Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Ответов на какие вопросы ожидает российская оппозиция от президентского послания? Об этом говорят - депутат Госдумы от КПРФ Анатолий Локоть, лидер РКРП Виктор Тюлькин и член политсовета движения "Солидарность" Илья Яшин


Мужчина смотрит интернет-трансляции ежегодного послания Дмитрия Медведева парламентариям

Мужчина смотрит интернет-трансляции ежегодного послания Дмитрия Медведева парламентариям


Владимир Кара-Мурза: Во вторник в полдень президент Медведев в третий раз обратится с посланием к Федеральному собранию. Глава государства, по информации прессы, резюмирует в нем инициативы, обнародованные в течение последнего года. Особое внимание президент уделит детям и пожилым людям. Медведев попытается сформулировать новую национальную идею. Ее суть в том, чтобы создать комфортные условия для проживания в России подрастающего поколения. Главная мысль послания: модернизация должна повысить качество жизни людей и дать им возможность добиться успехов в любых сферах деятельности - так пишет официальная пресса. Между тем в мире продолжают обсуждать материалы, обнародованные скандально известным сайтом WikiLeaks, в которых содержится переписка Госдепартамента с посольствами США за рубежом. Как выясняется, дипломаты обсуждали не только лидеров других государств, но и также членов их семей. В опубликованных материалах президента Медведева американские дипломаты называют "бледным и нерешительным". Кроме того дипломаты в своих донесениях в Госдепартамент говорили о Медведеве как о "политическом заложнике Путина". О том, ответов на какие вопросы ожидает российская оппозиция от президентского послания, мы сегодня беседуем с Виктором Тюлькиным, первым секретарем ЦК РКРП, бывшим депутатом Государственной думы и Ильей Яшиным членом политсовета движения "Солидарность". Связываете ли возможность каких-либо радикальных политических перемен с подобным жанром, к которому относится послание президента?

Илья Яшин
Илья Яшин:
В последние годы послания президента стали такой серой сферой, когда говорятся слова, но все пытаются читать между строк и пытаются уловить настроение внутри Кремля, внутри Белого дома не по официальному тексту федерального послания, а по движению бровей президента, по каким-то намекам, по каким-то полутонам угадать тенденции, которые будут обозначены в российской политике. И кстати, как правило, эксперты, политологи, парламентарии ошибаются. Я не могу сказать, что федеральные послания в последние годы в значительной степени формировали тренды в российской политике. Федеральное послание сводится к общим словам, к неким полунамекам, которые имеют крайне отдаленное отношение к реальной жизни. Но для разного рода конспирологов, для разного рода политологов они дают довольно большую пищу для трактовок, для поиска разного рода рассуждений и так далее.

Владимир Кара-Мурза: Вы были несколько раз очевидцем и слушателем президентских посланий. Какова обстановка, сопровождающая это действо?

Виктор Тюлькин
Виктор Тюлькин:
Вы правы только на половину. Депутатом Госдумы я был, но на это действо не ходил, поскольку не считаю его серьезным. Обстановка будет ажиотажная, слова может быть и будут новые, но по сути ничего нового мы не услышим. Будет умный вид, будут заумные комментарии особенно тех партий и политиков, которые находятся в парламенте или около Кремля. Но для большинства народа России, особенно для трудящейся части ничего по сути положительного оттуда не увидит, будет по-прежнему политика, которая начиналась еще при Ельцине, продолжалась при Путине, выражается короткой формулой - пересмотра приватизации не будет, а далее стабилизация вот этого сегодняшнего строя, который для большинства граждан не обеспечивает достойного существования.

Владимир Кара-Мурза:
Можно ли аудиторию послания, которую представляет парламентская оппозиция, в частности, назвать оппозицией в подлинном смысле этого слова?

Илья Яшин: Я думаю, что отчасти это может относиться к коммунистической партии, хотя, с моей точки зрения, руководство практически всех парламентских партий, к сожалению, находится в полной зависимости от Кремля, и финансовой, и политической, и организационной зависимости. Но тем не менее, и среди депутатов "Единой России" и даже среди депутатов "Справедливой России" есть люди, которые настроены оппозиционно и которые готовы вести настоящую политическую борьбу за власть. Но надо понимать, что таких людей единицы, в основном в зале Федерального собрания соберутся люди управляемые, вполне лояльные, которые будут с холопским видом ловить любое слово, которое будет слетать с уст президента. Люди не способные ни к содержательной дискуссии, ни к критическому мышлению, люди способные брать под козырек, то есть своего рода политические официанты. К сожалению, настоящая оппозиция, которая в состоянии как-то критически осмыслить сказанное президентом, выразить свое отношение к этому, я боюсь, что не будет массово представлена в зале.

Владимир Кара-Мурза: Вы сказали, что вы не посещали президентские послания - это была ваша принципиальная позиция? Тогда еще президентом был Владимир Путин.

Виктор Тюлькин: Я по двум причинам не посещал. Во-первых, зачем посещать, когда там никто не выступает, никакого обсуждения нет, а изображать себя внимающего этому действию - это унизительно для мыслящего человека. И по телевизору все видно даже лучше, чем в зале. Во-вторых, еще раз повторяю, для тех людей, которые внимательно следят за российской политикой и разбираются, что к чему, абсолютно ясно, что там будет и ничего нового ожидать от таких посланий просто не приходится. И правильно говорят люди, что настоящая оппозиция вне думы. Просто в парламенте, чтобы совсем абсолютизм российской власти не был виден, для самой власти необходимо, чтобы была какая-то группа людей или партий, которые нажимают определенное количество кнопок "против". И именно эти деятели, которым доверено, разрешено нажимать кнопки "против", в сегодняшней России называются оппозицией. Я отношусь к другой оппозиции, которая определяется по классовому признаку, которая говорит, что настоящая оппозиция опирается на людей труда, их в политику не пускают, ставят барьер и уже три раза отказали в регистрации партии Российский объединенный трудовой фронт. Но мы все равно пробьем эту брешь.

Владимир Кара-Мурза: Философ Игорь Чубайс, директор Центра по изучению России Университета Дружбы народов, желал бы публичного обсуждения нерешенных проблем.

Игорь Чубайс: Несколько фундаментальных проблем, для решения которых вообще невозможно никакое движение вперед - это отсутствие идентичности нашей страны, то есть отсутствие правил, отсутствие ориентиров, непонятно, куда мы идем, кто мы, вообще мы вперед идем или назад идем. Другая проблема – это чудовищная забюрократизация государства, то есть сигналы снизу никуда не проходят до тех пор, пока напрямую не попадают в Кремль. Как этим летом были жуткие пожары и ни очаги не гасили, ни пожары не гасили, пока дым не дошел напрямую до Кремля, тогда там начали разбираться. То есть нет обратной связи, забюрократизация, а кроме того море социальных проблем. Мы на первом месте в мире по потреблению спиртного, на первом месте в мире по потреблению табака, у нас невероятное количество абортов и прочих неприятных вещей. Пока непохоже, чтобы руководители государства об этом всерьез думали. По-моему, идет затянувшаяся предвыборная кампания.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Рязани от радиослушателя Валентина.

Слушатель: Здравствуйте. Вы знаете, мне кажется, что Медведев свалился с Луны или долго не был в России, когда сказал о том, что оппозиции маргинализируется вследствие отсутствия конкуренции. Вот у меня два вопроса: может быть это относится к "Единой России"? Мешает ли отсутствие конкуренции, например, "Яблоку"?

Владимир Кара-Мурза: Принимаете ли вы на свой счет упрек в маргинализации?

Илья Яшин: Я бы, кстати, не стал наотмашь бить по Медведеву, он произнес довольно важные слова. Медведев сказал не только о маргинализации оппозиции, в этом нет ничего нового со стороны власти, они постоянно талдычат, что оппозиция у нас маргинальная. Но Медведев сказал важные слова о том, что власть забронзовела, и вот это действительно нечто новое, проявившееся в риторике власти. Такое впечатление, что я бы не сказал, что Медведев свалился с Луны, но сам факт, что власть публично признала некую деградацию, наметившуюся действующей политической системы, которая так любовно выстраивалась на протяжении 10 лет, вот эта самая путинская вертикаль власти, впервые за долгие годы высокопоставленный руководитель, глава государства признал, что есть проблемы с действующей политической системой. И теперь очень важно, чтобы Медведев, правильно поставив диагноз, начал лечение. Потому что мало просто поставить диагноз, надо разобраться в причинах и надо начинать лечение, срочно начинать лечение, потому что больной скорее мертв, чем жив.
Если Медведев искренен в своем намерении привести в порядок политическую систему, то надо ждать от него, надо требовать от него как минимум нескольких вещей. В первую очередь надо требовать от Медведева отмены политической цензуры на телевидении. Нужно требовать отмены запретных тем, надо требовать ликвидации черных списков оппозиционных политиков, чтобы оппозиции дали телевизионный эфир, чтобы в страну вернулась нормальная широкая политическая и общественная дискуссия. Надо требовать от Медведева регистрации оппозиционных партий на выборах, демократической коалиции, которая в декабре намерена провести съезд и попытаться зарегистрировать партию. Партия "Левый фронт", представителем которой является уважаемый господин товарищ Тюлькин. Надо требовать либерализации выборного законодательства, снижения избирательного барьера на выборах в Государственную думу. Надо требовать регистрации оппозиционных кандидатов на президентских выборах. Вообще отсутствие политической конкуренции, монополия "Единой России" и Владимира Путина - это ключевая проблема российской политики. В стране просто откровенно душно. Давно пора открыть форточку. И хочется верить, что Медведев это понимает и хочется верить, что он хочет это изменить. Насколько он в состоянии это сделать – вопрос открытый.

Владимир Кара-Мурза: Несет ли сам Дмитрий Медведев персональную ответственность за создание нынешней политической системы, ведь он работал еще заместителем и главой администрации президента Путина?

Виктор Тюлькин: Я думаю, что какие-то ожидания чего-то нового или требования к господину Медведеву, желание услышать от него именно в этом послании каких-то ответов - это себе могут позволять или очень наивные люди или лукавые. Привели в начале передачи цитаты определенных служб США с характеристиками Медведева. Я думаю, что в принципе они недалеки от истины. Не потому, что там по личным качествам Медведев к чему-то не способен, дело не в этом. Дело в том, что достаточно вспомнить историю его политического рождения вплоть до поста президента страны. Если уж подобрали, если ему доверили, если тот же самый Путин с командой в это кресло усадили, неужели вы думаете, что что-то кардинально новое по отношению к предыдущему периоду мы можем от него услышать. Хотя справедливости ради нужно заметить, что те же самые замечания или критика, она относится к самому Путину. Ведь его точно так же господин Ельцин с семьей, с политическим окружением тех времен подобрали для исполнения этой функции. И какие-то нюансы, что из общей обоймы выпал Борис Абрамович Березовский, они ничего не меняют. Потому что в целом интересы класса собственников, который в России образовался методом форсированного разворовывания общенародной собственности, неуклонно соблюдаются и Ельциным, и Путиным, и Медведевым, и здесь ничего меняться не будет. Поэтому наша линия такая: критиковать, конечно, надо, требовать надо, но выпросить у господ что-то очень трудно. Трясти нужно, прижимать, грубо говоря, задницей к стенке, тогда выбить из них что-то можно. Тогда свои права надо бороться, такова наша позиция Российского объединенного трудового фронта и нашей партии Российской коммунистической рабочей.

Илья Яшин: С одной стороны сложно спорить с тем, что Медведев выходец из так называемой путинской элиты, и если бы не слово Путина, Медведев никогда не занял бы президентское кресло. Конечно, по факту Медведев был и остается подчиненным Владимира Путина, невозможно с этим спорить. Но давайте не будем забывать, что в истории было мало примеров, когда назначенцы полностью меняли ту систему, из которой они вышли. Возвращаясь в недалекое наше советское прошлое, мы же помним прекрасно, что главным, выражаясь современным языком, лоббистом Горбачева был Андропов, и вряд ли товарищ Андропов мог в страшном сне представить, какую кашу заварит Горбачев. Не всегда угадывают руководители государства с назначением преемников. Другой вопрос, что не секрет, что многие представители, скажем так, лояльные действующему президенту либеральной общественности, рассматривают Медведева как возможного нового Горбачева. Говорят, что люди, которые любят ходить в Кремль, говорят, что и Медведеву самому нравятся лавры современного Горбачева. Проблема заключается в том, что когда Горбачев начинал перестройку, когда Горбачев начинал крупные политические реформы в Cоветском Cоюзе, Андропова не было на этом свете. А наш современный Андропов жив, находится в добром здравии и, судя по всему, собирается возвращаться в президентское кресло. Очень большие вызывает сомнения, что при живом Андропове Горбачев смог бы осуществить перестройку. Да и Яковлев, возглавлявший отдел пропаганды ЦК КПСС, ставший, скажем так, отцом политическим для многих будущих политических реформаторов, для многих будущих демократических лидеров, такого человека в медведевском окружении тоже пока не видно. Нельзя же всерьез рассматривать в качестве современного Яковлева пресс-секретаря Наталью Тимакову. Напротив, вместо Яковлева сидит Сурков, которого сложно рассматривать иначе, как главного гонителя свобод и прав человека в современной России.
Поэтому прямое сравнение 80 годов и нынешних времен не вполне справедливо. Но тем не менее, история подсказывает нам, что политика нелинейна, и даже если руководитель государства находится в полной зависимости от своего политического куратора, даже если все вокруг рассматривают в качестве, как американцы охарактеризовали, бледной тени Путина - это не значит, что у него нет шанса осуществить какой-т прорыв. Если президент говорит какие-то правильные вещи, это не значит, что в него надо швырять помидоры. Просто надо требовать от него не слов, а дел. И если Медведев говорит о застое, надо от него требовать это болото разгребать и провоцировать его на действия. Надо от Медведева требовать стать президентом. Все российское общество, я убежден, заинтересовано в том, чтобы Медведев захотел, по-настоящему захотел и стал полноценным президентом. Это автоматически повлечет за собой конфликт с Путиным. А конфликт Путина и Медведева, безусловно, полезен российскому обществу, потому что это вернет в страну политическую конкуренцию.

Владимир Кара-Мурза: Сергей Митрохин, председатель партии "Яблоко", ждет от послания президента анализа политической ситуации в стране.

Сергей Митрохин: Президент должен развить свой тезис о том, что в стране намечается застой, хотя он с некоторым опозданием это признает. Надо проанализировать причины этого застоя, в том числе и подробно остановиться на проблеме монополизма, потому что он ее тоже касался в своем блоге. Монополия одной партии, монополия одного класса общественной бюрократии, я бы даже сказал коммерческой бюрократии, которая сегодня присваивает национальный доход. Все это выливается в неэффективность экономики, тотальную сырьевую зависимость, резкое социальное расслоение и невиданный даже по сравнению с самыми отсталыми странами размах коррупции. В таком состоянии страна на длительную перспективу существовать не может, поэтому надо дать анализ и предложить срочные меры по преодолению этой ситуации.

Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Нижегородской области от радиослушателя Владимира.

Слушатель: Добрый вечер. Господин Яшин, у Сталина статья была "Головокружение от успехов". Ну и что? Оттепель наступила после этой статьи, после опубликования? И колхозы перестали существовать. Только наоборот начали гайки закручивать. У кого требовать? Он в туалет ходит, наверное, два чекиста его сопровождают.

Владимир Кара-Мурза: Напоминает ли вам ситуация нынешняя с эпохой раскулачивания и статьей "Головокружение от успехов"?

Виктор Тюлькин: Нет, конечно. Поскольку та эпоха была чрезвычайно сложной и заслуживает серии отдельных передач. Я скажу главное, в чем разница. В ту эпоху при всех трагедиях, которые случались, бедах, вектор развития был направлен в сторону прогресса, и большинство людей с каждым годом, с каждой пятилеткой жили лучше и лучше. Лучше не только в материальном смысле, лучше с точки зрения возможностей развития человека общества, настроения в обществе и так далее. А сегодня мы наблюдаем деградацию. Деградацию до такой степени, что когда уже проявляется неспособность государства и общества бороться с пожарами, то единственный выход ищут на коллективы. О чем говорить в 21 веке, если мы докатились до такой степени понимания мироздания. Поэтому наша точка зрения, буду повторять еще и еще раз, пока российский народ и прежде всего его трудовая часть не поймет, что никто кроме них не изменит ситуацию, будем наблюдать то, что все научились описывать.

Владимир Кара-Мурза: Георгий Бовт, сопредседатель партии "Правое дело", воспринимает главу государства как самостоятельную политическую фигуру.

Георгий Бовт:
Мне хотелось бы услышать, как президент Медведев собирается дальше двигаться и двигать страну по пути модернизации. Какие будут сделаны меры прежде всего по двум важнейшим направлениям, которые я считаю решающими в данном смысле - это борьба с коррупцией и укрепление независимости судебной системы. Все остальное вторично. Мне кажется, что всерьез комментировать определение, данное WikiLeaks, не стоит. Политика модернизации, мне кажется, не является частной медведевской политикой. Эта политика согласована не только с Путиным, но и с правящей партией. В том виде, как она осуществляется, она является результатом компромисса.

Владимир Кара-Мурза: Способен ли, по-вашему, глава государства поднять во вторник вопрос о коррупции в тексте своего послания?

Илья Яшин: Жаль, что господина Бовта нет в студии, я бы с ним подискутировал. Потому что когда он говорит о продолжении политики модернизации, очень хочется понять собственно, а в чем проявилась политика модернизации на сегодняшний день, кроме, извините, словоговорения. Медведев очень много говорит про модернизацию, но пока вся модернизация свелась к тому, что он позирует перед телекамерами с "Айфоном" и заставляет чиновников вести блоги. Слушайте, это, конечно, важное дело, но, простите, это не модернизация. Когда господин Бовт говорит о том, что очень важно продолжать борьбу с коррупцией, очень бы хотелось понять, что господин Бовт имеет в виду. Весь Интернет обсуждает данные о крупномасштабном воровстве в государственной корпорации "Транснефть", и мы видим реакцию власти на это - буквально через несколько дней, когда были обнародованы документы, прямо свидетельствующие о крупномасштабных махинациях и хищениях миллиардов долларов, Путин награждает руководителей "Транснефти", публично таким образом давая ответ на всю эту, как они говорят, болтовню в Интернете. Когда господин Бовт говорит о том, что надо посмотреть, как Медведев будет продолжать судебную реформу, хотелось бы понять, что он имеет в виду. Пока борьба за независимость судебной реформы, объявленная Медведевым, свелась к тому, что главу Конституционного суда, которого раньше выбирали сами судьи Конституционного суда, теперь назначает президент. Видимо это подразумевается под укреплением независимости конституционного суда.
Медведев говорит некоторые правильные слова о политическом застое, он ставит некоторые правильные диагнозы. Но с точки зрения политических действий уж совершенно точно не приходится говорить ни о какой модернизации. Медведев на сегодняшний день приложил руку и сделал многое для того, чтобы тот застой, о котором он сам говорит, существовал и развивался. Медведев не сделал ничего для того, чтобы модернизировать российскую политику, политическую систему, не сделал ничего для того, чтобы модернизировать российскую. Экономику. И на сегодняшний день Медведев, несмотря на некоторое правильное словоговорение, Медведев остается плотью от плоти путинской системы. Медведев остается абсолютно полным практически единомышленником Путина, и Медведев остается частью той самой вертикали власти, которую он последнее время критикует.

Владимир Кара-Мурза: Как вы воспринимаете идею модернизации в ее нынешнем виде?

Виктор Тюлькин: Как тень на плетень, я бы так сказал. Это хорошая мина при плохой игре. С одной стороны, ситуация в государстве действительно аховая, поэтому просто необходимо что-то говорить, в том числе и о модернизации. А с другой стороны, если смотреть за предпринимаемыми мерами, то, конечно, речь идет скорее о закреплении достигнутого результата. Если где-то есть какие-то движения в каких-то отраслях, которые можно действительно признать как движение вперед с точки зрения научно-технического прогресса и так далее, то это прежде всего или в сырьевых отраслях или в тех отраслях, где Россия потеряла, я бы сказал, суверенитет свой промышленно-экономический – автомобилестроение, авиационная промышленность и так далее. Поэтому сейчас вопрос надо ставить ребром. Ежели будет социальный процесс, продолжаться расслоение, не имеет закрепление в политической области, это путь не модернизация, а деградация и движение в сторону состояния, которое можно охарактеризовать современным феодализмом. Выход опять же только один - выход в пробуждении активности основной массы общества. Никакими просьбами ни президент, ни какой-то герой из парламента наши проблемы не решит. Только собственное участие в борьбе, в том числе в политической борьбе чего-то поменяет. Сегодня во всех парламентах всех субъектов вместе взятых мы с вами одного-двух рабочих может быть найдем, а то и вообще не будет. Вот и вся характеристика сегодняшнего общества и так называемой элиты, которая то о стабилизации говорит, то об инновациях, то о модернизации, а все сводится к одному - расслоение и закрепление этого расслоения.

Владимир Кара-Мурза: Андрей Савельев, бывший депутат Государственной думы, председатель незарегистрированной партии "Великая Россия", хотел бы услышать констатацию факта провала либеральных реформ.

Андрей Савельев: Я не жду никаких новых инициатив, в принципе, я думаю, что все инициативы президент Медведев обозначил в своих предшествующих выступлениях. То, что хотелось бы услышать мне - это просто честное признание того, что либеральные реформы за 20 лет полностью провалились, что правление Путина было катастрофичным. Я бы этого ожидал, но я не верю, что подобное возможно. Потому что у нас пока в высших эшелонах власти приоритет отдается не интересам страны и не честному разговору с гражданами, а каким-то закулисным интересам, интересам олигархических группировок. И я думаю, что эти группировки держат за язык не только президента, но и вообще всю высшую власть в России. Поэтому никаких грандиозных событий в очередном послании президента Федеральному собранию я не ожидаю, все будет очень спокойно. Хотя следующий год, видимо, будет очень бурным, поскольку раскол во власти все более очевиден. Вероятно, будущие выступления Медведева будут более жесткими.

Владимир Кара-Мурза: Предвидите ли вы возможную борьбу за власть между различными группировками, раскол политический?

Илья Яшин: Я хотел, во-первых, прокомментировать слова господина Савельева о провале либеральных реформ. Хотелось бы понять.ю где он там увидел либеральные реформы в деятельности Путина, Медведева, по большому счету и Ельцина. Что такое либеральные реформы? Либеральные реформы - это формирование конкурентных механизмов в политике, в экономике. В то же время как политика Путина на протяжение всех 10 лет сводилась к формированию монополии везде, и в политической сфере, и в экономической сфере, сплошные монополии, посмотрите, нас сегодня монополии окружают везде. Поэтому не очень понятно, что господин Савельев имеет в виду, когда говорил о провале либеральных реформ. Может быть в армии либеральные реформы, где как существовал призыв, так и существует. Просто не очень понятно, где он увидел либеральные реформы. Хотелось бы, чтобы может в следующий раз он это пояснил. А что касается возможного грядущего раскола в элитах, то очевидно, что есть некоторые трения между окружением Путина, окружением Медведева. Есть панический страх бизнеса, в том числе части крупного бизнеса, я не беру в расчет тот бизнес, который возглавляют путинские друзья-олигархи, типа Сечина, типа Дерипаски, но часть бизнеса очевидно напугана перспективой возвращения Путина во власть. Потому что даже у друзей путинские олигархи, путинские генералы отбирают бизнес, и можно, например, вспомнить вполне лояльного действующей власти Евгения Чичваркина, который выступал на форумах "Единой России", но это его не спасло, пришли силовики и бизнес его отобрали, Чичваркин был вынужден в избежание ареста уехать в Лондон. Поэтому есть, выражаясь терминологией Тюлькина, определенные классовые прослойки, которые опасаются возвращения Путина к власти и очевидным образом заинтересованы в том, чтобы Медведев сохранял президентский пост.
Медведев, судя по всему, тоже хочет, заинтересован, ему нравится быть президентом. Но на сегодняшний день все идет к тому, что последнее слово будет за Путиным. На сегодняшний день складывается такое ощущение, что если Путин захочет вернуться в Кремль, то никто не сможет ему помешать. Поэтому я убежден, что главная задача оппозиции абсолютно всех спектров на сегодняшний день - это недопущение сценария возвращения Путина в Кремль. Надо прикладывать все усилия к этому, надо выводить людей на улицу, надо пытаться растрясти общество, надо объяснять людям, что означает приход Путина на президентский пост снова. Это означает крупномасштабный застой с последующим вполне вероятным кровавым финалом, с развалом страны. И в этом смысле нам надо искать пусть временных, пусть самых неожиданных союзников, но это крупная задача, которую нам всем предстоит решить - депутинизация России.

Владимир Кара-Мурза: Разделяете ли вы то мнение, что главная задача непримиримой оппозиции - это недопущение возвращения Владимира Путина в Кремль?

Виктор Тюлькин: Нет, конечно. Какая разница простому трудящемуся человеку? Был Ельцин, стал Путин, вместо Путина пришел Медведев. Ну и что? Тенденции одни и те же и с точки зрения продолжения роста классового расслоения, и с точки зрения уменьшения прав обыкновенных граждан во всех сферах, и в области трудового права, и в политических правах урезается. Поэтому два сапога пара. И более того, этот спектакль, который очень часто разыгрывают политики не только в России, чтобы народ вертел головой: Путин - Медведев, Медведев – Путин, власть по большому счету диктуется интересами правящего класса. И если этому классу понадобится пожертвовать кем-то, Путиным или Медведевым, пожертвует, сбросят и найдут повод, распишут сценарий и так далее. Неужели недостаточно наглядная картина с заменой того же московского мэра. Убрали Лужкова, который до сих пор был героем, хорошим, основателем, кем угодно. Ну и что? Руками Медведева поставили ставленника Путина. Ажиотаж, обсуждение, эфирное время, газетные полосы. На одной стороне интересы капитала, на другой стороне интересы людей труда. У нас за прошлый год ни одна забастовка не была признана судами законной. Это о чем говорит? У нас что, ситуация в социальном плане, в промышленности лучше, чем в Португалии, во Франции? И Путин, и Медведев в первую очередь зажимают горло простым, непородистым, которые в цехах, в бригадах, у станков. Вот о чем речь идет, об их правах надо думать и заботиться, и только они способны действительно перевернуть ситуацию, бороться с коррупцией, все остальное многие страны проходили и всем известно. Если средняя зарплата медведевских чиновников 60 тысяч рублей, в то время на хороших предприятиях по 20 тысяч получают рабочие, о чем речь? Класс, который растет, который укрепляется, который живет за счет паразитизма своего.

Владимир Кара-Мурза: Сергей Удальцов, координатор "Левого фронта", соучредитель партии "РОТ-Фронт", опасается замалчивания острых социальных проблем.

Сергей Удальцов: В своем послании президент Медведев обязательно должен затронуть социальные аспекты модернизации. То есть сегодня, говоря о модернизации, нужно обязательно задуматься о том, как реально поднять уровень жизни населения. Несмотря на все усилия последних лет, в целом уровень жизни в России остается очень низким. Низкие зарплаты, отсутствие серьезных социальных гарантий, массовые нарушения трудовых прав, особенно в последнее время инициатива крупного бизнеса по дальнейшему усиления гнета на рабочих, трудящихся, в частности, предложение увеличить продолжительность рабочей недели, снизить гарантии и права профсоюзов, все это звенья одной цепи. И поэтому, говоря о модернизации, необходимо, конечно, четко обозначать те шаги, те действия, которые будут направлены на улучшение уровня жизни граждан, на поднятие благосостояния, на укрепление реальных социальных гарантий. Все это должно быть обязательно в послании президента. Если этого не будет, то говорить всерьез о том, что модернизация направлена на благо граждан России, будет просто невозможно.

Владимир Кара-Мурза: К нашему разговору подключился депутат Государственной думы Анатолий Евгеньевич Локоть, первый секретарь Новосибирского обкома КПРФ, член думского комитета по вопросам местного самоуправления. Каких вы ждете завтра откровений от послания президента Федеральному собранию?

Анатолий Локоть: Вы знаете, может быть я сильно наивный человек, но я все время жду очередное послание прежде, чем будут ставить очередные задачи, какой-то анализ хотя бы ситуации и отчет, если не отчет, то по крайней мере, анализ того, что сделано после прошлого послания. Мы помним, какие задачи были поставлены в прошлом послании. Прежде всего было такое революционное направление обозначено, как модернизация. Вот что в этом сделано и что предполагается дальше делать, вот это хотелось бы понять. Потому что возлагались очень большие надежды, выход из кризиса, новый бюджет, какие-то новые приоритеты, новые технологии. На мой взгляд, на взгляд КПРФ, ничего в этом направлении не сделано. Бюджет отставания, бюджет сырьевой зависимости принят только что Государственной думой и в этом плане, мне кажется, прорывного ничего не делается, кроме ритуальных танцев, извините за такое сравнение, вокруг Сколково, ничего в этом плане не происходит. Поэтому хотелось бы сначала услышать вот этот анализ сегодняшнего состояния и перспектив выхода из кризиса. Потому что министр финансов Кудрин, отвечая на наши вопросы, сказал о том, что до 15 года никаких прорывов в реальном секторе экономики ожидать не приходится. Но тогда как же быть? Тогда расходятся те задачи, которые ставит президент, и то, что реально реализуется правительством. Прежде всего это хотелось бы услышать.

Владимир Кара-Мурза: Эдуард Лимонов, председатель исполкома партии "Другая Россия", не питает иллюзий относительно нынешних обитателей Кремля.

Эдуард Лимонов: Я не жду ничего от президента, он уже два года у власти, мог бы давным-давно сказать, что он хотел. Основная проблема, что власть остается в одних руках, ни Медведев, ни Путин не хотят ее упускать из рук, и отсюда все, если не решается в России проблема власти, значит ничего не решается. Могу себе представить Россию с Химкинским лесом, без уплотнительной застройки, без кукурузины в Петербурге, но все же государство остается авторитарным, патерналистским и власть находится в одних руках. Пока не будет власть переходить из рук в руки, никакие частные ошибки и неловкости ничего не спасут.

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, может ли демонополизировать монополию власти организационное оформление либеральной оппозиции, о котором вы говорили?

Илья Яшин: Я думаю, что демонополизировать ситуацию может в первую очередь конкуренция на высшем политическом уровне. Если Медведев и Путин выдвинут свои кандидатуры на президентские выборы одновременно - это будет означать демонополизацию, возвращение в страну политической конкуренции. Потому что разные элиты будут ориентироваться на разных кандидатов, разные телевизионные каналы будут ориентироваться на разных кандидатов, разные политические силы будут ориентироваться на разных кандидатов. С одной стороны это, а с другой стороны даст возможность для маневра оппозиционным кандидатам, как с левого фланга, так и с правого фланга, и демократам, и социалистам, и националистам. Это будет означать возрождение собственно публичной политики в стране, которая обанкротилась. В этом смысле легализация части либеральной позиции или полностью ее не изменит ситуацию кардинальным образом. Это будет означать новые политические реалии, но если в нынешнюю политическую систему будет встроен либеральный проект, кардинальным образом это ничего не изменит. Может появиться какая-то маленькая фракция в Государственной думе, могут быть достойные люди, умные, с либеральными ценностями, условное "Правое дело" или "Яблоко" может получить несколько мандатов. Это, наверное, было бы неплохо. Но с точки зрения перспектив реформирования политической системы это не дало бы никакого результата. Поэтому нужны крупные масштабные политические реформы. Помните, как анекдот построечный советских времен: на конкурсе анекдотов победил сантехник Иванов, который сказал, что вам нужно не кран менять, а всю систему.

Владимир Кара-Мурза: Рассчитываете ли вы услышать в тексте завтрашнего послания какие-то намеки на возвращение в Россию публичной политики?

Виктор Тюлькин: Намеки и слова могут быть сказаны, но реальных дел от слов и намеков мы не ждем. Продолжая тему предыдущего вопроса, я бы сказал так, что развивать некий плюрализм на правом фланге, допустив какую-то партию, "Яблоко" или еще одну правую или создать еще одну самую справедливую – это опять известный технологический прием. По-настоящему речь идет об одной действительно модернизации, которая может внести какое-то обновление в российскую политику и привести к каким-то сдвигам, а именно выход на политическую сцену, на арену политической борьбы широких трудящихся масс. К сожалению, сегодняшняя КПРФ, которую Анатолий Локоть представляет, это функцию не выполняет. Оппозиция парламентская, на словах, в лучшем случае критика. Почему нет анализа? О чем речь? Поэтому действительно серьезный модернизационный проект в России политический сегодня только один, называется он создание партии Российский объединенный трудовой фронт, и мы будем продвигать, и мы его продвинем для того, чтобы влиял на политику. Это наша ближайшая задача, мы ее выполним.

Владимир Кара-Мурза: Как по-вашему, способен ли Кремль вернуть в российскую политическую жизнь плюрализм и реальную конкуренцию?

Анатолий Локоть
Анатолий Локоть:
Я рад слышать своего товарища Виктора Тюлькина, узнаю его интонации бодрой критики в адрес КПРФ, все это понятно. Все-таки тема сегодня у нас не действия КПРФ, а насколько понимаю, сегодняшняя политическая система. Я не думаю, что можно реально ожидать каких-то сдвигов серьезных, не будет никакой конкуренции между Путиным и Медведевым. Все, о чем говорится, чего боится московская номенклатура, соперничество вот этих двух сегодняшних фигур, тяжеловесов политических, этого ничего не будет. Потому что, на мой взгляд, есть некие договоренности, есть правила игра, которые строго соблюдаются как той, так и другой стороной. Всерьез говорить о плюрализме не приходится. Есть хороший либеральный добрый президент, и есть жесткая политика правительства, премьера, вот весь баланс, на чем держится политическая система. Но какой плюрализм можно ожидать, если только что в Государственной думе приняты поправки к закону о проведении массовых мероприятий, он более сложно называется, я так называю, где ужесточаются требования к проведению массовых мероприятий, пикетов, митингов, то, что происходит сегодня на улице.

Владимир Кара-Мурза: Будете слушать в полдень послание президента Медведева?

Илья Яшин: Да, я рассчитываю послушать. Но не ожидаю никаких особых откровений. Я считаю, что как человек, активно занимающийся общественно-политической деятельностью, должен быть в курсе о том, что говорит президент, но сомневаюсь, что в два часа дня после того, как президент закончит свое выступление, я осознаю некую новую истину. Это важно послушать, но никаких откровений не жду.

Владимир Кара-Мурза: Знаю, что вы не ходили в Кремль, но будете каким-то образом слушать, следить за президентским посланием президента?

Виктор Тюлькин: Для того, чтобы сразу же комментировать и переводить на нормальный язык те умствования, которые подготовят президенту его спичрайтеры. Я думаю, что могу вам посоветовать, вы можете сегодня начинать обзванивать депутатов или представителей партии власти, и они сегодня, не слушая послания президента, вполне способны высказать хвалебные отзывы, даже восхищение по поводу завтрашнего послания. Заметьте, как они похожи эти отзывы одни на другие, независимо от того, кто выступает - Ельцин, Путин, Медведев теперь в этом году или в прошлом.

Владимир Кара-Мурза: Как вы считаете, могут ли быть какие-то судьбоносные инициативы типа продления президентских полномочий, как было на позапрошлом послании президента?

Илья Яшин: Завтра вряд ли приходится этого ждать, не думаю, что будет что-то судьбоносное. Даже по комментариям представителей правящей элиты от президента ждут каких-то намеков. Продолжит ли он тему застоя или то, о чем он обмолвился в своем блоге, останется исключительно материалом для Интернета. Ведь то, что говорит президент в блоге, слышит ограниченная аудитория, несколько десятков, может быть сотен тысяч человек, которые активно пользуются Интернетом. То, что президент будет говорить в послании Федеральному собранию, услышит вся страна. Способен ли президент сказать о застое для всей страны, а не только, условно говоря, для продвинутой Интернет-аудитории. Поэтому не думаю, что завтра стоит ждать судьбоносных решений. Но все-таки хотелось бы, чтобы президент был более-менее смелым.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG