Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
В российских блогах обсуждают премии, сезон вручения которых – в самом разгаре. В теме оказался даже недавно заведенный "неофициальный" твиттер-аккаунт главы российского государства, блог MedvedevRussia. Президент пишет:

К сожалению, не могу лично поздравить победителей @PremiaRuneta. Поэтому заочно. Вы молодцы, успехов вам! )

Церемония вручения седьмой ежегодной премии Рунета прошла в четверг в Москве. В номинации "Государство и общество" первое место досталось Координационному центру национального домена сети Интернет, второе судьи присудили проекту "Один дома" по защите детей от "неправильного" сетевого контента, а третье заняла карта помощи пострадавшим от пожаров. Проект "Карта помощи" был создан командой добровольцев в разгар августовских лесных пожаров и пользовался огромной популярностью как инструмент координации волонтерских усилий. Один из организаторов проекта, ЖЖ-пользователь pustovek, рассказывает, что в процессе номинации сайт столкнулся с некоторыми проблемами:

Несколько недель назад я писал о том, что Премия Рунета игнорирует сетевое общество, так как для того чтобы подать заявку на номинацию, проект должен принадлежать конкретной организации и обладать конкретным бюджетом. Лучшей метафорой для сетевого общества, на мой взгляд, является кот Матроскин, у которого документов нет - только усы и хвост. У проектов типа "Карты Помощи пострадавшим от пожаров" - ни организаций, ни бюджетов, а только "Гугл группа", Скайп-чат и собственно сам сайт. Поэтому сетевое общество вроде бы оставалось за бортом премии по определению. Однако "Премия Рунета" проявила гибкость и приняла нашу заявку к рассмотрению, причем сетевая идентичность проекта задокументирована формально. В графе компания мы значимся как "Сетевая волонтерская группа Карта помощи", а в графе город - "международная сеть". По сути, это факт признания существования сетевого общества как равноценного традиционной системе организаций и физической географии. Это самое важное и принципиальное.

Огромный отклик в сети получила и церемония вручения первой телевизионной премии имени Владислава Листьева, лауреатом которой стал Леонид Парфенов. Благодарственную речь Парфенов посвятил состоянию современного российского телевидения – ее текст сразу же разошелся по блогам:

После подлинных и мнимых грехов 90-х в двухтысячные в два приема - сначала ради искоренения медийных олигархов, а потом ради единства рядов в контртеррористической войне – произошло огосударствление федеральной телеинформации. Журналистские темы, а с ними вся жизнь окончательно поделились на проходимые по ТВ и непроходимые по ТВ. За всяким политически значимым эфиром угадываются цели и задачи власти, ее настроение, отношение, ее друзья и недруги. Рейтинг действующих президента и премьера оценивают примерно в 75 процентов. В федеральном телеэфире о них не слышно критических, скептических или иронических суждений, замалчивается до четверти спектра общественного мнения. Высшая власть предстает дорогим покойником – о ней только хорошо или ничего. Проработав только в "Останкино" и для "Останкино" двадцать четыре года, я говорю об этом с горечью. Я не вправе винить никого из коллег, я сам никакой не борец и от других подвигов не жду. Но надо хотя бы назвать вещи своими именами.

***

В британской блогосфере обсуждают массовые студенческие волнения, вызванные решением правительства о резком сокращении дотаций на высшее образование, что приведет к его удорожанию. По мнению блогера Guardian Шеймуса Милна, студенты оказались заложниками ситуации, в которой они не виноваты:

Затянувшийся экономический кризис – это прежде всего кризис банковского и частного секторов, а не результат расточительной государственной политики, что бы нам ни говорило британское правительство. Ирландия оказалась на грани дефолта, будучи примером для подражания в области экономии и низких налоговых ставок. Она исполняла все требования относительно сбалансированности бюджета и в итоге все равно по уши в долгах. Предложенная Евросоюзом программа экономии направлена на спасение банков и крупного бизнеса. Вчера минимальная зарплата в Ирландии была снижена на 12%, тогда как низкий налог на корпорации берегут как священную реликвию – и это очень наглядный пример. Главный вопрос сегодняшнего дня: кто заплатит за кризис? До последнего времени ответ был совершенно однозначным: вовсе не те, по чьей вине он случился, а широкие слои населения, которые не имели к нему никакого отношения. Поэтому не стоит удивляться, что протестующие студенты хотят знать, почему правительство может без проблем найти 7 миллиардов на поддержку ирландских и британских банков, но не может найти никакой альтернативы 80-процентному сокращению бюджета университетов.

Студенческий активист Эммануил Акпан-Инванг считает, что бурный студенческий протест свидетельствует о том, что молодежь выключена из политической жизни Британии:

Опросы показывают, что большинство молодых людей подписывают петиции и ходят на демонстрации, однако мало кто считает эти действия политическими. Чтобы изменить ситуацию, необходимо реформировать всю политическую систему. Во-первых, снизить возрастной ценз на выборах до 16 лет. Во-вторых, разработать более интересную систему политического образования в школах и колледжах. Ученики должны играть активную роль в управлении школой путем демократических выборов. В-третьих, политики должны чаще советоваться с молодежью, чтобы быть в курсе ее проблем. Если нарастающее недовольство молодого поколения не найдет выхода в подобных институтах, политики по сути лишат его гражданских прав. И тогда молодых людей будет крайне сложно убедить в ценности выборов, демократии и парламентаризма.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG