Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Волгодонск — кому мешает честный журналист?


Олег Бакунин: Примерно раз в две недели неизвестные то стреляют по окнам квартиры журналистки, то обливают дверь краской, то заклеивают замочные скважины жидкими гвоздями или клеем «Момент». В доме и вокруг него разбрасывают и расклеивают листовки с оскорблениями и угрозами в адрес Натальи. В конце сентября, например, в очередной раз обгадив дверь, неизвестные на стене подъезда написали красной краской: «Жри, тварь!». Если помните, именно такую надпись кровью на стене оставил убийца двух персонажей в «культовом» сериале «Бригада»… На неоднократные обращения Шелимовой в милицию милиционеры с завидным постоянством отвечают, что не находят в происходящем состава преступления. Вот что об этом рассказала по телефону сама Наталья:

Наталья Шелимова: Вызвали, когда краской залили, когда разбили стеклопакет, а потом я все это изложила Cереде Юрию Юрьевичу, начальнику ОВД города Волгодонска, и 12 октября я написала заявление на имя начальника ГУВД области тоже с полным перечнем фактов, но мне пришел ответ, что из области они снова передали все сюда, в Волгодонск.

Олег Бакунин: Говорит адвокат Марина Будницкая, которая консультирует редакцию газеты «Наше время» по юридическим вопросам:

Марина Будницкая: Ситуация зашла очень глубоко и далеко, человеку угрожают прямо на улице, угрозы сами по себе не имеют конфиденциального характера, они при свидетелях произносятся, то есть ситуация очень, очень сильно обострилась. Если на очередное заявление милиция не отзовется, а я уверена, что на это заявление сотрудники милиции так же будут отзываться, как и на предыдущие, ссылаясь на то, что нет события преступления и так далее, я думаю, что человеку действительно грозит опасность, ее жизни, здоровью так же, как и жизни и здоровью ее семьи.

Олег Бакунин: Беспокойство коллег Шелимовой вполне объяснимо. Несколько лет назад при невыясненных до сих пор обстоятельствах была убита журналистка газеты «Наше время» Наталья Скрыль. Продолжает эксперт Ростовского общественного Центра массовых коммуникаций Наталия Романенко:

Наталия Романенко: Расследование этого уголовного дела несколько раз прекращалось и возобновлялось, но правоохранительные органы так и не смогли ответить, была ли это трагическая случайность, банальное бытовое преступление или заказное убийство, связанное с профессиональной деятельностью журналистки. Недавно следственный комитет при прокуратуре заявил о возобновлении производства по возбужденным задолго до образования комитета делам, по фактам пяти убийств журналистов, в том числе и Натальи Скрыль. Насколько я знаю, ее коллеги встретили эту новость с большим интересом и одновременно с еще большим скепсисом.

Олег Бакунин: Журналисты надеются, но не верят уже в то, что убийца корреспондента "Наше Время" будет найден. Не только Шелимова, но и газета не раз обращалась за помощью к сотрудникам правоохранительных органов. Говорит редактор газеты Вера Южанская:

Вера Южанская: Не раз мы обращались в милицию, не два и не три, но нам отвечают, что все хорошо, никаких нарушений нет, события преступления — нет.

Олег Бакунин: Непростые взаимоотношения между властями Волгодонска и этим изданием за многие годы вылилось, вполне можно так сказать, в реальное противостояние. Но за рамки судебных коридоров события вышли после прошедших в марте этого года муниципальных выборов. Вот что об этом думает политолог Владимир Кобякин:

Владимир Кобякин: Такие, с позволения сказать, коллизии — это нормальный способ существования Волгодонска. Там постоянно кто-то с кем-то за что-то борется. В городе существует целый ряд группировок, далеко не безупречных с точки зрения закона, и многие из их членов уже подвергались судебному преследованию, и преследование это было отнюдь не беспочвенным. В городе существует собственность, которая постоянно переходит из рук в руки. Эти предприятия постоянно являются предметом торга, и постоянно вокруг них что-то происходит и, соответственно, той или иной группировке очень выгодно, когда у власти в городе стоит ее креатура, явная или неявная.

Олег Бакунин: Активное преследование корреспондента началось вскоре после мартовских выборов в органы местного самоуправления Волгодонска. В ходе избирательной кампании в газете был опубликован материал Шелимовой «Волгодонск. Небожитель Олимпа». В нём был представлен анализ предвыборной ситуации в городе, и, в частности, говорилось о том, что к власти явно рвётся олимповская «братва». «Олимп» — это организованная преступная группировка, давно и успешно действующая в Волгодонске. Продолжает Наталья Шелимова:

Наталья Шелимова:
Она действительно жива, эта группировка, уже столько лет это длится, и люди боятся. Представьте себе, на каком уровне люди боятся: я говорю со взрослыми людьми, с мужчинами состоявшимися, и они говорят: "Наталья, ну, завтра забьют прутами, завтра грохнут мою семью, подожгут что-то" — реальный страх в городе.

Олег Бакунин: Судя по всему, происходящее с собственным корреспондентом в Волгодонске – когда при молчаливом бездействии правоохранительных органов в течение полугода преследуют и запугивают журналистку – это самое убедительное свидетельство правоты газетных публикаций.

Владимир Абарбанель: Я позвонил Олегу Бакунину, чтобы узнать, продолжается ли давление на Наталью Шлимову и сегодня. Вот что он сказал:

Олег Бакунин: Буквально на днях в семье Натальи Шелимовой произошло радостное событие – родился внук, и даже это событие было омрачено "поклонниками" ее творчества. Когда ее сын привез жену с ребенком из роддома домой, и новоиспеченная бабушка взяла мальчика на руки, в этот момент в окно влетел булыжник — звон разбитого стекла, все перепугались, ребенок заплакал. Продолжается и моральное давление на Наталью: незадолго до этого случая с разбитым окном Наталью среди бела дня на площади в городе на глазах у прохожих какой-то мальчишка облил нечистотами и убежал. Очевидно, что ее хотят выдавить из города, и не просто выдавить, а получить возможность спокойно с ней расправиться.
XS
SM
MD
LG