Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Поверх барьеров: американский час. Дар Далай-ламы: медитация в американской школе



Александр Генис: Продолжая и заканчивая разговор о медитациях, я хочу перевести его на другую – академическую – почву. Недавно Далай Лама объявил о том, что намерен передать 50 тысяч долларов на исследования медитативных состояний в особую лабораторию, расположенную в городе Мэдисон, штат Висконсин. Этот исследовательский центр основал невролог доктор Ричард Дэйвидсон, который намерен ввести уроки медитации в американское школе.
С ученым беседует наш корреспондент Ирина Савинова.

Ирина Савинова: Ричард, Далай Лама объявил о планах оказать финансовую помощь Центру по изучению здорового разума, где вы возглавляете специальный проект. Каковы цели вашей исследовательской работы?

Ричард Дейвидсон: Мы пытаемся понять, откуда берутся такие положительные черты характера человека, как сочувствие и доброта. Мы хотим понять, где и как они формируются в мозгу и каковы их биологические последствия. Мы хотим найти способ культивирования этих качеств во взрослых и в детях.
Другое направление нашей работы – перенесение методов, разработанных нами в лабораторных условиях, в реальную жизнь. Наш исследовательский подход мы проверяем на двух группах: на подростках и на ветеранах войн, иракской и афганской тоже. Для школьников наша система очень важна, потому что много плохого появляется в их жизни в этом возрасте: конфликты с соучениками, наркотики. Ветеранам наше исследование помогает справляться с пост-травматическим стрессом и расстройством нервной системы. Мы ищем пути применения наших методов в этих двух группах населения.

Ирина Савинова: Создание Центра полностью финансировано Далай Ламой?

Ричард Дейвидсон: Ну что вы! Исследования требуют гораздо больших денежных затрат, миллионов долларов. Но неожиданная финансовая помощь Далай Ламы была встречена с радостью и оказалась своевременной.

Ирина Савинова: Вы лично встречались с Далай Ламой?

Ричард Дейвидсон: Да, много раз и по разным поводам. Первый раз в 1992 году, когда я посетил Далай Ламу в его резиденции в Индии. Он сторонник проведения учеными глубоких и разнообразных исследований мозга людей, практиковавших на протяжении многих лет медитацию. Он говорит: ''Если велись исследования мозга в состоянии страха, волнения и депрессии, то почему никто не рассматривает изменения в мозгу под действием медитации''. Я разделял его позицию, и в поздние 90-е годы был создан этот центр по изучению механизма возникновения и возможности культивирования таких, положительных черт – сострадание, доброта.

Ирина Савинова: Для Далай Ламы медитация – религиозная практика. Но обязательна ли связь медитации и религии?

Ричард Дейвидсон: Нет, ответ на ваш вопрос – решительное нет. Не обязательно быть верующим, чтобы успешно медитировать. Будучи прогрессивным западным ученым, я считаю, что медитация является одной из составляющих группы ментальных упражнений, направленных на укрепление внимания и улучшение умения контролировать свои эмоции.

Ирина Савинова: ''Укрепление внимания и улучшение умения контролировать эмоции'' - это как раз то, что нужно подросткам-школьникам с их непоседливостью.

Ричард Дейвидсон: Интуиция нам подсказывает, что медитация поможет школьникам, но подобное предположение еще никто не пытался обосновать. Подождем результатов нашего исследования и исследований других групп ученых.

Ирина Савинова:
Скажите, а взрослые и дети медитируют одинаково? Как долго могут подростки сидеть, не двигаясь, и медитировать?

Ричард Дейвидсон: Некоторые вещи, которые делают медитирующие взрослые, совершенно не подходят детям. Никакой подросток не выдержит 45 минут погружения в медитацию. И мы в Центре работаем над созданием системы медитирования, пригодной именно для них. Мы пришли к выводу, что очень короткие сеансы, минут по 10-15, несколько раз в неделю могут подойти их темпераменту. Обычная медитация в течение 45 минут совершенно не подходит детям.

Ирина Савинова:
Как вы прокомментируете следующее явление: сегодня дети учатся в основном с помощью компьютера, основой работы с которым является постоянное переключение внимания с одного задания на другое. Ментальная подвижность, непоседливость, представляет собой полную противоположность практике медитации. Компьютер – ее враг?

Ричард Дейвидсон: Честным ответом было бы ''никто пока не знает''. Находятся ли в противостоянии навыки концентрации внимания, которые культивирует общение с компьютером, и навыки, создаваемые в процессе медитации, сегодня мы еще не знаем. И нам предстоит этим заняться.

Ирина Савинова: В чем секрет успешной медитации?

Ричард Дейвидсон: Секрет успешной медитации в том, что секрета на самом деле нет. Каждый сам для себя открывает секрет. Формула ''один размер подходит всем'' здесь не применима. Если уж говорить о чем-то, так о регулярности практики медитирования, даже самой краткой, в 10-15 минут. Важно это потому, что практика медитирования каждый день оставляет свой след, и необходимо применять в последующие дни полученный от каждого сеанса медитации опыт. Можно сказать, главным является стирание грани между медитацией и каждодневной жизнью.

Ирина Савинова: Вы наверняка практикуете то, что проповедуете, другими словами, регулярно медитируете. Какова роль медитации в вашей жизни?

Ричард Дейвидсон: Медитация играет очень важную роль в моей жизни. Я, так сказать, жонглирую несколькими мячами. Моя лаборатория большая, у меня много работы. Я не смог бы успешно справляться со своими сложными обязанностями, если бы не медитация и приобретаемое с ней чувство равновесия. Поясню. В моей жизни был период, когда я очень часто расстраивался, волновался и выплескивал свои эмоции на других. В последние десять лет, начав медитацию, я стал более терпеливым и в работе, и в отношениях с людьми. То есть, я, надеюсь, стал лучшим и более успешным членом общества.
XS
SM
MD
LG