Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Латвия достигла договоренности с властями Туркменистана об открытии в городе Туркменбаши (бывший Красноводск) на берегу Каспийского моря уже изготовленного памятника президенту и премьер-министру довоенной прибалтийской республики Карлису Улманису.

После оккупации Латвии в 1940 году советскими войсками Улманис был депортирован в Центральную Азию и через два года погиб. Местонахождение его могилы неизвестно. С инициативой установления монумента Улманису выступил в частном порядке нынешний глава латвийского государства Валдис Затлерс, идею которого поддержал один из рижских патриотических фондов.

Как пояснил корреспонденту Радио Свобода пресс-секретарь МИДа Янис Силис, идея установить в Туркмении памятник возникла еще в начале 90-х. Однако воплотиться этой идее в жизнь, по словам председателя Фонда развития национальной культуры при Рижском латышском обществе Мирдзы Стирны, было суждено лишь в 2008 году во время визита в Туркмению президента Латвии Валдиса Затлерса.

Памятник Улманису изготовлен скульптором Артой Думпе по проекту архитектора Лаймониса Шмидта. Его стоимость - 24 тысячи долларов. Для транспортировки скульптуры (аренды вагона, страховки) не хватает еще 10 тысяч долларов. Город Туркменбаши в настоящий момент обновляет архитектурный облик. Так что установка памятника состоится, видимо, не раньше осени следующего года. Предполагается, что гранитный памятник Улманису будет стоять в центральном парке города.

Точное название памятника - "Расколотый мир". По идее автора, часть латышского народа погибла в лагерях ГУЛАГа, другая часть оказалась в эмиграции. Памятник Улманису в Туркмении - частная инициатива Фонда развития национальной культуры и президента Латвии. В Риге тоже есть памятник Карлису Улманису - каменный, в полный рост. Президент Латвии всегда знаковая фигура, но отношение к нему в Латвии неоднозначное.

В 1920-30-е годы Карлис Улманис, по профессии – агроном и специалист по мясомолочной промышленности, несколько раз занимал пост министра сельского хозяйства и главы правительства. В 1934 году он принял полномочия президента и премьер-министра, распустив парламент и существенно ограничив гражданские свободы. Пятилетие авторитарного правления Улманиса, идеологией которого был буржуазный национализм, связывают с заметным экономическим ростом и попытками противостоять влиянию в Латвии сталинского СССР и гитлеровской Германии. О политической биографии Карлиса Улманиса корреспондент Радио Свобода беседует с журналистом и философом, экспертом по Северной Европе Николаем Мейнертом.

- Как верно назвать Улманиса - буржуазный националист? Или что-то в этом роде?

- Я предложу такую формулировку - позитивный диктатор. В тот период в Эстонии и в Латвии сложилась очень похожая ситуация. Ведь эти новоявленные страны не имели своей традиции, не было идеи государственности. У них не было возможности опираться на долгосрочный опыт правления своей страной. Не было даже своей аристократии. Вот они получают независимость, и в стране начинают происходить очень сложные процессы. Как ими управлять? При отсутствии навыков демократии довольно часто демократическим путем к власти приходят антидемократические силы. Собственно говоря, и Улманис, и эстонский президент Константин Пятс сделали в один и тот же год одно и то же дело. Они вынуждены были расформировать законно избранные органы власти, то есть практически распустить парламенты в своих странах и установить умеренную диктатуру - ограничить во многом те свободы, которые обычно присущи демократическим системам правления, но при этом все-таки сохранить государство в традиционных формах, если можно так сказать, сохранить демократическое правление, не дав ему скатиться в экстремизм правого толка, который был очень популярен в Европе. Но за это пришлось расплачиваться теми принципами, которые мы сейчас горячо отстаиваем. Просто время было другое, условия были другие, и традиции в странах были другие. Не было культа личности ни Пятса, ни Улманиса. Но при этом, конечно же, существовали определенные ограничения. Надо сказать, что значительная часть населения тогда относилась, я бы так сказал, с пониманием к подобного рода мерам. В Латвии Улманис опирался на довольно широкий круг крестьянского населения, фермеров. Они считали, что меры, которые он принимает, обоснованны.

- Улманис не сопротивлялся советскому вторжению в 1940 году. В Латвии, насколько можно судить, до сих пор популярна его фраза, вошедшая в учебники истории: "Я остаюсь на своем месте, вы оставайтесь на своих местах тоже". Не критикуют Улманиса за то, что он не выбрал путь сопротивления?

- Критики всегда находятся. Собственно говоря, как и находятся сейчас критики его авторитарности. И даже биографы Улманиса подчеркивают, что не совсем правильно подчеркивать уж особые заслуги этого человека перед государством, учитывая, насколько жестко он проводил свою линию. То же самое касается и сопротивления Советскому Союзу. Но если представить мощную советскую военную машину того времени - могли ли Эстония и Латвия (здесь судьбы двух стран тоже пересекаются, они очень схожи) сделать то же самое, что сделала Финляндия, то есть встать на путь военного сопротивления? При оценке ситуации в тот момент оба президента приняли решение не сопротивляться, потому что считали, что это лишь приведет к излишним жертвам среди населения, а результата не даст. Потому что нет сил у такого относительно небольшого государства при всем его свободолюбии. Можно ли на одном свободолюбии сохранить свою независимость? Или для этого все-таки нужна определенная военная мощь? Президенты Эстонии и Латвии сделали тогда для себя вывод – нет, это невозможно. Мои родственники жили тогда в странах Балтии, я разговаривал с ними. Очень много было иллюзий, связанных с Советским Союзом - в том плане, что, ну, да, конечно, это не лучшая модель. Кстати, Улманис в своей внешней политике и в экономической политике ориентировался гораздо больше на Германию, чем на Советский Союз. Не было особых симпатий к Советскому Союзу, но не было, может быть, и такого точного знания, что это несет с собой. В кинотеатрах показывали советские фильмы. Финские историки, с которыми мне тоже довольно часто доводится разговаривать, считают, что это было большой ошибкой, и говорят - вот если бы Латвия, Эстония, Литва тогда бы поступили так, как Финляндия… Но Финляндия по масштабам побольше, и географически она расположена более удобно. Более того, она, конечно, изначально сориентировалась на то, чтобы создавать военную промышленность. Ни в Латвии, ни в Эстонии не было ни экономической мощи, ни людских ресурсов для создания оборонительного рубежа по типу линии Маннергейма. Посмотрите, Улманис остался на своем посту. Потом, когда его уж очень сильно прижали, он попросил, чтобы ему выделили пенсию за заслуги перед государством и позволили уехать жить в Швейцарию. Какие-то такие наивные представления на тот момент еще существовали.

- Если президент Улманис и принял исторически неверное решение тогда, то он заплатил за это решение собственной жизнью, поскольку ни в какую Швейцарию он не уехал, а был депортирован через Москву сначала на юг России, а потом в Красноводск, где и умер в сентябре 1942 года. По всей видимости, от дизентерии. Гражданам Латвии решать - кому и где памятники ставить. Тем не менее, я сомневаюсь, чтобы в городе Туркменбаши так уж часто были латвийские гости. Не вызывает удивления место, где этот памятник будет установлен? Ведь есть вполне достойный памятник Улманису в Риге.

- Конечно, вызывает. И предложу как гипотезу: не является ли памятник Улманису своего рода признанием или попыткой показать, что диктатура, которая существует в странах, возникших после развала СССР – тоже как бы деликатная, гуманная - типа той, которая была в 30-х годах в странах Балтии. Возможно, туркменский лидер Бердымухаммедов и его окружение хотят показать - есть неприемлемые формы диктатуры, жесткие, характеризующиеся нарушениями всех прав человека, подавлением личности; а есть другие - вызванные некой исторической обстановкой. Вот Улманис решал так. Наверное, признавая его заслуги, мы считаем, что у него есть, чему поучиться. Памятник, который появляется в Туркменистане, может стать символом подобного рода отношений.

Этот и другие важные материалы итогового выпуска программы "Время Свободы" читайте на странице "Подводим итоги с Андреем Шарым"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG