Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Обозреватель РС Андрей Бабицкий - о Новых Атагах


Andrei Babitsky portrait

Andrei Babitsky portrait

Публикация в лондонской "Таймс" признаний бывшего офицера ФСБ о том, что убийство сотрудников Международного Красного Креста в чеченском селении Новые Атаги в декабре 1996 года совершили бойцы спецназа ФСБ, вызвала противоречивую реакцию.

Один из лидеров тогдашнего правительства Ичкерии Ахмед Закаев утверждает, что ичкерийские власти всегда рассматривали как основную именно эту версию. Бывший председатель российской Госдумы и спецпредставитель Москвы на переговорах с чеченской стороной Иван Рыбкин в интервью Радио Свобода заявил, что "никогда ничего не исключал". Представитель правозащитного движения "Мемориал" Александр Черкасов, хорошо знакомый с обстановкой в Чечне тех времен, напротив, считает, что показания российского перебежчика не имеют ничего общего с действительностью.

Обозреватель Радио Свобода Андрей Бабицкий в середине девяностых годов был корреспондентом нашего радио на Северном Кавказе. Он приехал в селение Новые Атаги через несколько часов после убийства там сотрудников Красного Креста.

- Я был буквально через несколько часов после преступления на месте. Я помню, впечатление было ужасное, еще не успели убрать кровь. Но никаких предположений о том, кто мог за этим стоять, в тот момент не было. Там были и сотрудники чеченской милиции, которую тогда возглавлял Казбек Махашев; они производили осмотр. Сотрудник ФСБ говорит о том, что на месте бойни якобы были разбросаны документы неких боевиков, но ничего похожего я не видел. Есть еще несколько моментов, которые заставляют усомниться в верности предложенного "Таймс" описания.

Судя по тому, что рассказывает бежавший майор, бойцы спецназа вломились в некое помещение и расстреляли находившихся там людей. Все происходило немножко не так. Действительно, убили несколько человек в доме отдыха, но были взломаны еще несколько дверей, и вооруженные люди ворвались в комнату сотрудников. Так была убита одна из сотрудниц Красного Креста. В общем и целом, мне кажется, описание совсем не о том. Чеченская прокуратура несколько лет, начиная с 1996 года по 1999-й, вела свое следствие, но они разрабатывали ту же версию федералов. Правда, она была обставлена несколько иначе: чеченцы обвиняли в совершении этого убийства так называемого шейха Адама Дениева, российского полковника, который проживал постоянно в Москве, его брат являлся сотрудником ФСБ. В селении Автуры, которое находится не так далеко от Атагов, у него было родовой дом и некоторое количество сторонников. Есть просто материалы этого дела, где версия представлена с большим количеством доказательств. Я не знаю, насколько она верна. Как мне кажется, ее не проверяли и не опровергали российские следственные органы.

Когда уже утихло эхо этой кошмарной трагедии, местные жители, которые, в общем, были посвящены в какие-то детали, говорили мне, что это было даже не ограбление, а это был финал некоего инцидента группы сотрудников Красного Креста, которая находилась в Атагах, с охраной: кому-то не заплатили какие-то деньги. Это еще одна из версий.

Ну и, может быть, последнее соображение. Вообще, надо представлять себе ситуацию - и политическую, военную в тот момент в Чечне. Уже должны быть выведены войска, договоренность об этом фактически достигнута, Москва, в общем, числит в своих политических победах установление мира в Чечне, заключение мира с чеченским руководством. Я не очень представляю себе, как в этой политической ситуации могла быть послана группа ФСБ для выполнения какой-то задачи.

- Иван Рыбкин в интервью Радио Свобода говорит о многочисленных группировках во власти - и в тогдашней Москве, и в тогдашнем Грозном, которые не были заинтересованы в заключение мира. Кроме того, Андрей, не мне вам напоминать о том, что в ту пору была целая серия таких кровавых убийств сотрудников международных организаций, были же еще отрезанные головы людей из телекоммуникационной компании, это ведь кому-то было выгодно.

- Отрезанные головы были в 1998 году. Эпизод с Красным Крестом, надо сказать, сыграл роль такого детонатора. Потому что после этого началась вакханалия всякой уголовщины, которая была связана и с группировками исламских радикалов, и просто с какими-то бандитами. Да, еще один момент. Новые Атаги - это юг, самое предгорье. Село тянется вдоль реки Аргун. Оно было очень хорошо укреплено, там были очень серьезные силы. Я себе не представляю - вот бывший майор рассказывает: мы ликвидировали какую-то группу боевиков… Но если уж и была бы ликвидирована группа боевиков, об этом знали бы в Чечне абсолютно все, и это бы, несомненно, связали с убийством сотрудников в обязательном порядке. Ничего подобного в этот момент там не происходило.

- То есть, скорее всего, речь идет об инциденте, который могли совершить какие-то неподконтрольные ни тем, ни другим властям бандиты, уголовники?

- Если вы спрашиваете о моем ощущении, то да, я думаю, что это дело, конечно, не носило никакой политической подоплеки. Называют, скажем, имя Арби Бараева, сторонники же политической версии говорят о российской инициативе. Я думаю, что там как-то просто с этого эпизода начинался бандитизм.

- Такого рода заявления в прессе таких персонажей, как бывший сотрудник ФСБ, всегда вызывает большой шум. Как вы думаете, чем закончится дело на этот раз? Возможно ли возобновление расследования?

- Это хороший повод российским следственным органам все-таки заняться этим делом. Потому что, в общем, обвинения достаточно серьезные. В Чечне произошло такое количество преступлений, что любой скандал, даже такого рода, даже явно основанный на каких-то неверных данных, должен заставить заглянуть в это прошлое. Преступлений - колоссальное количество и они все под спудом, они все ждут своего часа, они все ждут своего расследования. Я надеюсь, что, может быть, этот случай приведет к тому результату, что заработает следствие.


Этот и другие важные материалы из итогового выпуска программы "Время Свободы" читайте на странице "Подводим итоги с Андреем Шарым"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG