Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Есть одна тема, про которую мы все вроде договорились – дети. Мы не можем договориться про демократию, суверенная она или какая. Не можем договориться про особый путь: азиаты мы, скифы или кто. Не можем договориться про экономическую модель: растить ли микрочипы в Сколково, качать ли газ на Ямале. Даже про собственное величие мы и то договориться не можем: Бог его знает – то ли парад на Красной площади устраивать, то ли пенсионеров кормить… И только про детей все согласны. Дети – ценность. Детей надо рожать, растить, любить и обихаживать. С этим не спорит никто.

У меня такое чувство, что в последнее время только и разговоров в России, что про детей. Автора этих строк можно даже не брать в расчет: автор сумасшедший – хватает всякого встречного за пуговицу и давай втолковывать о детях что-нибудь, пока пуговица не оторвется, и получатель информации не обвинит автора в излишней сентиментальности, а также неуместном пафосе.

Про актрису Чулпан Хаматову тоже можно не вспоминать. Она тоже не в себе. Доходит даже и до неприличия: например (прочел я давеча у одного светского репортера) будучи приглашена на гламурную вечеринку, затевает разговор о детях больных раком крови даже там, чем безнадежно (пишет светский репортер) "портит такой прекрасный вечер".

Итак, городских сумасшедших в расчет не берем, оставляя щелкоперам и бумагомаракам рассуждать, пиарятся ли эти сумасшедшие на детях или просто имеют дурной вкус.

Но обратите внимание: пять лет назад вы не только не знали имени уполномоченного по правам ребенка, но даже и не знали, что он существует. Теперь же всякий человек, кроме совсем уж неандертальца, может поддержать разговор о том, кто лучше Астахов или Головань, а съезды уполномоченных по правам ребенка проводятся, как в советское время проводились съезды передовиков производства.

Зайдешь ли в крупный банк – фотографии детей по стенам. Раскроешь ли желтую газетенку – на первой полосе репортаж про изнасилование детей. Придешь ли к исповеди – получишь проповедь о ювенальной юстиции. Несчастный ребенок, погибший в Новосибирске по нерасторопности скоропомощной службы, грозил превратиться в новость номер один и превратился бы, если бы не запретили с самого верха центральным телеканалам этого ребенка даже упоминать – боятся. Тогда как пять лет назад ни одному редактору новостей даже не пришло бы в голову, будто смерть одного ребенка может составлять информационный повод. Убийство в станице Кущевской получило такой резонанс, потому что дети погибли, дети. Всякий, кому не лень, поднимает в теперешней России детей на флаг. Ну и давай размахивать.

Даже и президент. Впервые. Чуть ли не три четверти Послания Федеральному собранию посвятил детям, которых, дескать, надо рожать и растить, потому что дети – безусловная ценность. Казалось бы: кто бы говорил? Тебе надо, ты и рожай. Я понимаю, что график плотный. Я понимаю, что трудно подгадать свободный от государственных дел вечер к овуляции первой леди, но можно же исхитриться как-то. Казалось бы, нечего учить нас многодетных детей рожать. Однако же, президент говорит о детях, потому что, полагаю, дети – единственная тема, консолидирующая нацию.

И вот тут мне хотелось бы добавить ложку дегтя. Я утверждаю: это только кажется, будто в России все любят детей. Это только кажется, будто детей считают несомненной ценностью олигарх и нищий, несогласный и милиционер, антифа и скинхед, юноша и пенсионер…

Беда в том, что у множества людей, разговаривающих о детях – разные концепции детства.

Кто-то считает детей будущей рабочей силой.
Кто-то считает детей будущими гражданами.
Кто-то считает детей будущими солдатами.
Кто-то считает детей людьми с неполной волей.
Кто-то считает детей собственностью.

Что же касается меня, то я считаю каждого ребенка самостоятельной личностью, имеющей безусловное право на жизнь и безусловное право на поиск счастья.

И я никогда не договорюсь с людьми, думающими иначе.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG