Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
В подмосковных Белых Столбах, где расположен Госфильмофонд России, прошел Восьмой внеочередной съезд кинематографистов страны. Главной его задачей было принятие нового Устава организации, возглавляемой Никитой Михалковым.

Организаторы постарались сделать все, чтобы утихомирить страсти, с некоторых пор бушующие в кинематографическом сообществе. В частности, для съезда выбрали Белые Столбы, а не Москву, что не очень удобно, признает известный киновед, делегат съезда Кирилл Разлогов:

– У меня все расписание на день оказалось поломанным. Планировал, что из аэропорта отправлюсь на съезд, полагал, что он будет в Москве. А у меня были еще дела среди дня в Академии наук. Вот и думал, что в обеденный перерыв съезжу в академию. А в результате поехал в Белые Столбы. Почему съезд состоялся именно там? Здесь есть два момента. Первый, о котором говорил Никита Михалков на собрании московских кинематографистов, это то, что Госфильмофонд обладает необходимыми средствами, чтобы организовать съезд, принять людей. Второй момент – это был съезд, целиком посвященный проблемам устава. Поэтому, видимо, организаторы не хотели, чтобы он превратился в традиционный обмен мнениями кинематографистов по общим вопросам.

– То есть, организаторы были заинтересованы в том, чтобы многие делегаты просто поленились и не доехали?

– Нет, доехали все делегаты. А вот не делегатов съезда было меньше, чем было бы в Москве, куда могли прийти все члены Союза.

Как бы то ни было, один из делегатов – режиссер Вадим Абдрашитов, заявил: "У меня ощущение, что мы подпольщики, правительство в изгнании". Он предложил вообще не принимать сейчас устав, переработать его и вернуться к этому вопросу через год. К досаде Абдрашитова, предложение отклонили.

Кирилл Разлогов отвечает на вопрос о том, чем Абдрашитов мотивировал такое предложение:

– Тем, что в современных условиях непонятно, каким должен быть Союз кинематографистов. Нужно еще осмотреться, чтобы понять: нельзя ли превратить союз в гильдию? Но, на мой взгляд, самая разумная позиция – принять устав, даже если он несовершенен. Объясню почему. Вот я – директор института, который два года существовал без устава. И мы не могли без него оформить ни одного документа. Когда устав, наконец, получили, раздался вдох облегчения. Поэтому моя позиция: устав надо принимать.

Положения устава обсуждали весь день. Завершилась эта работа поздним вечером. Среди прочего, делегаты проголосовали за то, что председатель союза кинематографистов будет избираться сроком на четыре года, а занимать этот пост он сможет не более двух раз подряд.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG