Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Экономический обозреватель РС Сергей Сенинский – о конференции ООН по проблемам изменения климата


На климатический саммит в Копенгагене в 2009 году возлагали большие надежды, но они не оправдались

На климатический саммит в Копенгагене в 2009 году возлагали большие надежды, но они не оправдались

В мексиканском курортном городе Канкун проходит уже 16-я по счету ежегодная конференция Организации объединенных наций по проблемам изменения климата Земли, ставящая одной из своих целей – ограничение выбросов в атмосферу "парниковых" газов.

Перед прошлогодней климатической конференцией ООН – в Копенгагене – ставились амбициозные цели: разработать новый международный договор на смену Киотскому протоколу, срок действия которого истекает в 2012 году. Однако результаты конференции в Копенгагене оказались столь скромными, что теперь и от конференции в Канкуне ожидают немногого. В Канкуне даже не планируется участие первых лиц государств – как это было год назад в Копенгагене.

На конференции в Копенгагене ее участники смогли, по сути, лишь наметить новые цели. Среди них, в частности, намерение наиболее индустриально развитых стран мира собрать до 2020 года не менее 100 миллиардов долларов для содействия развивающимся экономикам, которые пытаются преодолеть негативные последствия изменения климата.

Но, в отличие от Киотского протокола, который содержит прямые количественные обязательства стран по сокращению выбросов в атмосферу, в копенгагенском соглашении речь идет лишь об индивидуальных и добровольных обязательствах.

США и Китай

В центре споров по этим вопросам – позиции США и Китая, не присоединившихся к Киотскому протоколу, двух крупнейших экономик мира, которые опережают все остальные страны по объемам вредных выбросов в атмосферу. Китай, как и другие крупнейшие развивающиеся страны – Индия и Бразилия, считают, что обязывающие ограничения по выбросам негативно отразятся на росте их экономик. В США шансы на законодательное прохождение рекомендаций конференции в Копенгагене – тоже минимальны: из-за непопулярности у избирателей самой идеи оказания очередной помощи другим странам, особенно, крупнейшим развивающимся экономикам.

Чтобы предоставить такую помощь, Соединенным Штатам фактически пришлось бы занять деньги у того же Китая, продав ему очередную порцию своих гособлигации, а полученные деньги сразу же Китаю вернуть – чтобы Китай мог модернизировать свою промышленность, отмечает руководитель отдела энергетики и проблем глобального потепления исследовательского центра Competitive Enterprise Institute Майрон Ибел. "С политической точки зрения, в США такое просто невозможно, сколь привлекательной сама эта схема ни была бы для самих развивающихся стран", – подчеркивает он.
За минувший после климатической конференции в Копенгагене год позиции сторон изменений не претерпели. Речь идет о разных обязательствах, полагает сотрудник Берлинского научного центра Удо Зимонис:

– С одной стороны, конечно, имеет значение то, в какой мере та или иная страна загрязняет окружающую среду. С другой стороны, один из канонов ООН – общая, но дифференцированная ответственность. Это означает, что развитые страны должны взять на себя основное бремя – в том, что касается общемирового сокращения выбросов парниковых газов. Но они обязаны помочь в этом и странам менее развитым.

Сейчас многие страны мира вообще не имеют каких-либо обязательств в рамках Киотского протокола. Их взяли на себя лишь 36 стран, плюс Европейский Союз. Так не может продолжаться дальше. По крайней мере, такие обязательства могли бы взять на себя крупнейшие развивающиеся страны – Китай, Индия и Бразилия, – считает Зимонис.

Доллары и квоты

Наметив в принципе собрать к 2020 году 100 миллиардов долларов для оказания развивающимся странам помощи для преодоления последствий изменений климата, индустриально развитые страны так и не определились пока ни с источниками этого финансирования, ни с тем, кто и как будет этими средствами управлять.

Еще в Копенгагене было решено, что первые 30 миллиардов долларов из общей суммы намеченной помощи будут предоставлены до конца 2012 года. Европейский союз уже отчитался о предоставлении 3 миллиардов долларов в 2010 году, а Японии объявила о готовности предоставить 15 миллиардов долларов на эти цели.

Что касается других источников финансирования, обсуждаются самые разные предложения. Например, экспертная группа ООН предложила недавно вариант сокращения субсидий развивающимся странам на проекты с использованием традиционных энергоносителей, а также введение специального "углеводородного" налога на мировой авиационный и морской транспорт.

Кроме того, предлагается шире использовать, как источник финансирования, биржевую торговлю квотами на выброс "парниковых" газов, введенными согласно Киотскому протоколу. Причем, полагают эксперты ООН, цены в 20-25 долларов за тонну будет вполне достаточно. Сейчас биржевая торговля квотами на выброс парниковых газов, зародившаяся, кстати, в США, существует в разных регионах мира, однако европейский рынок квот практически никак не связан с американским.

Торговля квотами целесообразнее и выгоднее, чем введение каких-либо специальных налогов, полагает руководитель компании Allianz Climate Solutions в Мюнхене Армин Зандхёфель. В рамках системы квот четко определяется общий лимит выбросов "парниковых" газов для той или иной страны. Тогда как в случае налога такие ограничения фактически не оговариваются. И сомнительно, что налог будет способствовать сокращению выбросов "парниковых" газов в атмосферу. "Имея точные предписания, особенно для крупных предприятий или электростанций, регулировать общий объем выбросов намного проще. В целом идея введения налога на выбросы углекислого и других "парниковых" газов широкой поддержки в Европе не находит", – подытоживает Зандхёфель.

Сегодня текущие рыночные цены квот на выброс "парниковых" газов составляют в Европе примерно 15 евро за тонну. Торговля ими расширяется, но новых энергосберегающих проектов по модернизации существующих производств появляется немного. До какого уровня должны повыситься цены на "парниковые" квоты, чтобы компаниям стали выгодны настоящие вложения в более экологичные производства – вместо покупки квот у других? Год назад, в канун конференции в Копенгагене, некоторые эксперты называли таким уровнем 50 долларов за тонну.

"Компании будут по-прежнему покупать квоты – до тех пор, пока им это по карману. Разумеется, чем выше рыночные цены, тем выше мотивация компаний планировать собственную экологическую модернизацию. Но вряд ли кто-то назовет вам некий "магический" уровень этих цен", – констатирует сотрудник исследовательской организации Resources for the Future в Вашингтоне Энтони Пол.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG