Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Убийство сотрудников Красного Креста в Чечне: свидетельства и версии


Фрагмент расшифровки радиопереговоров диверсионной группы капитана Севастьянова с центральным командованием

Фрагмент расшифровки радиопереговоров диверсионной группы капитана Севастьянова с центральным командованием

Бывший офицер ФСБ в интервью газете "Таймс" утверждает: убийство представителей Красного Креста в Чечне в конце 1996 года совершили российские военные.

В публикации под заголовком "Российское секретное подразделение убило персонал Красного Креста в Чечне" речь идет об известном эпизоде: в декабре 1996 года в селе Новые Атаги в Чечне неизвестными были расстреляны шесть сотрудников госпиталя международного Красного Креста. Среди погибших сотрудников Красного Креста были граждане Канады, Испании, Голландии Норвегии и Новой Зеландии.

В то время российские власти обвинили в этом чеченских боевиков. "Таймс" приводит свидетельства недавно перебежавшего на запад майора ФСБ Алексея Потемкина, утверждающего, что иностранные сотрудники госпиталя были убиты заброшенной в Чечню опергруппой спецназа ФСБ и что он лично принимал участие в этой операции.

Убийство иностранцев произошло вскоре после перемирия, заключенного между Россией и Чеченской республикой Ичкерия. Алексей Потемкин сообщил "Таймс", что диверсионной группой командовал капитан Севастьянов. В то время Потемкин был 23-летним лейтенантом и с тыла прикрывал со своими людьми основную группу из 14 человек.

По его словам, спецназ ФСБ, заброшенный в Чечню из Москвы, наткнулся в Новых Атагах на группу чеченских боевиков и уничтожил их. После этого спецназовцы получили по рации приказ проверить находившийся в местной школе госпиталь и выкурить оттуда чеченцев. Потемкин утверждает, что ворвавшиеся в госпиталь спецназовцы по ошибке приняли спавших там сотрудников госпиталя за чеченцев и открыли огонь.

Бывший сотрудник российских спецслужб Алексей Потёмкин
Свой рассказ корреспонденту "Таймс" Потемкин подтвердил расшифровкой радиопереговоров диверсионной группы капитана Севастьянова с центральным командованием. "Таймс" приводит фрагмент этой расшифровки. Кодовые позывные участников радиопереговоров: "Трофим" - начальник диверсионной группы капитан Севастьянов. "Синеглазка" - лейтенант Потёмкин, "Центр" - центральное командование ФСБ. На жаргоне участников боевой операции "трехсотый" - это раненый, а "двухсотый" - убитый.

"Центр, Центр! Вашу мать... "Синеглазка", прикрывай, мы с проблемами, выходим. У нас трехсотый. В школе не "духи"! Центр, что за херня? Там вообще не русские были! Кто это был? Центр, у них двухсотые... Три точно есть. Как понял меня? У них передатчик не наш, орали не по-нашему...
- "Трофим", как не "духи", а кто? Вы кого там положили? Персонал? Вы что, "чехов" от людей разучились отличать? Документы "духов" с собой? Часть выкини, понял? В поселке .. Как понял меня?
- Понял, понял, "Центр", сделаем... "


Из этого фрагмента явствует, что спецназовцы разбросали в госпитале документы убитых ранее чеченцев. Потемкин сообщил "Таймс", что расследование по этому инциденту не проводилось, дело замяли. Газета пишет, что, если будет доказано, что убийство персонала госпиталя Красного Креста в Чечне – дело рук ФСБ, то родственники погибших получат право подать судебные иски к России.

Версия о том, что убийство представителей Красного Креста в селении Новые Атаги совершили российские военные, активно использовалась чеченским сопротивлением. Ахмед Закаев, в середине девяностых годов – министр правительства Чеченской республики Ичкерия и член чеченской делегации на переговорах с Россией, уверен, однако, что свидетельства Алексея Потемкина не вызовут заметного общественного резонанса.
Ахмед Закаев


- Это не является для нас неожиданностью, потому что сразу после того, как было совершено это страшное преступление, практически после завершения активных боевых действий (уже были назначены выборы) наши правоохранительные органы раскрыли это преступление. Нам достоверно стало известно, что это были так называемые спецоперации по ликвидации организации, которую российские силовики ни в коем случае не хотели оставлять в Чечне после этой войны. Мы выходили с предложениями, делали запрос даже после подписания соглашения между министерствами внутренних дел, между генпрокуратурой России и генпрокуратурой Чечни, неоднократно обращались к российской стороне с тем, чтобы нам дали допросить одного из так называемых чеченских оппозиционеров Адама Дениева, который участвовал в этой операции вместе с русскими. Но с этим человеком нам не дали встретиться. Они его прикрыли. Практически до сих пор это преступление оставалось как бы не раскрытым. Хотя и российская сторона, и чеченская сторона абсолютно точно имели данные, кто совершил это преступление. Я был министром культуры, был в составе переговорной комиссии, которые в то время шли между Россией и Чечней. Тогда был Зелимхан (Яндарбиев) президентом, Аслан (Масхадов) - премьер-министром, я был назначен руководителем по этим переговорам с Лебедем, и потом его заменил Иван Петрович Рыбкин.

- Трагедия в Новых Атагах была предметом этих переговоров?

- Она у нас была основной темой.

- Есть одно расхождение между тем, что говорите вы, и что говорит майор Алексей Потемкин. Он утверждает, что это преступление было совершено непреднамеренно. Поняли, кого убили, когда это уже случилось. А вы говорите, что это была спланированная операция. Верно я понимаю?

- Я абсолютно точно утверждаю, что это была спланированная операция. Он же не может говорить, находясь в Европе, прося политическое убежище, что он участвовал в заведомо запланированной операции против гуманитарной международной организации. Поэтому ему хочется и сказать об этой ситуации, и в то же время он не может говорить [всей правды].

- Будет ли, по-вашему, проведено расследование обстоятельств того, что произошло в Новых Атагах?

- К большому сожалению, никакого резонанса не будет, никакого международного скандала не будет. Никто России предъявлять никаких претензий по поводу этого преступления не будет. Российская сторона с самого начала это знала и знает. Замнется, как будто ничего не было, или обвинят вот этого перебежчика, что он, чтобы получить политическое убежище в Европе, эту историю выдумал. Провести расследование по этому факту, тем более допустить, чтобы было проведено независимое международное расследование, как не позволили тогда, так не позволят и сейчас.


Иван Рыбкин
Российский политик Иван Рыбкин, в середине 90-х годов - руководитель Совета безопасности России и заместитель председателя правительства России по делам Чеченской Республики, уверяет, что полноценное расследование убийства в селении Новые Атаги было невозможно. Сейчас он также не ожидает результативного расследования событий 15-летней давности.

- Это была страшная трагедия. Конечно, мы вели переговоры с делегацией, в состав которой входили Хожахмет Яриханов, Мовлади Удугов, Саид-Хасан Абумуслимов. Настойчиво искали следы, чтобы выяснить, как это произошло. Конечно, вели подробные переговоры с Асланом Масхадовым. Подключали всех к этому, кого только можно было подключить в Чеченской республике, в республике Ингушетия. Много этим занимался Борис Березовский. Но найти, что называется, концы было сложно. Мы пришли к выводу, что это была некая акция устрашения. Кто за этим стоял - сказать было, по сути, невозможно. Докопаться - невозможно.

- А почему было невозможно докопаться? Кто-то мешал?

- Как вам сказать. Мирному процессу мешали настойчиво. И это не секрет. Из-за этого во многом ушел Александр Иванович Лебедь. Когда я вошел в процесс мирного урегулирования, "партия войны", что с той стороны, что с другой стороны, вела себя достаточно активно. Мир в Чеченской республике был невыгоден. И врастание в мир давалось нам крайне тяжело. Отсюда и дискредитация участников переговорного процесса всяческими методами и способами. Мы готовились к выборам в Чеченской республике - парламентским и президентским. Но сопротивление было настойчивым. После того, как было подготовлено соглашение Черномырдин-Масхадов, сопротивление стало просто ожесточенным. Был даже такой эпизод. Мы прилетели на самолете и не смогли сесть, так ни один аэропорт не принимал. Пришлось уйти на остатках горючего и сесть в Волгограде. Просто ушли диспетчерские службы отовсюду.

- Вы допускаете, что убийство в Новых Атагах могли совершить представители российских спецслужб?

- Мне трудно сказать. Я всегда говорил, что при анализе ничего и никогда не исключал. И в докладных записках президенту по каждому своему визиту в Чеченскую республику я писал обо всем.

- Почти 15 лет прошло со времени этой ужасной истории. Сейчас снова она всплыла на поверхность. Будут какие-то последствия, как вы считаете?

- Тогда не сумели разобраться, а сейчас, я думаю, никого заинтересованного, по крайней мере, отсюда не будет. Надежда на молодого президента Дмитрия Анатольевича Медведева и на то крыло реформаторское, либеральное, которое только-только при нем начинает складываться.


Руководитель отдела по связям с общественностью делегации Международного комитета Красного Креста в России, Белоруссии, Молдавии и на Украине Юрий Шафаренко сообщил корреспонденту Радио Свобода, что представители организации намерены встретиться с российскими властями и еще раз "проговорить" эту историю.

- Для нас это была большая трагедия - для организации в целом и для семей сотрудников, которые погибли. Было назначено расследование, оно продолжается. Методы нашей работы - это конфиденциальный диалог с властями любой страны, в которой мы работаем. По этому вопросу мы уже общались с властями РФ на протяжении всего этого времени. Конечно, у нас будет встреча с российскими властями, на которой мы обсудим этот вопрос. Я подчеркиваю, это будет конфиденциальный диалог в соответствии с нашими процедурами. В то же время мы, к сожалению, не знаем, насколько достоверна появившаяся информация. Но мы встретимся с властями РФ, чтобы проговорить этот вопрос.


Сотрудник правозащитного центра "Мемориал" Александр Черкасов, неоднократно бывавший в Чечне, работавший в селе Новые Атаги, считает, что заявления бывшего майора ФСБ Алексея Потемкина имеют мало общего с реальностью. "Но в Чечне есть люди, которые могут рассказать правду о тех событиях", - утверждает правозащитник:
Александр Черкасов:


- Я прекрасно помню этот сюжет. Это действительно страшная вещь, когда в больницу Красного Креста в Новых Атагах явились какие-то люди и убили, в частности, шестерых врачей. Описание господина Потемкина, мягко говоря, не соответствует тому, что известно вообще и об этом эпизоде, и об обстановке на территории Чечни, в ее южных районах в конце 1996 года. Описание Потемкина - это некоторая операция, которую проводило подразделение ФСБ. Оно кого-то преследовало - отходили, укрылись в больнице и т. д. В декабре 1996 года дело шло к выводу российских войск из Чечни. Оставались еще части в Грозном на аэродроме "Северный" и в Ханкале, но в южных районах Чечни особенно не было ничего. Более того, ни о каких активных действиях в то время, ни о каких боестолкновениях с федеральными силами ничего не было слышно.

А между прочим, тогда вовсю разворачивалась предвыборная кампания по выборам президента независимой Чеченской республики Ичкерия. Кандидаты соревновались друг с другом весьма остро. Отношения с Россией были одной из главных тем. И если бы были хоть малейшие свидетельства того, что российские силовые структуры продолжают действовать на территории Чечни, это было бы использовано несомненно. В Новых Атагах тогда, насколько я помню, стоял достаточно большой, серьезный и очень бородатый отряд сепаратистов. Но ни о каких действиях федеральных сил ничего слышно не было. Говорили неофициально, разумеется, что убийство - дело рук одного из экстремистских вооруженных формирований, собственно, чеченских. Разумеется, официальной чеченской версией было, что это сделали непонятные федералы, спецслужбы. Но представить какие-либо доказательства, разумеется, не могли.

И последнее. Господин Потемкин говорит о том, что они разбросали по больничному комплексу трофейные документы чеченцев, чтобы создать видимость чеченского нападения. Вот не было никаких собранных документов. Не было никаких документальных доказательств, которые позволили бы обвинить кого бы то ни было. Так что товарищ, похоже, придумывает, не особо заботясь о том, что его историю будут как-то сравнивать с реальностью. Впрочем, я не исключаю, что те, кто повторял и повторяет до сих пор, что все преступления на территории Чечни совершались исключительно федеральными силами, охотно схватятся за эти, с позволения сказать, свидетельства Потемкина и пополнят свое досье этой фантастикой.

- Газета "Таймс", корреспонденты которой встречались с Потемкиным, делает вывод: если убийство в действительности совершили сотрудники российских спецслужб, то родственники погибших смогут обратиться в суд. Возможно ли в данном случае расследование?

- Расследование было, мягко говоря, мало возможно в условиях хаоса послевоенной Чечни. Казбек Махашев, тогдашний министр внутренних дел, честно пытался взять обстановку под контроль или хотя бы создать видимость такого контроля. Я думаю, что есть люди, которые сегодня могут рассказать о том, кто же стоял за этим преступлением. Просто потому, что именно такого рода экстремисты, бандиты и превратили Чечню в черную дыру, которая уже не вызывала особых симпатий за ее пределами, когда в конце концов для очень многих стало ясно, что такой режим существовать не может не только в России, но и за ее пределами. Потом ведь были отрезанные головы специалистов по коммуникациям, которые там работали. Была масса заложников, в частности, иностранцев. Есть большой соблазн списать это на кого-то чужого - это не у нас не получилось построить независимое государство, это не мы не смогли, это злая воля. Но есть ведь и люди ответственные, которые понимают, что, к сожалению, доля ответственности за то, что потом произошло, за вторую войну, лежит и на них, на тех, кто не смог использовать шанс и построить независимое государство. Может быть, найдутся люди, которые сегодня назовут имена убийц. Ведь втихаря об этом говорили в Чечне еще тогда.

Благодарим "Таймс" за сотрудничество и предоставленные копии документов и фото Алексея Потемкина.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG