Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Киевский политолог Виктор Небоженко - о майдане и налогах


Майдан еще может аукнуться всем, как Януковичу, так и протестантам

Майдан еще может аукнуться всем, как Януковичу, так и протестантам

Для нейтрализации протестов недовольных предпринимателей, отмечают наблюдатели на Украине, власть использовала несколько тактических ходов: президент Янукович вроде бы пошел навстречу мелкому и среднему бизнесу, заставив Верховную Раду внести непринципиальные изменения в налоговый кодекс, а теперь центр Киева блокирован усиленными милицейскими патрулями.

О проблеме налогового кодекса и её влиянии на развитие общественных процессов на Украине рассуждает независимый киевский политолог Виктор Небоженко:

– Внутри налогового кодекса есть сумасшедшие диктаторские полномочия для налоговой, которые создают условия для вседозволенности и вторичной коррупции. Этот налоговый кодекс может аукнуться уже весной, когда появятся первые 10 тысяч пострадавших от него. Реально налоговая инспекция и так дожимала любого бизнесмена, и суды его не прикрывали, если у него не было защиты в вышестоящих органах. Но когда все эти неписаные нормы сведены в единый кодекс - это, конечно имеет символическое значение, ярко выраженного агрессивного характера.

– Верно ли я понимаю, что власть в целом выиграла этот этап противостояния с бизнесменами, с предпринимателями, с теми, кто был не доволен? Янукович вроде бы пошел на уступки тем, кто стоял на площади, но внес не столь значительные изменения, чтобы можно было говорить о коренной переработке документа.

– Все это верно, и власть, конечно, на полную катушку воспользовалась политической тактикой: сначала попить чаек с протестующими, потом наложить вето - а позже, как ни в чем не бывало, взять их и разогнать в четыре часа ночи с использованием 1500 вооруженных милиционеров и спецназовцев. Власть выиграла, но очень жесткими средствами.

– Почему оппозиция не смогла воспользоваться этой ситуацией? Почему ни один из оппозиционных лидеров не смог или не захотел возглавить этот протест?

– Оппозиция все-таки у нас формировалась как часть власти, то есть сегодня мы – оппозиция, а завтра мы – власть. Это сильно расслабляет оппозиционеров. Оппозиция умеет хорошо делать выборы, работать в телевизионном формате, со средствами массовой информации, но не с улицей. Если нет 15 телекамер, то, как правило, никакой оппозиционер не будет сражаться или помогать протестующим. Выборы, которые так легко власть выиграла, и привели к обострению майдана. Если раньше все вот эти требования к налоговому кодексу, к улучшению труда или к ценностям демократии были частью игры под названием "выборы" – местные, президентские, или парламентские – то сейчас выборы не выполнили свою функцию источника снятия социально-политического напряжения, поэтому это напряжение и вылилось на улицу. С одной стороны, Партия регионов полностью контролирует облсоветы и горсоветы, а с другой стороны, в 20 областях страны люди вышли на свои маленькие майданы с акциями протеста, не сорганизовываясь друг с другом.

– На 6 декабря назначена новая акция неповиновения – общеукраинская. Есть какие-то перспективы у нового этапа этих протестов или нет?

– Я думаю, есть. Майдан сформировался, и теперь это будет постоянно действующая площадка для всех видов протестов – экологических, демократических, антикриминальных, политических или экономических.

– Но не может же это быть просто каким-то броуновским движением, кто-то должен это все организовывать. Неужели общественная активность в Украине так велика сейчас, что возможно, чтобы не было этой единой организующей силы?

– Будет затухать, а потом опять появляться, затухать – и снова появляться. А на каком-то этапе произойдет самоорганизация, это естественно. Пока ее просто нет, это точно. Я наблюдал за этим постоянно, я видел, что это действительно выброс протестных настроений, который пытались использовать и власть, и старая оппозиция, но ни те, ни другие не сумели воспользоваться майданом. Разве что внутри правящей элиты "майдан-2" будет использован для выяснения отношений друг с другом, то есть кто больше виноват, кто подставил президента и так далее.

– Как-то изменились отношения в группировке Януковича? Выявились ли какие-то существенные расхождения между президентом и правительством, и премьер-министром Азаровым, который и был посажен Януковичем на эту должность?

– Нет. Скорее другое: внутри нового правящего класса донецких политиков появилось ощущение того, что они могут что-то делать, а кто-то в последний момент возьмет это и отменит. Надо принимать следующий пенсионный кодекс, а депутаты говорят: "А где гарантия, что с нами точно также не поступят? Мы приняли его в жесткой, вульгарной форме, не обращая внимания на протесты оппозиции, нарушая регламент, а завтра президент возьмет и отменит кодекс". Следующий кодекс – земельный – может затронуть очень серьезные социальные и классовые проблемы, но сейчас пока никто не знает, существует ли какой-то общий план, все эти кодексы – это часть реформы или это просто работа кабмина?

– А если я скажу, что кодекс – это средство, которым Виктор Янукович и его группировка будут расплачиваться с крупными предпринимателями, олигархами, которые привели их к власти? Ведь открыто говорилось о том, что этот налоговый кодекс и есть способ заполнения бюджета, латания дыр и расчета с теми людьми, которые вложились в избирательную кампанию партии Януковича. Это правда?

– Я бы сказал еще жестче – это одновременно и кодекс, и сформированная репрессивно-налоговая машина, позволяющая легко лишать собственности любого бизнесмена.

Этот и другие важные материалы из программы "Время Свободы" читайте на странице "Подводим итоги с Андреем Шарым"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG