Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Насколько эффективны антикоррупционные меры в Чехии


Ирина Лагунина: Борьба с коррупцией в Чехии стала основной темой проходивших в этом году парламентских выборов. Практически сразу же после того, как было сформировано новое правительство, министерство внутренних дел заявило о намерении разработать новую стратегию борьбы с коррупцией. Общество обеспокоил тот факт, что по рейтингу организации Transparency International Чехия по уровню коррупции скатилась вниз. Рассказывает Александра Вагнер.

Александра Вагнер: В Чехии сейчас проходит судебное рассмотрение одного из самых крупных коррупционных дел. На скамье подсудимых - бывший высокопоставленный полицейский, которого обвиняют во взяточничестве при тендерах на контракты в областном отделении полиции. Ему также вменяют в вину то, что он удалил из базы данных информации о нарушении правил дорожного движения одним из депутатов парламента. Это, по мнению подполковника Романа Скржепека из подразделения полиции по раскрытию финансовой преступности и коррупции, редкий случай, когда удалось собрать улики:

Роман Скржепек: Если в целом говорить о случаях коррупции, известных полиции, то взяточничество составляет незначительный процент. Это доказательство того, что получить информацию для расследования очень сложно. Даже если где-то и была дана взятка, ни одна сторон, как правило, не заинтересована в том, чтобы об этом кто-либо узнал. При любом другом преступлении одна из сторон является пострадавшей, а здесь все участники думают, что оказались в выгоде. При расследовании коррупции мы находимся в зависимости от того, получим ли мы информацию от "третьего лица", то есть со стороны.

Александра Вагнер: В публикуемом ежегодно рейтинге международной организации Transparency International Чехия занимает по уровню коррупции 52 место среди 180 стран мира. При этом еще год назад страна была семью строчками выше. Рейтинг составляется на основании опроса граждан, то есть процент жителей и представителей частных фирм, которым приходилось давать взятки, в последнее время увеличился. Данные взволновали не только политиков, но и общество, и поэтому тема коррупции снова вернулась в предвыборные дебаты и на страницы газет. Разочарование от того, что ситуация ухудшилась, особенно сильно еще и потому, что несколько лет назад в Чехии была создана программа борьбы с коррупцией, а в полиции даже сформировали постоянную комиссию, призванную следить за методами расследования и предлагать новые. Тем не менее, эти действия не принесли результата.
Почему Чехии не удается справиться со взяточничеством, я спросила директора чешского филиала организации Transparency International в Чехии Давида Ондрачку:

Давид Ондрачка: Проблема в том, что в полицейском антикоррупционном отделе должны работать компетентные люди. В первую очередь нужно найти способ привлечь туда настоящих специалистов, которые понимали бы механизм не только мздоимства среди чиновников, но и более рафинированные виды преступности - налоговые махинации, хозяйственные, государственные тендеры, распределение средств из фондов Европейского Союза и т.д. Для примера, средства из европейских фондов сегодня, к сожалению, тратятся на абсолютно бессмысленные проекты. Нужен центральный регистр, где бы собиралась информация о том, какая фирма и на что получила деньги от Европы. Еще одна область, - меры по конфискации полученных нечестным путем средств. Иными словами, должны существовать механизмы, при которых финансовые махинации не были бы выгодными. Также стоит пролить свет на информацию по распределению бюджетных денег. Максимум данных необходимо публиковать в Интернете, включая данные о том, кто стал победителем конкурса на тот или иной заказ. Так делается, например, в северных странах Евросоюза, где мы регистрируем очень низкий уровень коррупции. Но кроме этого важна не только формальность, но и эффективность государственных заказов. Сейчас чиновник не несет личной ответственности, если вдруг выяснится, что средства были разбазарены. Во многом и по этой причине тендеры являются сегодня главной причиной разрастания коррупции.

Александра Вагнер: О том, где в Чехии можно столкнуться с коррупцией, я спросила у подполковника полиции Романа Скржепека:

Роман Скржепек: В Чехии коррупция может происходить практически везде, где проходят переговоры между двумя людьми, один из которых добивается чего-то, а второй может помочь ему реализовать свои намерения. Чаще всего мы сталкиваемся со случаями мздоимства в исполнительных органах власти, например, при проведении государственных тендеров в транспортной отрасли, в городских и районных администрациях. При этом коррупция встречается не только на высоком уровне. В последнее время мы регистрируем взяточничество при выдаче водительских прав, при оформлении штрафов, регистрации в регистрах и т.д.

Александра Вагнер: Вы не могли бы рассказать о конкретных случаях, которые удалось выявить подразделению по расследованию финансовой преступности и коррупции при полиции Чехии.

Роман Скржепек: В последнее время мы занимаемся несколькими коррупционными делами в коммунальной политике. На днях мы обвинили во взяточничестве троих сотрудников городской администрации города Жатец. Там за взятку нестандартно принимались решения по техосмотру автомобилей. Мы предъявили обвинения нескольким людям, связанным с мэрией города Зноймо, где несколько строительных компаний давали взятки сотруднику городского управления за заказы. Еще один довольно известный, дошедший до суда, случай этого года касается одного из старост местного самоуправления. Он был осужден на 8 лет тюремного заключения, потому что хотел взять взятку в размере миллиона крон за то, что одна из частных фирм выиграет тендер. Часто даются взятки за возврат изъятых у водителей, например, за превышение скорости, водительских прав. Если говорить о более высоком уровне, то мы сейчас расследуем коррупцию в армии. Случай связан с закупками бронетранспортеров и планируемыми закупками самолетов "Гриппен". В этом случае мы работаем с очень большим объемом информации, сотрудничаем с нашими зарубежными партнерами, так как фирмы, продававшие машины, находятся в других странах Европейского Союза. Но пока обвинения в уголовном преступлении никому не предъявлены.

Александра Вагнер: По словам Романа Скржепека, большинство расследований случаев коррупции в Чехии пока что проводятся на основании сообщений граждан. Только 20% информации полиции удается найти самостоятельно. По этой причине министерство внутренних дел недавно опубликовало так называемое "антикоррупционное руководство", в котором описано, что такое коррупция и куда следует обращаться. Из небольшой брошюры, например, можно узнать, что взятка - это не только деньги в конверте, но и разнообразные услуги или выгоды: содействие в покупке дешевых строительных материалов или продажа со скидкой взамен за выгодные условия договора. Граждан призывают немедленно звонить по телефону доверия не только если они сами вовлечены в процесс взяточничества, но и если они стали свидетелями преступления.
Эта брошюра вызвала противоречивую реакцию. Некоторые эксперты говорят, что смысла в ней особого нет - намного большей эффективности в борьбе с коррупцией можно добиться, если успешно расследовать выявленные случаев. Рассказывает директор чешского филиала организации Transparency International в Чехии Давид Ондрачка:

Давид Ондрачка: "Мы поддерживаем специализацию в расследовании случаев хозяйственной преступности и коррупции. Мне кажется, имеет смысл создать специальные отделы в прокуратуре, которые бы занимались этими вопросами, а также судебные сенаты, которые будут специализироваться в этой области. Тем не менее, более важным мне кажется поддержка активности антикоррупционной полиции, потому что если она не получит необходимого количества доказательств, то у специализированных сенатов не будет работы".

Александра Вагнер: Но по мнению подполковника Романа Скржепека из подразделения полиции по раскрытию финансовой преступности и коррупции, распространение среди граждан "антикоррупционного руководства" все-таки дает результаты:

Роман Скржепек: "В этом году мы зарегистрировали больше сообщений от граждан. Люди стали более осведомленными и сознательными, больше обращают внимание на эти явления, что помогает нам развивать и оперативную работу. Конечно, любое расследование требует времени. Мы получаем какое-то свидетельство очевидца, но нужно время на подтверждение его правдивости. В последнее время к нам стали обращаться люди, ставшие свидетелями лишь переговоров по даче взятки. Это дает возможность полиции начать еще до того, как произойдет незаконная передача средств. Полиции важно задокументировать такие вещи, чтобы потом получить возможность доказать коррупцию в суде. При этом мы зависим не только от того, какая информация к нам попадет, но и когда это произойдет. Если о коррупции заявлено через несколько дней, недель или даже лет, найти доказательства практически невозможно. Во-первых потому, что неразглашение сведений о коррупции уголовно наказуемо, а во-вторых, найти иные доказательства дачи и принятия взятки, кроме свидетельских показаний, со временем очень сложно.

Александра Вагнер: Если полиция в основном основывается на сообщениях граждан, может ли случиться так, что причиной звонка по линии доверия станет сведение счетов?

Роман Скржепек: По закону полиция должна заниматься каждым сообщением, независимо от того, анонимное оно или нет, обвиняет ли оно конкретного человека или нет. Конечно, приходится проверять, не направлена ли полученная нами информация на умышленное очернение кого-либо - с целью устранить как неудобного политического противника, так и конкуренцию в борьбе за какую-то должность. Тем не менее, полиция работает с доказательствами, и чтобы доказать нечестное деяние в суде, нам приходится искать факты. Все эти факты в итоге либо исключают подозрения, либо его подтверждают.

Александра Вагнер: Говорит подполковник Роман Скржепек. В борьбу с коррупцией в последнее время включились и журналисты. Влиятельная газета Hospodařské noviny регулярно публикует материалы о материальном достатке депутатов, министров и чиновников. Теперь граждане знают, сколько государство выплачивает на содержание приемной того или иного члена парламента, сколько народные избранники получают на транспортные расходы, сколько - в качестве премий. При этом и с этими казалось бы легальными выплатами депутаты способны манипулировать с личной выгодой. Аренда приемной происходит по завышенной цене, которая нередко платится родственнику или знакомому депутата, а транспортные расходы идут женам на покупку бензина. В результате таких публикаций нынешней парламентской коалиции пришлось принимать меры. Было предложено отменить выплаты на транспортные расходы. Если граждане платят за проезд до работы и обратно, то почему депутаты не должны платить?
Еще одна крупнейшая газета Чехии Mlada Fronta Dnes открыла собственный отдел расследований. За два года работы крупнейшим обнаруженным случаем, который теперь расследует и полиция, стало выявление взяточничества при закупке армейского оборудования. Журналистам удалось связаться с австрийской кампанией, бывшие сотрудники которой рассказали, как происходили переговоры.
Я спросила редактора отдела расследований газеты Dnes Иржи Кубика, вызван ли интерес газет к теме коррупции стремлением увеличить тираж или это на самом деле попытка отыскать правду?

Иржи Кубик: На количество проданных газет это не влияет. Сегодня вообще мало что влияет на тираж. Скорее при помощи таких вот материалов журналисты указывают на недостатки законодательства или риски, связанные с государственными тендерами. Расследовательская журналистика вообще один из самых дорогих видов журналистики, поэтому такие отделы существуют, в основном, у влиятельных изданий Британии и США. Ведь членам нашей команды репортеров приходится тратить много времени для того, чтобы проверить факты, поговорить с максимально возможным количеством участников или очевидцев. Порой над каким-нибудь случаем приходится работать несколько недель, и это не дает никаких результатов. Мы вынуждены платить и юристам. Однако, с другой стороны, именно этим наша газета отличается от других печатных изданий Чехии. Коррупция является проблемой всего общества, и не только в нашей стране. Не случайно политики в рамках своих предвыборных обещаний так часто говорят о взяточничестве, с которым, к сожалению, пока что не удается справиться. Наша газета решила, что должна взять на себя часть работы и писать о взяточничестве не только по выявленным полицией фактам, но и на основании собственных расследований.

Александра Вагнер: По мнению подполковника полиции Романа Скржепека, журналистские расследования помогают в устранении причин для совершения преступлений:

Роман Скржепек: Предупреждение коррупции заключается, в основном, в реализации совместных проектов, сотрудничестве с международными неправительственными организациями, занимающимися вопросами коррупции, а также, конечно, в публикации случаев раскрытия преступлений. Если кто-то осужден за взятку, это пример не только того, что коррупция существует, но и что виновных можно привлекать к ответственности за содеянное.

Александра Вагнер: С этим согласны и эксперты международной организации Transparency International. Ее представители в Чехии рекомендуют повысить процент раскрываемости коррупционных преступлений, чтобы те, кто в будущем соберется предложить или потребовать взятку, взвесили не только легкую прибыль, но и последствия.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG