Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Один день до приговора. Адвокат по делу ЮКОСа отвечает на вопросы в онлайн режиме


Рисунок из зала суда

Рисунок из зала суда

В распоряжении Радио Свобода оказались выдержки из стенограммы судебных прений по так называемому второму делу ЮКОСа. В этих выдержках представлена позиция адвокатов Михаила Ходорковского и Платона Лебедева, которые призвали суд не оставлять без внимания очевидные противоречия обвинительного заключения.

В преддверии приговора, который судья Данилкин начнет зачитывать 15 декабря, адвокат Платона Лебедева Константин Ривкин будет отвечать на вопросы читателей сайта РС.

Итак, в ходе прений адвокаты Ходорковского-Лебедева привлекли внимание суда к наиболее очевидным проколам обвинения.

1. О присвоении обвиняемыми акций дочерних организаций.

Настаивая на том, что гособвинители доказали факт присвоения акций ОАО "Томскнефть", прокуроры одновременно отстаивали и обвинение в присвоении нефти, добытой этой компанией.

Но эти два обвинения исключают друг друга: либо присвоение акций, либо присвоение нефти.

Ровно то же самое можно сказать и об утверждении обвинения о незаконном получении ("захвате") Ходорковским и Лебедевым полномочий по управлению другими нефтедобывающими предприятиями – "Юганскнефтегаз" и "Самаранефтегаз".

Если допустить, что они захватили контроль над этими предприятиями незаконно, то ни о каком присвоении их продукции не может быть и речи уже по одной этой причине.

2. Отказ от ряда обвинений.

В ходе прений прокуроры "скорректировали" обвинение, от которого в начале процесса они клялись "не отступать ни на йоту". В итоге объем "похищенной" нефти был уменьшен с 350 до 218 млн.т. Из инкриминируемого объема были исключены нефтепродукты и нефть, реализованная на внутреннем рынке.

Но при этом в денежном выражении размер "похищенного" почему-то почти не уменьшился, а за два года 2002 и 2003, даже увеличился!

3. Одним из обязательных признаков хищения является его безвозмездность.

Гособвинители утверждают, что "… [доказательства] подтверждают вину подсудимых в практически безвозмездном переводе нефти ОАО "Юганскнефтегаз", "Самаранефтегаз" в собственность подконтрольных им структур…"

Но в постановлении о привлечении Ходорковского и Лебедева в качестве обвиняемых эта "практическая безвозмездность" оценена в 400 с лишним миллиардов рублей (т.е. в сумму, сравнимую с бюджетом г. Москвы), которые были выплачены этим предприятиям по договорам за поставленную нефть.

Прокуроры утверждают, что с нефтеперерабатывающими предприятиями заключались договоры купли-продажи нефти, в которых якобы указывалась цена, которая "не обеспечивала полного возмещения реальной стоимости нефти, что и указывает на безвозмездный характер ее изъятия".

Но договоров купли-продажи нефти с нефтеперерабатывающими предприятиями не было ни одного – заводы нефть не покупали! Соответственно анализировать прокуроры должны были не какую-то никому неведомую "реальную" стоимость в несуществующих договорах, а фактическую стоимость нефти – то есть затраты на её производство.

Но и это не все. Гособвинителями подтверждено, что затраты - фактическая стоимость – полностью возмещены, более того – добывающими предприятиями получена прибыль в сумме более 2 млрд. долларов. А это значит – нет никакой безвозмездности и никакой "неравноценной замены".

Что они и подтверждают в другом месте обвинения: "...Материалами дела доказано, что под видом оплаты за нефть в добывающие предприятия поступали денежные средства для обеспечения дальнейшей добычи нефти … Цена за продаваемую нефть устанавливалась … исходя из затрат на добычу"
Таким образом, согласно утверждениям самих прокуроров, в результате "хищения" нефти (т.е. якобы безвозмездного изъятия и завладения ею), совершённого "путём её покупки по "заниженным" ценам", потерпевшие получили выручку в размере сотен миллиардов рублей и прибыль - в размере 2 млрд. руб..

4. Прокуратура заявила, что договоры о продаже нефти не только внешне, но и юридически выглядели как соглашения.

"Юридически" – это значит, что существовало некое "соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей" – именно так о договоре сказано в норме закона. Это утверждение прокуроров означает, что договоры были законными и действительными.

Таким образом, они признали, что хищение путём покупки является их собственным изобретением, не имеющим ничего общего с законом, к тому же изобретением бессмысленным и уничтожающим обвинение в хищении.

5. Выступления прокуроров в прениях содержат множество взаимоисключающих утверждений.

Прокурор Ибрагимова заявила об изменении обвинения за 1999 год в сторону уменьшения объема хищения, которое теперь должно составить 43.563.648,27 тонн на сумму 131.327.438.625,29 руб. Но через пару дней прокурор Лахтин опроверг свою коллегу и вновь огласил прежнюю цифру якобы похищенного в 1999 году - 62.826.527,274 тонн на сумму 191.120.861.145,56 руб.!

Теперь, видимо, суд в совещательной комнате решает, по какому принципу выбрать прокурора, которому следует верить – по должности, половозрастным характеристикам, росту или по жребию.

Другой пример. Прокуроры заявили об изменении ранее предъявленного нашим доверителям обвинения – например, за счет исключения из эпизода "хищение нефти" указаний на присвоение нефтепродуктов, а также объемов нефти, реализованных на внутреннем рынке.

Однако после этого прокуроры ни на копейку не поменяли размеры якобы "легализованного".

7. Одни и те же арбитражные судебные решения, приобщенные к делу, интерпретируются обвинением по-разному.

Прокурор Ибрагимова, в частности, говорила: "...Решениями … судов установлено, что собственником нефти, добываемой "Самаранефтегаз", "Юганскнефтегаз", "Томскнефть-ВНК", является ОАО "НК "ЮКОС"

Она же: "…В решениях арбитражных судов … отсутствуют утверждения о том, что нефть была собственностью ОАО "НК "ЮКОС".

Она же: "…Из … решений арбитражных судов следует, что нефть перешла в фактическую собственность ОАО "НК "ЮКОС", однако юридическим собственником [нефти] … оно не являлось. В действительности нефть принадлежала его дочерним добывающим компаниям"

В первом процессе именно на основе этих вступивших в законную силу судебных решений, которыми ЮКОС был признан собственником не только нефти, но и выручки от её реализации, был сделан вывод о "недоплате" ЮКОСом налогов, что повлекло за собой его банкротство, законность которого оценивает сейчас Европейский суд по правам человека. Эти же факты легли в основу приговоров, на основании которых Ходорковский и Лебедев, а также бывшие сотрудники ЮКОСа и местные чиновники - Гильманов, Анисимов, Марочкина, Бахмина, Карасева, Лубенец, Иванников, Карфидов и др. были осуждены к реальным срокам лишения свободы.

Если суд, вопреки прямым требованиям Закона, проигнорирует или же исказит сущность этого множества решений, то это будет означать дискредитацию всей судебной системы Российской Федерации.

8. О прибыли ЮКОСа и о корыстном интересе.

Еще одна цитата: "Сторона обвинения не оспаривает приобретение таких производственных активов, как "Арктикгаз", Mazeiku Nafta, Rospan International", "Ангарской нефтехимической компании", Transpetrol, "Саханефтегаз", "Восточносибирская нефтяная компания", "Уренгойл Инк.", так как сведения об этом подтверждены исследованными доказательствами и содержатся в отчетности ОАО "НК "ЮКОС". Сторона обвинения не оспаривает, что часть полученных средств была направлена на капитальные вложения и на выплату дивидендов акционерам ОАО "НК "ЮКОС", расходы по приобретению производственных активов, освоение месторождений, реконструкцию производственных мощностей … [это] не противоречит предъявленному … обвинению, а подтверждает его, так как увеличение объемов производства компании … соответствовало их корыстным стремлениям получать все бо́льшую прибыль". …

И далее: "Расходование средств ОАО "НК "ЮКОС" на приобретение акций ОАО "ВНК", ОАО "Юганскнефтегаз", ОАО "Томскнефть-ВНК" и ОАО "Самаранефтегаз"… а также [приобретение] ОАО "Сибнефть" сторона обвинения также не оспаривает, так как эти расходы также подтверждены материалами уголовного дела..."

Таким образом, обвинение подтвердило то, с чем никто и не спорил: в результате "хищения" всей нефти ЮКОС получил и законно распорядился прибылью в размере более 55 млрд. долл., а также выплатил налогов на сумму около триллиона рублей.

Следовательно, в этом деле доказано, что "хищение" привело к получению потерпевшими прибыли, а также, что с похищенного государство удержало налоги, то есть имело долю в "преступном общаке". Прямо как в старом анекдоте: настоящий коммунист платит партвзносы и со взяток.

Некоторые эксперты и раньше говорили, что прокуроры играют на стороне наших подзащитных. И, действительно, в результате ими предъявлено и доказано такое обвинение, на основании которого абсолютно невозможно вынести законный обвинительный приговор.

Вопросы для адвоката Платона Лебедева Константина Ривкина вы можете оставить в качестве комментария к этой публикации. Он будет отвечать на них до 15 декабря.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG