Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Министры финансов Евросоюза отвергли предложение МВФ увеличить созданный в Европе с его участием антикризисный фонд на 750 млрд евро, а также расширить присутствие Европейского центрального банка на рынке европейских гособлигаций. Эксперты неоднозначно оценивают это решение.

Одни аналитики полагают, что в Евросоюзе дополнительных денег уже не так много, а еще меньше – желания вновь ими делиться. Особенно, если речь идет о главных кредиторах ЕС – в первую очередь, Германии. Другие считают, что для ЕС согласиться на расширение фонда будет равнозначно признанию того, что финансовые балансы еще целого ряда европейских стран, после Греции и Ирландии, внушают серьезные опасения. Наконец, третьи уверены, что такое решение стало бы плохим сигналом для долговых рынков, на которых стоимость новых заимствований для целой группы стран Европы повысится еще больше.

Даже при том, что пока денег в европейском антикризисном фонде более чем достаточно, вряд ли столь категоричный отказ в данном случае был целесообразен, полагает сотрудник Немецкого института экономических исследований в Берлине Фердинанд Фихтнер. По его словам, Евросоюз сейчас всячески стремится успокоить финансовые рынки, а это достигается, как правило, значительными денежными резервами, дабы развеять сами опасения возможного банкротства стран Европы, обремененных долгами. И в этом смысле, по мнению Фихтнера, увеличение антикризисного фонда Евросоюзу отнюдь не помешало бы. Тем более, что это не сопряжено пока с какими-либо дополнительными расходами:

– Не исключено, конечно, что кто-то мог бы расценить такой шаг как признание чего-то недосказанного, скрывающего, якобы, истинное положение дел. Тем не менее, в принципе, европейские политики, на мой взгляд, должны были бы дать всем понять, что они готовы на любые необходимые меры ради сохранения экономической стабильности в еврозоне, – говорит Фердинанд Фихтнер.

Министры финансов стран Евросоюза фактически отказались обсуждать и предложения о выпуске единых гособлигаций стран еврозоны, которые исходили, в частности, от Люксембурга и Италии. В этом случае, по сути, финансово состоятельные страны должны были бы собственными деньгами отвечать за своих менее состоятельных партнеров по еврозоне.

Сама идея выпуска единых еврооблигаций подразумевает, что такие страны как, например, Греция или Ирландия могли бы рассчитывать на те же условия заимствований на долговых рынках, что и, например, Германия или Франция. Другими словами, чтобы они получили возможность занимать деньги на этих рынках под гораздо меньшие проценты, чем сегодня, отмечает Фердинанд Фихтнер.

– Но такая "уравниловка" в итоге неизбежно потянула бы в долговую яму и те, и другие страны – со всеми вытекающими последствиями. Не говоря уже о том, что она окончательно лишила бы "проблемные" страны каких-либо стимулов реформировать свою финансовую политику и стремления выбраться из кризисной ситуации собственными силами, – напоминает эксперт.

Помимо увеличения антикризисного фонда, другое предложение МВФ Евросоюзу – расширить выкуп Европейским центральным банком (ЕЦБ) гособлигаций стран ЕС, считающихся "проблемными": Португалии, Греции, Испании и некоторых других. На рынках поговаривают уже об Италии и Бельгии, так как у обеих стран накопленный государственный долг превышает 100% ВВП. За последние месяцы ЕЦБ уже потратил на выкуп гособлигаций ряда стран Европы 67 млрд евро. И ровно неделю назад Европейский банк заявил, что намерен продолжать эту практику, хотя ничего не сказал о возможности ее расширения, как ожидали финансовые рынки. Теперь же и министры финансов стран ЕС не поддержали эти предложения.

Выкуп Европейским центральным банком гособлигаций "проблемных" стран ЕС является вопиющим нарушением действующих правил, это отнюдь не входит в его функции или задачи, уверен президент Баварского финансового центра профессор Вольфганг Герке.

– Главной заботой ЕЦБ является поддержание финансовой стабильности еврозоны и самого евро. Прибегая же к таким мерам, Европейский центральный банк сам уподобляется некоему "плохому банку", одновременно подрывая стабильность евро. Он не имеет права и не должен брать на себя функции, присущие, например, Федеральной резервной системе США, перед которой ставятся совершенно иные задачи, – подчеркивает профессор Герке.

Месяц назад Центральный банк Соединенных Штатов, Федеральная резервная система, объявил о планах выкупа в течение ближайших месяцев гособлигаций США на сумму до 600 млрд долларов. Получателем этих денег станет, естественно, Министерство финансов – как эмитент облигаций.

В условиях, когда процентные ставки по государственным облигациям снижаются, так как их выкупает Федеральная резервная система (ФРС), инвесторам становятся интереснее корпоративные облигации, выпускаемые отдельными компаниями или банками, как финансовые инструменты, способные принести большую отдачу, поясняет научный сотрудник Гуверовского центра Стэнфордского университета в США профессор Михаил Бернштам:

– Соответственно, предприятия и корпорации смогут выпускать больше собственных облигаций, занимая таким образом деньги на рынке у инвесторов, а далее – нанимать новых работников и расширять производство. На это и делается расчет, – считает Михаил Бернштам.

Но в каких бы объемах ни планировали сейчас в США новые стимулы экономического роста, эти меры в любом случае будут проинфляционными. Пока инфляция в США едва превышает 1%. И ФРС в своем заявлении в начале ноября отмечала, что темпы роста цен пока остаются значительно ниже "целевой установки". Таковой в США считается инфляция от 1,75% до 2% в год.

В Европе текущие темпы роста цен уже почти вдвое выше: 1,9% при "целевой установке" Европейского центрального банка – до 2% в год.

ЕЦБ утверждает, что, выкупая сегодня гособлигации отдельных стран Европы, он одновременно изымает с денежного рынка соответствующие объемы наличности. Но о расширении выкупа этих бумаг банк пока не предпочитает не говорить.
XS
SM
MD
LG