Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Благодаря интернету, этому бесценному подарку информационной революции, я узнал о себе много нового и немало странного. К чему-то я уже привык и не удивляюсь, когда незатейливые шутники рифмуют мою фамилию с тем, что в моей школе вызывало буйное веселье второгодников. Но иногда сетевому автору удается сказать обо мне нечто, останавливающее внимание и не годящиеся для печати. Однако, как ни велика пропасть между простодушием и паранойей, подобные высказывания делает возможным стихия анонимности, покрывающая все грехи и пороки.

Безыменные, как дао, анонимы режут правду-матку и портят воздух свободной беседы. Их нелегко игнорировать, потому что дурное соседство мешает хорошему - все равно что сидеть за столом с пьяными. Еще хуже, что сетевая грубость обесценивает роскошь, как говорил Сент-Экзюпери, человеческого общения. Какой уж тут Экзюпери, когда рядом с думающим собеседником примостился хам, одержимый жаждой публичности и соблазном безответственности. Союз тех же страстей провоцирует тех, кто расписывает стены вокзальных сортиров. Когда не видно, тогда не стыдно. Платон говорил, что человек-невидимка обречен воровать.

Чтобы цивилизовать интернет, надо избавить его от анонимок - считает один из ведущих дизайнеров "Фейсбука" Джулия Джуо, объявившая в "Нью-Йорк таймс" крестовый поход против сетевого хамства. Оно уже признано преступлением во всех 50 штатах, но суд, говорит Джулия Джуо, не панацея. Интернет должен сам себя защитить.

Собственно, это сейчас и происходит. Агентство "Рейтер" объявило, что намерено блокировать анонимные реплики. На технологическом сайте "Гизмодо" вводят предварительное "прослушивание": прежде, чем выйти на публику, кандидатуру утверждает модератор. Еще радикальней идея глобальной аттестации: авторы комментариев оценивают добросовестность друг друга, делая свою оценку доступной всем (это система называется Clout). Ну, и конечно, пишет Джулия Джуо, успех ее компании связан с тем, что в "Фейсбуке" все общаются, подняв забрало.

Эти меры, бесспорно пригодные в свободном мире, лишь отчасти применимы на огромном пространстве между Минском и Пекином, где анонимность часто заменяет демократию и укрывает от репрессивной власти. Немое рабство заведомо хуже даже той свободы, что сопряжена с хамством.

Другое дело, что далеко не всегда нам приходится выбирать из двух зол. Есть ведь и третий путь. Следуя по нему, собеседники выбирают выражения, общаются на "вы" и не забывают представиться. Бескомпромиссный спор не исключает, что доказывает дуэльный кодекс, учтивости. Наоборот, вежливого труднее победить и невозможно игнорировать. Зато грубость, как граната, опасна и для самого хама, лишая его того, к чему он больше всего стремится - общества.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG