Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Николай Былков из Хабаровска высказывается об очередном послании президента Медведева Государственной думе: «Пустой звон, как и от его предшественника. Не пойму, что нужно этой долбаной власти, чего им не хватает, чтобы поставить страну и народ на правильный Путь. Народ хороший, богатств навалом, всё есть для развития. А они только врут да воруют, врут да воруют. Чего им надо? Научились бы сами законы выполнять, а то наплодили огромную касту неприкасаемых, начиная с Ельцина и его Семьи. Все должны быть равны перед законом. Просто играют с народом в "очко" краплёными картами, да и правила меняют, когда выгодно им».
Многого им не хватает, Николай! Совесть, наверное, можно даже вынести за скобки, как такое слагаемое, что само собой разумеется. А дальше... Не хватает знаний и умений, смелости и уверенности в себе. Не хватает людей, способных делать дело, снизу доверху не хватает. Режим испытывает серьёзный кадровый голод. Взять то же президентское послание. Оно плохо составлено, плохо написано, как и всё, что выходит из правительственного, президентского и думского зданий. О таких писателях Чехов говорил: пишет, сукин сын, как холодный в гробу лежит. Значит, в этих зданиях нет людей, способных как следует водить пером по бумаге. Послушайте, как говорят идеологи путинизма, почитайте, как они пишут. Ни одного не только талантливого, но мало-мальски способного, яркого человека. В думе ни одного оратора, кроме Сына Юриста, да и тот молчит, а где им и быть, как не там. Серость… А больше всего не хватает согласного, осмысленного, организованного народного напора на эти здания. Не пришло, значит, время.

«В России девяностых для иного развития событий не было достаточных оснований, если вспомнить принцип Лейбница, - пишет господин Магарил. - Массовый человеческий материал обладал ничтожным культурным капиталом. На мой взгляд, немногочисленной либеральной интеллигенции сегодня следует сосредоточиться на воспитании высокообразованной и ответственной элиты, которая могла бы вести Россию. Естественно, шансов немного, можем не успеть: до очередного распада государства времени, вероятно, не так много. Однако, модернизировать массовое сознание не успеваем заведомо. Три четверти россиян - либо носители архаических ценностей и представлений, либо примыкающие к ним. Идеи демократического обновления общества поддерживают около семи процентов. Необходимость личной политической активности осознают десять процентов. Тридцать процентов считают в принципе ненужными политические партии и парламент. Социальная база объявленной модернизации - в основном, средний класс.
Это, по самым оптимистическим оценкам, не более двадцати процентов населения. Сергей Магарил».
Легко сказать: сосредоточиться на воспитании высокообразованной и ответственной элиты. Для этого учебные заведения огромной страны должны оказаться в руках высоколобых и благомыслящих единиц. Хотя бы высшие учебные заведения… Хотя бы первая десятка их… Взять-то их они, высоколобые единицы, возьмут, да кто им даст? И как можно было бы открыто готовить просвещённых демократов и либералов, современных сынов отечества при недемократическом политическом режиме?

Письмо о выборах по-российски: «В конституции есть статья, согласно которой «государственная власть в субъектах Российской Федерации осуществляется образуемыми ими органами государственной власти». Сравнил её с нынешним президентским назначением губернаторов. Законодательное собрание субъекта представляет ему на выбор трех кандидатов. Он решает, кого хочет. Если это назвать выборами, то на них голосует один избиратель со стороны, не имеющий отношения к данному субъекту, законодательное собрание субъекта разыгрывает роль, привычную нашим избирательным комиссиям – фильтрует кандидатов. Чувствуя неприглядность такой игры в демократию, ввели утверждение законодательным собранием президентского выбора. Вроде последнее слово за собранием. Но и тут не удержались – если оно трижды не согласится, его распускают. Вот тебе и «образуемые ими»! Игра в поддавки, лицемерие, возведённое в закон. А Конституционный суд большинством не усмотрел противоречия. И ведь не дураки там сидят, просто трусы. Кроме того, это выборы не прямые, а ступенчатые. И не равные – голос одного решает все, а прочие избиратели ни при чём. Сталин делал проще, не мудрил. Выборы – всеобщие, равные, прямые, при тайном голосовании. Просто в бюллетене – один кандидат. Несогласные смаковали анекдот. Сотворил Бог Еву, вызвал на ковёр Адама и сказал: «Выбирай себе жену!» И это были первые в истории истинно демократические выборы».
Из этого письма видно, что возмущает людей больше, чем произвол. Ясно, что. Лицемерие.

Пишет Владимир из Харькова: «Увы, слушать радио для слушающих уже давно нет возможности, как ни крути настройки приемника. Везде дебильная развлекаловка. Бывая на Родине, в России, удавалось иногда поймать, но в Харькове, увы, ничего не слышно. Научно-технический прогресс, кажется, играет с нами скверными шутками. Да и государство настроено на увеличение количества церквей, а не библиотек». По-моему, это сказано для красного словца – для обличительного красного словца. Мы, грешные, часто себе это позволяем по поводу и без повода. Отводим душу… Даже о российском государстве нельзя сказать, что оно хотело бы видеть больше церквей, чем библиотек, а об украинском и подавно.
Строго говоря, ни в России, ни в Украине мы не видим государства в общепринятом смысле слова. Существуют отсеки управленческого аппарата, приватизированные их руководством. Министерства, ведомства, всевозможные службы, Госдума, Верховный Совет, президентские администрации. Личный состав этих учреждений занят устройством собственных дел. Государственную линию в отношении чего бы то ни было различить не так просто. Определённо можно сказать о трёх вещах: о цензуре, выборах и об оппозиции. Цензуре – да, выборам – нет, оппозиции – тоже нет. Эти три линии проводятся более или менее чётко. В России – более, в Украине – менее. Всё остальное никого наверху не интересует – сколько будет церквей, сколько – библиотек. Пусть ни одной, пусть сколько угодно - всё едино. Если говорить с известным перехлёстом, тоже – для обличительного красного словца, то и Россия, и Украина – это в данном случае две большие загадки. Государства нет ни в России, ни в Украине, а страна Россия есть, и страна Украина есть.

«Россия давно уже не представляет собой страну с одинаковым населением, - пишет господин Борн, напрашиваясь на вопрос, когда Россия представляла собой страну с одинаковым населением. - Только на северо-западе русские сохранили свою национальную подлинность. За годы советского государства Россия разделилась на три части. Первая - это Северо-Запад с Ленинградской, Псковской, Новгородской и Вологодской областями, а также Карелией. На юге, включая Москву, и на востоке существуют области, ничего не имеющие с подлинным русским самосознанием. Всё, что лежит восточнее Уральских гор, - это область людей, которые превратились в людей восточных. Южные и восточные области враждебны нам, северным русским, сохранившим свою подлинную русскую душу. Они разрушают нашу страну. Нам следует завоевать свою независимость. Мы, русские из северных районов, должны сохранить нашу подлинность даже ценой отделения от остальной части. В этом наше будущее», - уверен господин Борн. Такие теории, какую мы от него услышали, не рассчитаны на проверку. В глазах своих создателей это аксиомы, а не теоремы. Что значит «остатки русской цивилизации»? Что значит «подлинная русская душа»? Что значит: враждебный Северо-Западу Юг России? В чём проявляется эта враждебность? Факты, подробности, доводы – вы их не получите. Не знаю… Наверное, я не должен был оглашать это письмо: от него попахивает разжиганием розни. Только какой? Обычно имеется в виду межнациональная, а тут получается внутринациональная. Ерунда какая-то, хотя мечта о русском Северо-Западе как отдельной стране существует уже не одно десятилетие.

Прислали оживлённый, резкий интернетный разговор о современной русской охоте к перемене мест. Одни говорят: охота огромная, большинство хотели бы навсегда покинуть страну, дожить на Западе, многие энергично готовятся это сделать. В выражениях не стесняются. Читаю:
«Восемь из десяти моих знакомых при первой же возможности уедут из России, если появится такой случай. Из них пять не ждут случая, а уже делают всё, чтобы найти способ покинуть страну навсегда. Девять из десяти русских, приехавших из азиатских республик, разочарованы в России и почти сто процентов строят планы переехать в цивилизованные страны, считая Россию промежуточным пунктом - подкопить денег, набраться опыта работы, повысить квалификацию и свалить», - говорится в письме. В другом письме – нечто противоположное: «Вижу стройки, оживленное движение транспорта, очень даже прилично одетых людей на улицах и очереди за покупкой автомобилей. Вы, очевидно, в подвале обитаете? Ну, так выберитесь на белый свет». В ответ тем, кто утверждает, что три четверти трудоспособных россиян хотели бы уехать из страны, приводятся американские данные. Из отчёта Института Гэллапа следует, что Россию хотели бы покинуть одиннадцать процентов опрошенных. Украину – пятнадцать, Белоруссию – двадцать. Не буду ничего говорить об этих цифрах. Скажу о другом. На Западе мало русских рабочих. Учёные, инженеры, студенты – эти есть, этих много, этих всё больше. А рабочие… Рабочие, в основном, украинцы. Учёные с Украины, инженеры, студенты тоже есть, их тоже немало, но рабочих значительно больше, и дурака они не валяют – трудятся. Вопрос: почему рабочих-украинцев в странах Евросоюза много, а русских рабочих мало? Один ответ лежит на поверхности. Это географический ответ. Россия дальше от Запада, чем Украина. Украинцы, в первую очередь – западные украинцы, и сто лет назад смело и охотно, хоть и вынужденно покидали свои края в поисках заработка. Русские – тоже, но двигались они не на запад, не в Америку, а на восток, в Сибирь и далее. Второй ответ – в русской натуре. Русский более тяжёл на подъём. Он не любит без крайней необходимости менять свою жизнь, что-то предпринимать, дерзать, рисковать. Он больше прислушивается к своему сердцу, чем к разуму, а сердце ему говорит: «Чужбина есть чужбина. Мачеха» (это я цитирую). Приходится вспомнить и слово «обломовщина». Обломовщина – это лень, сонливость, вялое отвращение к новизне. В семидесятые-восьмидесятые годы девятнадцатого века некоторым деятельным людям казалось, что обломовщина скоро пройдёт. Свои надежды на прилив русской бодрости они связывали со свободой: крепостничество ведь осталось позади, всё в России пришло в движение. Всё пришло в движение и в наше время, после революции девяносто первого года… Всё, да, оказывается, не всё…

В одной из предыдущих передач прозвучало письмо от Виктора Кушнерёва, владельца строительной фирмы. Мне от него досталось за то, что я, по его мнению, приукрашиваю мир капитализма, сам же он был бы рад возвращению социализма с государственным планированием, контролем и регулированием хозяйственной жизни. Я не понял, правда, видит ли он себя при этих порядках владельцем строительной фирмы, то есть, частным предпринимателем,
или был бы рад отдать её государству и остаться в роли начальника на окладе с тринадцатой зарплатой. Читаю один из откликов на письмо господина Кушнерёва: «Один знакомый мне предприниматель, поработавши и неплохо заработавши в Украине, решил уехать работать во Францию, организовал там малое предприятие, но через год вернулся и стал продолжать работать в Украине. Главная претензия к Франции у него была в том, что малое предпринимательство там может приносить денег столько же, сколько и работа по найму, а это его не устраивает - ему приятно нанимать работников на правах рабов... Продолжу по поводу Кушнерева. "Хочу заметить, - пишет он на «Свободу», - что никогда не был приверженцем коммунистической идеи, но сейчас, будучи владельцем строительной фирмы, всё же осознал, что в плановой экономике, государственном регулировании и социализме нет ничего плохого"… Неизвестно был бы или не был бы товарищ владельцем строительной фирмы при плановой советской экономике, но слюни от предвосхищения распила бюджетных денег у Виктора потекли. Вот и вся предприимчивость владельца строительной фирмы - рабов побольше и заказ государственный, и у него все будет в шоколаде, и железный в этой ситуации просто необходим, а то разбегутся работники по заграницам, зарплаты приличные получать станут, слухи пойдут - как их потом заставить у себя на фирме работать за еду. Вот она, суть бизнеса по-Кушнеревски, вот поэтому им бельмом на глазу все эти Америки с Европами. Извиняюсь, конечно, за столь эмоциональный комментарий, но достали все эти брехуны от коррумпированного бизнеса, разыгрывающие карту прекрасного прошлого. Ну, бог с ним, с владельцем фирмы (возможно он выдуманный Стреляным персонаж, а я тут разошелся)».
Видите, господин Кушнерёв, народ не совсем уверен в вашем существовании. Может быть, вы напишете пару строк в подтверждение своего наличия в мире сём? Хотя вряд ли от этого уменьшится число людей, которые привыкли ничему не верить и в то же время ни в чём не сомневаться. Я рад, что слушатели «Свободы», кажется, легко разобрались в природе социалистической мечты мелкого российского бизнеса – части мелкого российского бизнеса. Он хоть и частник, а до общественного пирога такой же охотник, как и все, кто когда-либо его вкушал (пусть и вприглядку). Об этом пишет и наш слушатель Александр: «Люди воспроизводят усвоенный стиль жизни. В начале девяностых, когда всё кончилось, люди упрямо куда-то ходили, как бы на работу, возвращались, смотрели телевизор и т.д. Так же воспроизводился и старорежимный, дореволюционный стиль жизни. И плотины, и заводы, и танки, и ракеты, и всё, всё, всё было создано носителями старорежимного стиля, а когда они окончательно исчезли, остался новый советский человек, тогда всё и кончилось. Вот теперь и властвует новый советский стиль, который по недоразумению называют капитализмом».

«В районном центре Киевской области на конечной остановке маршрутки собралась толпа пассажиров, - пишет госпожа Иванова. - Внимание всех привлекал молодой человек. Он был аккуратно пострижен, красиво одет. Паренек сидел на краю длинной лавки и грыз семечки. Я смело подошла к скамейке, подняла мобилку над его головой и сделала несколько снимков. Он вскочил со словами: "Что вы делаете?" Я сказала ему, что работаю внештатным фотографом от Украины в журнале "Экология и города Европы". Мол, в журнале есть рубрика о чистоте и отношении к ней горожан. Толпа молча уставилась на меня. "Ой, не нашли другого места! Посмотрите, что делается вокруг. Какие горы мусора везде!" - ответил паренек. "Спасибо, - говорю, - за подсказку, но вы опоздали с советом. Все уже давно зафиксировано. Но, согласитесь, что такая сцена особенно впечатлит европейских читателей. Журнал-то издается в Вене». Тут подошел автобус, все бросились к дверям, а молодой человек куда-то исчез. Через пару минут мы выехали на дорогу, и тут из переулка выбежал этот паренек. Он держал огрызок веника и картонку. Увидев меня у окна, весело заулыбался, показывая, что идет подметать. Я, в свою очередь, достала мобилку и скрестила пальцы, давая понять, что сотру снимки. Он дружелюбно закивал головой, а я приветливо помахала ему, и мы расстались довольные друг другом. "Вот так и надо с ними, раз сами не понимают!" - высказался кто-то из пассажиров. "А, чего ж вы молчали?". В автобусе началась бурная полемика о воспитании молодежи».
Спасибо за письмо, госпожа Иванова. Недавно я был в Вене. Такого мусора на её улицах не видел за все двадцать лет наблюдений. Полемика о воспитании австрийской молодёжи там тоже идёт, но не очень бурная. Несколько живее обсуждают, что делать с пришельцами и их детьми, чтобы они меньше мусорили и лучше учились и работали. Правда, обсуждают это больше на кухнях.

«Научился многое не впускать в душу, - читаю следующее письмо. - Было возмущение, потом улеглось. Оформился предпринимателем. Имею лавку на рынке в Севастополе. Недавно пытались купить товар за фальшивые деньги два молодых крепких парня. Я взял купюру и на ощупь, затем на просвет опознал как фальшивую. Увидев удаляющиеся спины фальшивомонетчиков, звоню в милицию. Там говорят: «У вас деньги целые? Чего же ещё вам надо?». Гересь или Гресь, я не расслышал. Я продолжал настаивать: хочу сделать заявление. Отвезли меня в Балаклавский райотдел. Молодые люди в штатском начали меня оскорблять матерными словами, пугать налоговыми органами, чтобы я не отвлекал их от трудов праведных. Поскольку жена была свидетелем моего отъезда, это, думаю, меня и спасло от физической расправы. Написал два листа, указал приметы. С трудом вынудил сообщить мне номер моего зарегистрированного заявления - ЖУИ № 830 от 11 ноября. Впоследствии узнал, что в соседней лавке всё же сбыли сотню фальшивых гривен. Но женщина-продавец никуда сообщать не стала. Меня согревает мысль, что я вовремя вытолкнул двух дочерей в Германию. Теперь они учатся там в университетах. Мечтаю, чтобы они никогда сюда не вернулись. Потому что это только штрих нашей жизни в Украине».
Иногда мне очень хочется быть оптимистом. Вот и сейчас… Оба письма с Украины внушают мне оптимизм. Смотрите. На одной автобусной остановке нашлась одна пассажирка, которая не стала молча смотреть, как молодой человек щёлкает семечки. На севастопольском рынке нашёлся один торговец, который не побоялся привлечь, с немалым риском для себя, внимание милиции к фальшивомонетчикам… Одна – на остановке под Киевом, один - на рынке в Севастополе… Может быть, даже в один день. По моему настроению сей минуты, это немало.

Ещё письмо с Украины, пишет настоятель одного их храмов Московского патриархата: «Патриарх Кирилл приехал и уехал, а расколы в Украине остались. Они реальны и насущны! По всему видно, что каждый год патриарх Кирилл будет приезжать к нам, как на бой, а под старость - как на казнь, потому что Украина бурлит и меняется не по дням, а по часам и, увы, не в сторону благорасположения к Москве. Запущены такие механизмы, которые никто не в состоянии контролировать. Во время очередного приезда патриарха я начал, было, в своей церкви рассказывать о Русском мире. Народ уныло безмолствовал. Это ему надоело, это устарело! Заговорил об украинских проблемах - о, немножко лучше стали слушать. Это ближе. Но, в общем, более чуждой духу народному проповеди я и представить себе не мог. У меня получилось, как у той Фаины Георгиевны Раневской, которая об одном из своих выступлений на партийном собрании сказала: «Говорила долго и неубедительно, будто о дружбе народов!» Люди в своей массе просто живут и все. В церкви их молитва - о семье, здоровье, чтобы не болели дети, об умерших. А Русский мир или Украинский - это что-то из области эфемерного. Храм заполнен только по великим праздникам. Можно ли нас в таком случае назвать народом христианским? Практикующих идейных верующих ничтожное меньшинство. Для воплощения замыслов амбициозных церковных политиков нас катастрофически мало. События происходят непредсказуемо, но по неизвестным нам законам общественной динамики. И загадочно молчит на высотах своих надмировая Тайна - Бог. Кирилл самый нелюбимый патриарх нашего времени. Очень уж выпирает богатство, сила и власть. Народ таких не любит. Он любит сухоньких, скромных, воздержных, таких, как почивший Сербский патриарх Павел… С этими затасканными территориально- политическими притязаниями далеко не уедешь. Люди, чувствуя, что их используют, не верят во все эти Русские миры и славянские ценности. Это отживший ресурс. Украинец по своей сути кулак, куркуль, единоличник, а русский - общинник, коллективист. Полярность! Украинец не пойдет ни на какие приманки и посулы Москвы. Его достало коллективное «счастье». Он потихоньку возвращается к естественной жизни. Жизнь жительствует. Благословим ее!», - заканчивает этот священник своё письмо. Не знаю, как вам, слушатели «Свободы», а мне он очень симпатичен. Хорошие низовые священники всегда знали свой народ. Этот – из знающих досконально. И не только знает, но и думает о том, что знает.
События, говорит, происходят непредсказуемо, но по законам, которые нам неизвестны. Неординарный человек.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG