином?

Марьяна Торочешникова: Спасибо за вопрос, Андрей вам ответит.

Андрей Ребриков: Естественно, можно не регистрироваться нигде вообще. Как вот Давид сказал, естественно, в законе о свободе передвижения есть статья 3-я, где написано, что регистрация не является основанием для ограничения каких-то прав. Но если брать реалии, то опять же отсутствие регистрации может повлиять на трудоустройство, на права по медобслуживанию и так далее. Поэтому как бы можно, но нежелательно.

Артем Сидоров: Тем более что гражданин где-то должен жить, соответственно, он будет жить в жилом помещении. А за проживание в жилом помещении без регистрации предусмотрена административная ответственность как для собственника данного помещения, так и для самого гражданина. То есть выпишут штраф где-то в районе 2 тысяч рублей, если такое правонарушение будет установлено. Я вот хотел бы еще добавить, что, да, регистрация должна носить уведомительный характер, но при этом права должны соблюдаться не только лица, которое регистрируется, но и того лица, которое предоставляет это помещение. И поэтому гражданин должен направить в органы регистрации заявление и документы, на основании которых он должен проживать в этом жилом помещении. Иначе мы уже идем к тому, что нарушаются уже права того человека, который проживает в данном жилом помещении и которому оно на праве собственности принадлежит.

Марьяна Торочешникова: Я хочу добавить, что, в принципе, положение есть в законе, но, к сожалению, в Российской Федерации существует множество законов, в которых прописано одно, а на деле практика правоприменения складывается таким образом, что происходит все совершенно иначе. И вот если говорить о трудоустройстве, то довольно сложно вам будет трудоустроиться, не имея никакой регистрации вообще. Практически невозможно будет получить медицинское обслуживание. Ну, тут единственное исключение – если у вас уже на руках есть полис обязательного медицинского страхования или если у вас полис добровольного медицинского страхования. И также если у вас есть карта Пенсионного фонда, которую вы получили до того, как снялись с регистрации, то, может быть, она вам тоже чем-то сможет помочь. Но автомобиль поставить на учет, например, вы тоже не сможете, получить водительское удостоверение без регистрации не сможете, загранпаспорт, то есть множество всяких документов.

Давид Горелишвили: Извините, но, во-первых, закон не увязывает никакие права с регистрацией. Второе, этими руками отменялись правила выдачи медицинских полисов когда-то, с моим участием. Здесь не хватает Евгения Боброва, который трижды последующие правила тоже обжаловал успешно, и каждый раз Верховный суд говорил, что никакие права, в том числе вопрос медицинского обеспечения, не увязаны с регистрацией.

Марьяна Торочешникова: Просто в России сложилась такая практика, что не слушают чиновники ни Верховный суд Российской Федерации, не смотрят в основные закона, а смотрят в инструкции.

Давид Горелишвили: В России сложилась практика, когда, как Артем сказал, человек должен жить в жилом помещении. Да не должен! Другое дело, что он обязан регистрироваться по закону, если он куда-то вселился. А если у него нет жилого помещения, что ему делать? Позиция, что он должен жить в жилом помещении, она уже не увязывается с реалиями. Тогда придется каждого обеспечить жильем, а государство к этому не готово. И тут получается ситуация, в которой, с одной стороны, государство обязывает где-то жить, такими косвенными нормами, а с другой стороны, не обеспечивает.

Марьяна Торочешникова: То есть не дает никаких возможностей человеку реализовать свое право на жилище.

Артем Сидоров: С другой стороны, очень небольшой процент граждан, которые приезжают, например, в Москву и живут на улице. Поэтому мне кажется, здесь не совсем верно.

Марьяна Торочешникова: Тем не менее, у нас Конституция предусматривает принцип равенства прав.

Давид Горелишвили: И потом, не только Москва, у нас Россия огромная.

Марьяна Торочешникова: Я думаю, что мы еще вернемся к этой теме наверняка и неоднократно.

На волнах Радио Свобода прозвучала передача "Человек имеет право". Со мной в студии сегодня были адвокаты коллегии "Правовая защита" Артем Сидоров и Андрей Ребриков и юрист Давид Горелишвили.

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG